Новости

Валентина Матвиенко о выборах, бюджете, пенсиях и налогах
Несмотря на любые экономические сложности, государство продолжит выполнять свои социальные обязательства перед населением. Совет Федерации при этом будет стремиться к тому, чтобы новый бюджет максимально учитывал интересы регионов. Об этом на "Деловом завтраке" в "РГ" говорила председатель верхней палаты парламента Валентина Матвиенко. В течение полутора часов спикер отвечала на вопросы самой разнообразной тематики.

Валентина Ивановна, как вы оцениваете итоги прошедшего Единого дня голосования и явку населения на избирательные участки? Если она вас не совсем устраивает, что можно сделать, чтобы ее улучшить?

Валентина Матвиенко: Думаю, выборы оказались успешными, потому что все кандидаты, исполнявшие обязанности губернаторов, получили серьезную поддержку населения - так же, как и правящая партия "Единая Россия". По сути, это были не только выборы, но и своего рода референдум доверия действующей власти. Такие позитивные результаты можно связать с тем, что в нынешних непростых условиях общество консолидировалось вокруг президента России. Граждане, в том числе на выборах, поддержали тот курс во внешней и внутренней политике, который проводит глава государства. И этот эффект поддержки Владимира Путина, его высокого рейтинга позитивно сказался на итогах выборов.

Конечно, огорчительно, что в ряде регионов притягательная сила избирательного участка под названием "дача" или "грибы" оказалась сильнее, нежели ответственность за исполнение своего гражданского долга. Но винить в этом только избирателей не стоит. Я считаю, что в значительной мере в этом повинны те, кто шел на выборы. Условия были созданы, и кандидатам следовало более активно работать с населением через партии, институты гражданского общества, СМИ, более доступно представлять свои программы. Объективно говоря, не везде была политическая конкуренция, интрига в виде реальной борьбы за пост депутата или главы региона. Тем не менее в выборах участвовало более 60 политических партий, появилось много новых, ярких, интересных лиц. Так или иначе, это результат тех политических реформ, которые проводились в стране в последнее время. И все же, несмотря на значительные изменения, на новый политический ландшафт, в нашем обществе сохраняются стереотипы: мол, от моего голоса ничего не зависит, там уже давно все подсчитали и так далее. К сожалению, пока их не удается разрушить. Без повышения доверия населения к прозрачности выборов, без роста понимания того, что их результат зависит от каждого голоса, добиться очень высокой явки не получится. В этом направлении надо работать и нам, и СМИ.

Кажется ли вам эффективным институт так называемого муниципального фильтра, который был введен несколько лет назад?

Валентина Матвиенко: Сама идея введения такого фильтра, на мой взгляд, правильная. Потому что, во-первых, она повышает статус муниципальных советов. Знаете, участвовать в муниципальных выборах было делом не царским: важно было попасть в Государственную Думу, в худшем случае - в региональный парламент. А если бы партии были представлены во всех муниципальных советах, то у их кандидатов не было бы никаких проблем пройти через этот фильтр. Они сами виноваты в том, что не уделяли внимание муниципальным советам. Уверена, что теперь значимость этих действительно важных органов власти, близких к населению, возрастет вместе с политическим интересом к участию в муниципальных выборах.

И второе. Я в 2003 году избиралась губернатором, когда у меня было 14 оппонентов. У нас была реальная борьба за пост главы Санкт-Петербурга. Среди кандидатов было немало странных людей вроде производителя порнофильмов. Он просто засветился, попиарился, прорекламировал себя. Но это дискредитация выборов, когда такие случайные, а иногда и не совсем психически здоровые люди становятся кандидатами. В этом смысле муниципальный фильтр снижает риск таких "залетных" людей на выборах.

Во время этой кампании было довольно много жалоб. Не смущает ли это вас?

Валентина Матвиенко: Центральная избирательная комиссия заявила о том, что серьезных жалоб, которые могли бы повлиять на итог выборов, не поступило. Это опять-таки результат политических реформ избирательной системы. Во-первых, видеокамеры. Во-вторых, прозрачные урны. В-третьих, наблюдатели от всех партий, доступность для СМИ и так далее. Сегодня, если кто-то и придумает какие-то схемы, они будут у всех на глазах. Наверное, без каких-то жалоб не обойдется. Особенно если речь идет об одномандатных округах, ведь проигравший человек всегда недоволен. Вместо того чтобы самому критично оценить свою работу, он винит победивших оппонентов. Проигрывать, как это принято на том же Западе, надо уметь достойно. Если разрыв между победителем и следующим кандидатом не полпроцента, а десятки процентов, то о чем тогда говорить?

