Новости

25.09.2014 00:22
Рубрика: Общество

"Я очень хотела на Марс"

Валентина Терешкова - о том, что чувствует женщина в космосе
26 сентября Елена Серова станет первой женщиной-космонавтом, которую Россия отправляет в космос за последние 20 лет. Серова проведет на МКС несколько месяцев и наравне с мужчинами займется исследовательской работой. Елена показала отличные результаты на тренировках, по ряду показателей превзошла даже результаты мужчин. В связи с чем нельзя не вспомнить легендарную предшественницу Валентину Терешкову, слетавшую в космос 16 июня 1963 года на корабле "Восток-6". Интервью Терешкова давать не любит. На встречу я набивалась полгода. И вот она приняла меня в своем кабинете в перерыве между заседаниями комитета в Госдуме.

Терешкова подтянута, свежа и отлично выглядит. В свой кабинет на 10-м этаже Госдумы она ворвалась в перерыве между заседаниями. Времени на интервью оказалось немного.

- Валентина Владимировна, вы были в числе первых, кто поехал в разгар перемен в Крым. У вас же с Крымом многое связано лично?

Валентина Терешкова: В Крыму я была, когда готовилась к космическому полету. В Феодосии мы прыгали с парашютами в море, отрабатывали приводнение, в том числе и в тяжеленных скафандрах. А потом отдыхать туда ездили с детьми. Еще больше связей у меня с Украиной. Там жила старшая сестра моей мамы, ныне покойная. Мои двоюродные братья работали в Донбассе шахтерами. Там живут мои племянники и племянницы. Сейчас получаем от них очень тревожные звонки. Поддерживаем связь. Конечно, готовы их принять. Но пока вопрос так не стоит. Их многое что держит на родине - могилы близких, работа...

- Вы начинали с парашютного спорта. Вы по жизни экстремал?

Валентина Терешкова: Я никогда себя не считала экстремалом. В то время многие хотели полететь в космос. А прорыв Гагарина и вовсе окрылил. Нас готовили специалисты, прошедшие войну. Боевые летчики. К тому времени в космосе уже побывали Юрий Гагарин, Герман Титов.

В конце 1961-го меня пригласили пройти комиссию. Ее уже проходили спортсмены московских аэроклубов. Со всей страны из более чем тысячи человек отобрали пять девушек - из Москвы двух, из Рязани, Свердловска и из Ярославля - меня. Тогда и речи о космосе не велось. НаПредложили испытывать новую технику. Проверяли физподготовку, психологическую устойчивость.

Уже с начала 1962 года началась активная подготовка. Командир отряда Юрий Алексеевич Гагарин при всем своем обаянии был очень требовательным. На тренировках нас готовили больше даже психологически, чем физически. Мы пришли парашютистами - прыгали ночью и днем, на суше и в море. Помогали рассказы и советы Гагарина, Титова, Николаева. Но каждый раз все было для нас новое. Даже ощущение невесомости. Тогда еще не было специального тренажера, гидролаборатории. На самолете, который делал специальные фигуры, создавались короткие моменты невесомости, чтобы мы почувствовали это ощущение, привыкли к нему.

На крутящемся кресле нужно было не просто сидеть, а еще делать наклоны. В термокамере надо было находиться в летном комбинезоне при температуре +70 градусов по Цельсию. Другое испытание - сурдокамера, изолированная от звуков, где испытуемый проводил 10 суток.

- Что помогло выдержать одиночество в замкнутом пространстве?

Валентина Терешкова: Я никогда не тяготилась приступами клаустрофобии. В сурдокамере испытывали психическое состояние, сердечную деятельность, проводили тесты, например на остроту зрения. В полет можно было взять с собой одну книгу. Я читала стихи Некрасова.

Некоторые думают, что аэронавт в космосе предоставлен самому себе и потому страдает от одиночества, только и прислушивается к своим ощущениям, борется с перегрузками или просто спит. На самом деле ему нужно выполнить целую программу. Минимум свободного времени. Обязательно надо делать физические упражнения. По часам измерять давление, сдавать кровь в пробирки - выполнить все задания. Кроме того, надо было досконально изучить корабль, все оборудование и приборы, которые находились на борту.

