Новости

25.09.2014 00:03

Банковская трехходовка

Почему остаются безнаказанными руководители "сгоревших" кредитных организаций, по вине которых страдают вкладчики
По экспертным данным, почти 80% банкротств в российской банковской сфере - криминального характера, т.е. искусственно организованные с целью хищения средств вкладчиков. Но привлечь к ответственности тех, кто этого заслуживает, удается нечасто. По сведениям ЦБ РФ, в 2005-2013 годах к уголовной ответственности были привлечены всего 20 бывших собственников и руководителей банков-банкротов. В отношении еще 24 продолжается следствие. Почему так происходит? Вот конкретный пример.

Недавно Арбитражный суд Московского округа подтвердил отказ в иске конкурсного управляющего обанкроченного в 2009 году банка "Электроника" о взыскании с бывших руководителей банка Владимира Романова и Евгения Майорова 3,1 миллиарда рублей. Ранее, 26 марта 2014 года, Арбитражный суд Москвы отклонил заявление "Агентства по страхованию вкладов" (АСВ), которое является управляющим банка "Электроника", о взыскании с тех же господ убытков в размере 3,1 миллиарда рублей. Представители АСВ в результате тщательного расследования пришли к выводу, что бывшие руководители выдали в период с февраля по октябрь 2008 г. 49 кредитов "сомнительным заемщикам", в результате чего банк понес огромные убытки.

История банка "Электроника", признанного банкротом в 2009 году, по всем характерным признакам похожа на хрестоматийный пример "банковской трехходовки". Сначала из финансового учреждения выводят активы и его банкротят. Затем стоны вкладчиков - они не могут вернуть средства. И наконец, организаторы махинаций уходят от ответственности. Или их из-под нее выводят?

Санацией обанкроченной "Электроники" занимались АСВ совместно с Национальным резервным банком (НРБ). Вклады 17 тысяч клиентов банка не превышали 700 тысяч рублей и потому были по закону застрахованы. Им возвращены 1,6 млрд рублей. Но вклады более тысячи клиентов "Электроники" превышали порог в 700 тысяч и потому застрахованы не были. Их общая сумма - 11,3 млрд рублей, и деньги никто не собирается возвращать. В этой группе вкладчиков не только частные клиенты, но и целые предприятия, входившие в систему "Росатома", и другие госкомпании, плюс еще около 15 банков, в том числе и иностранные. Ущерб государству налицо - и финансовый и имиджевый, - а виновных и ответственных нет!

Антон Дорохов, председатель правления банка НРБ, высказывался в СМИ о причастности бывшего председателя правления банка-банкрота Владимира Романова к выводу активов: "Представляется, что в действиях Романова и его подельников есть все признаки преступлений, предусмотренных статьями 159 ("Мошенничество") и 174 УК РФ ("Легализация (отмывание) денежных средств или иного имущества, приобретенных другими лицами преступным путем")".

Сегодня Владимир Романов на свободе, но продолжает сотрудничать со следствием. Правда, по некоторым сведениям, теперь не по своему, а по чужому делу. Может быть, именно это обстоятельство спасло Романова от тюрьмы?

В том же 2011 году, когда было закрыто дело против Романова, крупные неприятности настигли другого экс-банкира - Матвея Урина. Годом ранее Урин был арестован вместе со своими охранниками за хулиганство и осужден в 2011 году на 4,5 года лишения свободы. Получив срок, в колонию Урин не отправился, поскольку против него было возбуждено еще одно уголовное дело - по ч. 4 ст. 159 УК РФ ("Мошенничество, совершенное в особо крупном размере"). В марте 2013 г. Замоскворецкий районный суд Москвы признал Урина виновным и приговорил его к 7,5 года лишения свободы. Однако сейчас Урин стал фигурантом еще одного уголовного дела.

Поразительно, но одним из свидетелей, регулярно дающих сейчас показания против Урина, является, по данным СМИ, Владимир Романов. Он время от времени приезжает в Бутырский СИЗО, причем, как говорят, в сопровождении правоохранителей - для допросов и очных ставок. Новое "дело Урина" связано с разорением Мультибанка. Согласно одной из версий, Романову, который, конечно, не желает оказаться "крайним" и в этой истории, могли подсказать простую сделку: сотрудничать - в обмен на прекращение его собственного уголовного дела. По некоторой информации, закрытие дела против Романова хронологически совпадает с началом его активного участия в деле Урина.

Не исключены и иные, более приземленные мотивы происходящего. Да, "дело Романова" закрыто, но ведь его можно в любой момент возобновить по "вновь открывшимся обстоятельствам". И можно предположить, что свидетеля, который может превратиться в обвиняемого, не так уж трудно подвести к мысли о необходимости всеми возможными способами "замаливать былые грехи". И длиться это может очень долго. С учетом этих гипотез, стоит ли удивляться, почему бывший руководитель "Электроники" до сих пор чувствует себя вольготно.

Добавьте RG.RU 
в избранные источники