Один процент у Ярмольника, вот он и переживает, пресс-конференции дает... В связи с этим вопрос по Москве. Была Болотная площадь. Были выборы мэра. Казалось, оппозиция уже видела себя в Мосгордуме, считала, что без пяти минут там. И вдруг... Москва - либеральный город, а в парламенте в итоге от оппозиции, "Яблока" например, никого нет. Что случилось? Не озадачили вас итоги выборов в Москве?

Валентина Матвиенко: Нет, абсолютно не озадачили. Я знаю, как серьезно Мосгордума готовилась к этой кампании. Она не побоялась принять закон по выборам в Думу по одномандатным округам. По сути, это выборы глаза в глаза с населением, и конкуренция была высочайшая. Поддерживали тех кандидатов, которые работали не день или месяц, а целый год: встречались с гражданами, изучали их проблемы, подробно рассказывали о своих программах. Поэтому дело в самих кандидатах. Они должны были найти общий язык с избирателем, чтобы тот их услышал. Реальный диалог глаза в глаза. Кто как поработал, такой результат и получил. А просто прикрываться общими декларациями, лозунгами - сегодня это уже не проходит. Особенно по одномандатной системе.

Валентина Ивановна, давайте перейдем к экономическому блоку. На этой неделе, вероятно, решится интрига с налогом с продаж. Как Совет Федерации относится к его возможному введению?

Валентина Матвиенко: Совет Федерации настаивает на том, что необходимо менять концепцию межбюджетных отношений. Почему? Потому что мы беспокоимся за состояние региональных бюджетов. Вся основная жизнь - образование, здравоохранение, социальная политика - проходит в субъектах. Местные власти должны иметь достаточно ресурсов для гарантированного исполнения социальных обязательств. Раньше налоги распределялись так: 40 процентов в федеральный бюджет, 60 - в регионы. Потом это постепенно стало 50 на 50. Сейчас уже в ряде субъектов 40 процентов всех собираемых налогов остается на территории, а 60 уходит в федеральный бюджет. Это несправедливая налоговая политика. Экономические, социальные условия изменились, и пришло время для формирования иной концепции межбюджетных отношений. Чтобы не получалось так, что легко собираемые, "вкусные" налоги идут в федеральный бюджет, а трудно собираемые отдаются регионам. И налог с продаж, непосредственно поступающий в региональные бюджеты, может быть эффективным источником их пополнения. Но его нельзя рассматривать в отрыве от других налогов. Поэтому правительство так долго и ведет дискуссию: как сделать так, чтобы он не стал серьезной нагрузкой в непростой экономической ситуации. Вопрос сложный. Но даже если такой налог не вводить, все равно нужно думать, как усилить региональные бюджеты за счет постоянных налоговых источников, которые федеральный центр обязан передать регионам.

В скором времени федеральному парламенту предстоит обсуждение бюджета. Чего вы ожидаете от этой дискуссии, какие трудности могут возникнуть?

Валентина Матвиенко: Я многократно участвовала в формировании бюджета на федеральном и региональном уровнях. Это всегда очень непростой процесс. И в благополучные, и в кризисные годы все всегда жалуются на нехватку денег, не говоря уже о том, как правильно их распределить. Я считаю, что, во-первых, регионам надо более активно развивать свою экономику, наращивать налогооблагаемую базу. Даже в бедных субъектах все равно есть потенциал, который не задействован. Во-вторых, необходимо четко выстроить приоритеты федерального бюджета. Совет Федерации вместе с минфином с апреля занимается подготовкой к бюджету следующих лет.

Так вот, мы настаиваем на том, чтобы запретить принятие каких-либо законов, снижающих доходы регионов либо возлагающих на них дополнительные обязательства, без обеспечения их постоянными источниками финансирования. Кроме того, субъектам следует предоставлять консолидированную субсидию, а не целый ворох дотаций на выравнивание бюджета, разных субсидий. А регионы сами будут решать, как использовать ее, исходя из своих приоритетов. Мы также выступаем за мотивации для регионов, которые эффективно наращивают свою доходную часть: чтобы им не сокращали федеральные дотации, а сохраняли их. Говоря о приоритетах бюджета, отмечу, что сенаторы четко отслеживают, чтобы и на федеральном, и на региональном уровнях были достаточные ресурсы для реализации майских указов президента. Поверьте, при всех сложностях финансирования сегодня нет никаких оснований для тревог по неисполнению социальных обязательств перед населением. Их исполнение - главный приоритет государства, оно будет таковым и в последующие бюджетные годы. Есть на чем сэкономить, есть где поднять эффективность и найти дополнительные средства. Я надеюсь, что бюджет будет сбалансированным и учитывающим интересы субъектов.

