Новости

25.09.2014 00:51
Рубрика: Власть

Не засиживайтесь

Сенаторы предлагают смягчить правила условно-досрочного освобождения
В конце года в Госдуму может быть внесен законопроект, вносящий существенные поправки в процедуру условно-досрочного освобождения. Об этом сообщил заместитель председателя Комитета Совета Федерации по конституционному законодательству и государственному строительству Константин Добрынин.

Одной из важных новаций - предлагается обязательно отпускать условно-досрочно осужденных за экономические преступления при условии возмещения нанесенного ущерба. Также выйдут на волю раньше заключенные женщины старше 60 лет и мужчины старше 65. Попадут под скидку срока и осужденные, на иждивении которых дети до 14 лет. Возместил ущерб, отсидел положенный минимум - иди, занимайся ребенком. Постарайся воспитать его, как надо.

Такой законопроект разработан сенаторами Андреем Клишасом и Константином Добрыниным при участии Федеральной палаты адвокатов России. Константин Добрынин отметил, что документ был представлен на Юридическом форуме в Архангельской области, и прошел там широкое обсуждение. Последние подробности работы над документом сенатор сообщил на "круглом столе" в Совете Федерации по вопросам совершенствования уголовно-процессуального законодательства. Организовали встречу на высоком уровне комитет Совета Федерации по конституционному законодательству и государственному строительству, а также Федеральная палата адвокатов России.

"Сейчас мы находимся в финальной стадии разработки законопроекта о реформе института условно-досрочного освобождения, - сказал Константин Добрынин. - Идея законопроекта возникла в январе нынешнего года, после того как председатель Совета Федерации Валентина Матвиенко посетила женскую колонию в Можайске. Я надеюсь, что мы до конца года, в том числе с коллегами из ФСИН, его согласуем и внесем".

Он подчеркнул, что речь идет не о гуманизации ради гуманизации. "Просто мы забываем о таком постулате уголовного права, что наказание должно быть минимально достаточным для исправления осужденного. Вот это ключ к пониманию института условно-досрочного освобождения - человек может исправиться до истечения срока наказания", - сказал Константин Добрынин.

В материалах к "круглому столу" на суд участников встречи была предложена и другая идея: рассмотреть вопрос о создании в регионах комитетов или советов по вопросам досрочного освобождения. Вместе с людьми от власти в эти комитеты могли бы войти и представители гражданского общества. Такие советы могли бы готовить рекомендации для судов, стоит или нет освобождать того или иного осужденного, и готово ли гражданское общество заняться судьбой человека. Одна из проблем человека, вышедшего на волю, в том, что ему некуда податься. Поэтому нужны специальные службы, которые помогали бы вчерашнему заключенному устроиться на воле. Такие службы не обязательно должны быть государственными. Свои центры могут создавать благотворительные и правозащитные организации. Кроме того, давно обсуждается вопрос создания службы пробации, курировавшей бы освобожденных из колоний. По некоторым данным, идея пока лежит под сукном по финансовым соображениям.

601 осужденный на 100 тысяч человек. Такой коэффициент судимости в Российской Федерации по итогам 2013 года

Тем не менее, как полагают эксперты, специализированная федеральная служба пробации могла бы быть создана на базе действующей системы уголовно-исполнительных инспекций Федеральной службы исполнения наказаний. В сфере надзора службы пробации могут находиться более миллиона человек, она должна быть подведомственная министерству юстиции. Впрочем, пока это чисто теоретические вопросы, вряд ли в ближайшее время казна даст добро на создание такой службы.

Еще одна инициатива - сенаторы Андрей Клишас, Вадим Тюльпанов и Константин Добрынин разработали законопроект, закрепляющий в Уголовно-процессуальном кодексе право задержанного на телефонный звонок. Как только человека доставили к следователю или дознавателю, тот в течение двух часов должен дать задержанному возможность поговорить по телефону с близкими. У гражданина должно быть не меньше пяти минут, чтобы обсудить с дорогими людьми ближайшие планы. Проект также был представлен участникам "круглого стола" для обсуждения.

"Если задержат вечером, то ваша семья может узнать об этом факте только утром, предварительно обежав все окрестные отделения полиции, морги и больницы, - рассказывает зампред комитета Совета Федерации Константин Добрынин. - И хорошо, если у ваших родных здоровое сердце - в жизни бывает по-разному. Мы с коллегами Клишасом и Тюльпановым предлагаем предоставить возможность самому подозреваемому уведомить своих родственников и защитника о задержании посредством телефонной связи". При этом проект запрещает задержанному разглашать по телефону тайну следствия.

Кстати

На "круглом столе" вице-президент Федеральной палаты адвокатов Генри Резник поддержал прозвучавшее предложение вернуть прокурорам полномочия по возбуждению и прекращению уголовных дел. "Прокурор - хозяин уголовного преследования, следствие называется предварительным, оно предваряет судебное разбирательство, и все делается для прокурора, который будет поддерживать обвинение в суде, - сказал Генри Резник. - Это он решает, поддерживать уголовное обвинение". Как говорилось на "круглом столе", лишение прокуроров ключевых надзорных функций, представляется, как минимум неочевидным решением. Это было сделано для повышения независимости следствия. Однако многие эксперты полагают, что такой порядок снизил уровень защиты законных прав граждан в уголовных делах. Впрочем, есть и другое мнение, мол, давить на следователя не стоит, надо дать ему спокойно разобраться. Такой точки зрения придерживаются, например, представители следствия. Однако на "круглом столе" многие эксперты сочли, как минимум, неправильной ситуацию, когда прокурор, не согласный с обвинением, не может закрыть дело. Он должен либо брать его в работу и, скрепив сердце, поддерживать обвинение. Либо вернуть дело следствию. А оно уже вольно решать, как поступить дальше. Не факт, что дело прекратят. Вполне могут дополнить какими-то документами, подчас ничего не значащими, и отправить опять прокурору. Так и будет кочевать дело туда-обратно, пока кто-нибудь не махнет рукой. А обвиняемый тем временем будет оставаться "на крючке".