- Это как в больнице: думаешь, ну, отлежусь. А там-то процедуры - ни минуты покоя!

Валентина Терешкова: Точно. И врачи наблюдают постоянно, как ведешь себя, как реагируешь. Ты никого не видишь и не слышишь, а за каждым твоим движением наблюдают.

- В сентябре в космос полетит Елена Серова. После огромного перерыва в запуске наших космонавтов-соотечественниц. Но ведь и Светлана Савицкая полетела после вас лишь спустя долгие 19 лет. Почему?

Валентина Терешкова: После моего полета у Сергея Павловича Королева была мечта - послать в космос женский экипаж. И мы уже начали готовиться. Но в 1966-м Королева не стало. Наш полет отодвинулся. Испытывая первый корабль "Союз", в 1967 году погиб Владимир Комаров. Но он помог выяснить, как ведет себя корабль, как работают системы, и в итоге его замечания дали возможность доработать "Союз".

И вот начались полеты. Мы ждали, когда нас поставят в график. Но в 1971-м трагически погиб экипаж Георгия Добровольского, Владислава Волкова и Виктора Пацаева, возвращавшихся со станции "Мир". Нас опять отодвинули. Надо было разобраться, что случилось с кораблем. Последовал ряд неудач и нестыковок. Шла доработка.

Каждый полет - это испытание, и каждый приносил космонавтике что-то новое. Прошло много времени, прежде чем в космос полетела Светлана Савицкая, но уже в составе экипажа. Она первая из женщин вышла в открытый космос. В 1986 году именно она должна была возглавить первый женский космический экипаж. Но ему так и не суждено было состояться.

Елена Кондакова летала дважды, проведя в космосе рекордное время для женщины - 180 суток на орбите. Вообще, женская космонавтика имеет широкие перспективы. И сегодня в Центре подготовки космонавтов, который мы создавали своими руками, готовят к полетам женщин.

Кстати, к разговорам о санкциях. Американские астронавты проходят подготовку вместе с нашими, летают на наших кораблях. И им невыгодно накладывать какие-то санкции. Мы работаем с ними, когда они приезжают к нам в Центр подготовки космонавтов учиться летать на наших кораблях. Наши же ездят в Хьюстон, центр НАСА. Однако сейчас они нарушают условия сотрудничества. И мы американцев предупредили: если они будут вводить санкции, то мы введем свои. Но это будет больнее американцам, чем нам.

- Хотели бы еще полететь в космос?

Валентина Терешкова: Конечно. Жаль, возраст не тот. Я очень хотела полететь на Марс. Этой планетой занималась много лет, изучала все, что о ней писали.

- В июне 1963-го вы 48 раз облетели вокруг Земли. А во время старта произнесли знаменитую фразу: "Эй, небо! Сними шляпу!". Отмечаете дату?

Валентина Терешкова: У нас сохраняются традиции, заложенные еще Юрием Гагариным. Собираемся, вспоминаем, говорим о профессии, что нового, интересного. Это встреча профессионалов. Делимся и своими маленькими земными новостями. Вот 30 мая отметили вместе 80 лет моему большому другу космонавту Алексею Леонову. В друзьях у меня и американки, и француженка, и англичанка. Ведь наша профессия сплачивает и показывает, что ты есть на самом деле. Политика здесь лишняя, работают только профессиональные навыки космонавта.

- Побывав в самом космосе, верите ли в разумное начало Вселенной? Что еще где-то есть жизнь?

Валентина Терешкова: Пока все попытки ученых найти какую-то разумную форму жизни успехом не увенчались. Но Вселенная ведь огромна. И исключать, что в ней есть планеты, на которых существует жизнь, мы не можем. Живые существа, если и есть, то очень далеко. И они не откликаются. Мы же постоянно посылаем в космос данные о Земле, о людях. Ответа на это мы не получили. А ведь сколько десятилетий мы зондируем Вселенную.

- А есть ощущение, что жизнь на Земле правильно организована?

Валентина Терешкова: Я думаю, это надо спросить у Господа Бога. Наверное, не все так однозначно. Иначе люди, наверное, не делали бы таких поступков, как на майдане.

Подписка на первое полугодие 2017 года
Спроси на своем избирательном участке