Вы со своими коллегами внесли законопроект о деофшоризации российской экономики. Расскажите, пожалуйста, подробнее, что именно предусматривается и возможно ли сейчас удержать капиталы от бегства в офшоры?

Валентина Матвиенко: Вы знаете, что задачу по деофшоризации поставил президент России в своем Послании Федеральному Собранию. Это один из источников пополнения бюджета. Есть разные экспертные оценки по поводу того, сколько ежегодно через офшоры утекает денег из России, но в любом случае это сотни миллиардов долларов. Кстати, в большинстве государств на законодательном уровне приняты решения, которые не позволяют такую сомнительную оптимизацию уплаты налогов. Поэтому Совет Федерации разработал свой, согласованный с правительством РФ и Верховным судом РФ пакет законопроектов.

Отмечу направленность предлагаемых новаций. Это уточнение признаков уклонения от уплаты налогов, включая применение фирм-однодневок, офшорных схем, трансфертного ценообразования и усиление уголовного наказания за использование незаконных методов налоговой оптимизации. Мы предлагаем также внести в Бюджетный кодекс положение об обязательном раскрытии информации о контролирующих лицах организаций - участников бюджетного процесса. Намечаем дополнить Бюджетный кодекс положением, устанавливающим, что государственные и муниципальные гарантии предоставляются только юридическим лицам, находящимся в российской юрисдикции.

Мы понимаем, что простого решения задачи по деофшоризации нет. Требуется целый набор мер. С одной стороны, это создание экономической мотивации находиться в российской юрисдикции и честно платить налоги, которые существенно меньше, чем в тех же странах Европы. А с другой - борьба с нелегальным выводом денег, незаконной оптимизацией налогообложения. Я сторонник плавного, поэтапного решения вопроса по деофшоризации нашей национальной экономики.

Вы на прошлой неделе были на Камчатке.

Валентина Матвиенко: Да. Рекомендую вам туда съездить.

Есть фотография, где вы в магазине общаетесь с людьми, проверяете цены на товары. Говорилось о том, что на Камчатке они растут. Чем вы можете успокоить наших граждан?

Валентина Матвиенко: Действительно, рост цен на продовольствие есть. С одной стороны, это вызвано объективными факторами - и санкциями, и курсом доллара. С другой стороны, рост цен на продовольствие не должен быть галопирующим, потому что основные виды продовольствия мы закрываем за счет внутреннего производства либо замещаем поставками из других стран. Сейчас государство принимает меры для его наращивания. Необходимо не только интенсифицировать собственное производство, но и заниматься логистикой. Как доставить из Владивостока рыбу и рыбную продукцию? Как привезти из Таджикистана и других наших стран-партнеров фрукты? У нас в этом году колоссальный урожай яблок. Это наш ответ Польше. Но яблоки надо еще упаковать, доставить в торговые сети. Вот с этим у нас слабо. Мы можем вырастить, но не можем вывезти от сельхозпроизводителя. Не можем ему заплатить достойную цену. Этим надо тоже активно заниматься. Тот же Камчатский край. Он может поставить достаточный объем рыбы, крабов, всего чего угодно. Я посмотрела, какие современные предприятия созданы на Камчатке по рыбопереработке, причем с большой долей экспорта. Все возможности есть, просто нам надо мобилизоваться.

Почему я на Камчатке поехала в магазины? Потому что посмотрела итоги мониторинга минсельхоза за август. Там было написано, что на Камчатке на 20 процентов выросли цены на рыбу. Проблема в том, что рыбаки ловят, производители перерабатывают, но сами не торгуют, потому что, как правило, не умеют. Так вот, надо разбираться с теми, кто меняет ценники в торговых точках.

Цены выросли на мороженую рыбу?

Валентина Матвиенко: В том числе. Я поговорила с жителями. Да, цены могут вырасти, но чтобы настолько... Так или иначе, есть антимонопольная служба, региональные органы власти, которые должны это контролировать. Мы находимся в рыночной экономике, государство диктовать цены не может. Но недобросовестным торговым организациям, которые, пользуясь санкциями, начинают нечестно зарабатывать деньги, залезают в карман населения, нужно как следует давать по рукам. Мы должны проявлять патриотизм, помогать справиться с этой ситуацией. Я говорю так не потому, что хочу выступить в роли Кашпировского и успокоить население. Но если мы выполним все, что намечено, больших проблем не возникнет.

Среди обозначенных на Камчатке мер был поэтапный запрет дрифтерного лова рыбы...

Валентина Матвиенко: Мы категорически против такого лова. Поверхностный вылов рыбы огромными сетями, куда попадает все живое, - это варварство. Япония, наш уважаемый партнер, которая тоже подключилась к антироссийским санкциям, по давнему двустороннему соглашению имеет право на дрифтерный лов в нашей экономической зоне. Мы не радикалы, не говорим: давайте завтра всем все закроем. Действовать надо поэтапно, ввести некий переходный период и в конце концов запретить этот вид улова как наносящий вред нашим биоресурсом. Почему мы должны позволять японским коллегам заниматься дрифтером в наших водах? Хотя сопротивление такому решению будет мощное.

Валентина Ивановна, от экономики к детской и социальной тематике. Ваша рубрика "В интересах детей" пользуется большой популярностью среди наших читателей. Мы получаем очень много откликов, писем, и большинство граждан волнует проект Концепции государственной семейной политики. Спрашивают, что изменится для семей, родителей, детей в результате принятия этого документа?

Валентина Матвиенко: Основная цель, идеология этой концепции - сохранение традиционной семьи. Причем речь не только о социально-уязвимых семьях, которые нуждаются в особой заботе, но и о поддержке семьи в целом. Это особенно важно сейчас, когда во многих государствах размывается понятие семейных ценностей как таковых. Россию всегда отличала прочность, крепость семьи. В концепции предусмотрен целый ряд мер, направленных на укрепление семьи, защиту детей. Там отмечено, что система материнского капитала сохранится и после 2016 года. Предусмотрена дополнительная защита детей, выплата пособий на третьего ребенка в семье и некоторые другие меры.

Думаю, что стоит прислушаться к предложению о разработке федерального закона, определяющего обязательные минимальные стандарты социальной поддержки семьи, включая размеры пособий, обеспеченность дошкольными учреждениями, жилищные условия. Это важно прежде всего в отношении многодетных семей.

Наша палата активно участвует в работе по обновлению Семейного кодекса. Ему исполнилось 20 лет. С момента его принятия изменились общественные реалии, накоплен богатый опыт. Первостепенное значение в этом плане имеют положения концепции, четко определяющие основания для вмешательства в семью со стороны органов опеки и попечительства. Такой шаг должен быть крайней, исключительной мерой, а не рядовым событием.

На мой взгляд, разработка концепции государственной семейной политики - это сигнал институтам и власти, и гражданского общества о том, что семья - безусловный приоритет для государства. Это хороший, правильный документ для России.

Нынешний сезон отмечен тем, что одно за другим рушатся наши туристические агентства. Причем среди них есть весьма крупные и авторитетные. Страдают граждане. С чем это связано? Почему именно в этот сезон?

Валентина Матвиенко: Действительно, пятнадцать турфирм прекратили свое существование. А самое печальное, что 120 тысяч людей оказались в тяжелейшей ситуации, с испорченным отпуском, потерянными деньгами, унизительными процедурами выселения и прочим. Объективный фактор, я считаю, заключается в том, что, учитывая экономическую ситуацию, санкции, выехать в отпуск за рубеж решило меньшее количество наших граждан, чем в прежние годы. И это нанесло определенный урон и авиационным, и туристическим компаниям, которые выстраивали свой бизнес, исходя из традиционного ежегодного роста туристического рынка.

Но есть и субъективный фактор. Среди этих пятнадцати туристических фирм присутствуют недобросовестные, которые, воспользовавшись такой ситуацией, вывели активы и средства. Сейчас этим занимается Следственный комитет. Я думаю, что руководители таких фирм должны понести самое суровое уголовное наказание, поскольку из-за них пострадало огромное количество людей. Вместе с тем ситуация выявила и несовершенство законодательного регулирования этой сферы бизнеса. Поскольку у нас любой человек, имея квартиру, телефон и ручку, может запросто открыть туристическую компанию. Все-таки допуск компаний на этот рынок должен регулироваться. Нельзя, чтобы туда попадали недобросовестные туроператоры.

С другой стороны, встает вопрос страхования рисков. Мы видим, что и в этой части нужно пересмотреть законодательную, нормативную базу. Страхованием туристических фирм должны заниматься серьезные компании, чтобы страховые резервы были достаточными на случай таких форс-мажорных обстоятельств. Во время осенней сессии мы намерены провести парламентские слушания по анализу сложившейся ситуации и выработке дополнительных мер защиты граждан, которые пользуются услугами туркомпаний. Сейчас главная задача - и наш профильный комитет за этим тоже следит - вывезти наших людей из тех стран, где они оказались в трудном финансовом положении. И вернуть им затраченные средства в как можно более полном объеме, используя все механизмы, в том числе государственной поддержки.

Вы в свое время высказались за туристический сбор для российских городов. Как, по-вашему, эта идея по-прежнему актуальна, принесет ли она регионам дополнительные деньги? Нельзя ли пойти по более радикальному пути - ввести туристический сбор за отпуск за границей? Как предлагает ваш коллега, сенатор Журавлев.

Валентина Матвиенко: Мы должны уделять больше внимания восстановлению нашего исторического, культурного наследия. Ни у одного государства не хватает средств на то, чтобы поддерживать все памятники. Во многих странах, в первую очередь тех, что является особенно притягательным для туристов, существует туристический сбор, или туристический налог. Я считаю, что мы можем пойти на введение туристического сбора со всех иностранных и российских граждан, которые посещают исторические города, исторические поселения, памятники архитектуры. Он не должен быть высоким, ограничительным. Право на его введение, определение размера надо отдать регионам.

Это та ситуация, когда не надо все навязывать из центра, пусть сами регионы решат, нужно вводить или нет и в каком объеме. Размер туристического сбора не должен препятствовать расширению туризма. Люди будут понимать, что 100 или 150 рублей, которые они, условно говоря, заплатят, пойдут на восстановление местных памятников культуры. Регионы могут обнародовать программу реставрации той или иной усадьбы, заповедника, музея, здания. Это важно не только с финансово-материальной стороны: люди почувствуют свою причастность к сохранению своей истории, культуры. Министерство финансов сейчас занимает более гибкую и рациональную позицию в отношении введения такого сбора. Мы готовим проект закона для внесения его в Госдуму. Что касается специального туристического налога на тех, кто выезжает за рубеж, то я против. Мне кажется, это неправильно и негуманно.

Как вы относитесь к возможности отмены программы накопительной пенсии? Не кажется ли вам, что это может подорвать доверие населения государству? Какова позиция Совета Федерации в этом вопросе? Мы запустили этот вопрос через Интернет, там, казалось бы, молодежная аудитория, но где-то треть вопросов о пенсии.

Валентина Матвиенко: Радует, что молодежь задумывается о пенсии. Вообще, накопительная часть пенсии - это практика, которая существует в ряде стран. И в России она вводилась из благих побуждений. Но, к сожалению, опыт ее реализации показал, что она, мягко говоря, не очень эффективно работала на улучшение пенсионного обеспечения наших граждан. Механизмы, призванные обеспечить гарантии не только сохранения, но и прироста пенсионных накопительных денег, по крайней мере, выше инфляции, чтобы люди не теряли эти деньги, - эти механизмы не сработали. Сейчас правительство готовит новые предложения, параллельно идет дискуссия в обществе. Я поддержу любые нововведения, но при условии, что они будут не только декларировать повышение пенсионного обеспечения и благосостояния граждан, но и реально гарантировать это. Найти такое решение - очень непростая задача. Но его надо будет принимать.

Скажите, так много молодых красивых женщин - как можно отправлять их в 55 лет на пенсию, не пора ли поднять эту планку до 60 лет?

Валентина Матвиенко: Я считаю, что поднимать пенсионный возраст нельзя, поскольку население к этому не готово. Другое дело, дать людям возможность выбора, мотивируя работать дольше. Я исповедую такой подход. Давайте создадим экономическую заинтересованность нашим гражданам, которые хотят работать дольше, которым здоровье позволяет это. И в итоге получать более высокую пенсию.

И все-таки почему нельзя? В Казахстане ведь пенсионный возраст для женщин повысили...

Валентина Матвиенко: Люди будут против. Да, у нас каждый год растет продолжительность жизни. Но пока продолжительность жизни, особенно продолжительность жизни мужчин, хотя она тоже растет, к этому не подталкивает. Уверена, со временем люди поймут, что пенсионный возраст можно и нужно повысить.

Анонс

Впервые "Деловой завтрак" "Российской газеты" выйдет в телевизионном формате. Программу "Деловой завтрак" с Валентиной Матвиенко сегодня покажет телеканал Совета Федерации "Вместе-РФ".

Подробности на сайте телеканала.


Фото:Виктор Васенин

Последние новости