Новости

Верховный суд разъяснил, как надо правильно решать, с кем будет жить ребенок после развода родителей
Какие необходимые действия должен совершить суд, если он вынужден решить, с кем из родителей после развода останется жить ребенок - с матерью или с отцом.

Вопрос этот, к сожалению, уже давно не теряет своей актуальности. И касается многих распавшихся семей. А если верить статистике, то у нас в стране в такую ситуацию попадает чуть ли не каждый второй брак.

Не секрет, что далеко не всем папам и мамам удается сохранить цивилизованные отношения после развода. А главным предметом их судебного раздела становится чаще всего не имущество, а ребенок.

С одной стороны, закон утверждает, что мама и папа имеют равные права по отношению к ребенку. Но жить маленькому человеку придется с кем-нибудь одним из родителей. Как это сделать наименее болезненно для детей и наиболее правильно по закону - нашему и общемировому, - рассказал Верховный суд, пересмотрев стандартное судебное "деление" малыша между родителями.

Итак, в Вологде с иском в суд пришел отец мальчика, доказывая, что после развода ребенка надо оставить жить с ним, а с матери взыскать алименты. Женщина, напротив, просила определить местом жительства малыша ее квартиру в Москве и присудить алименты отцу ребенка. По ее утверждению, ребенку лучше с мамой. Представитель органов опеки в лице администрации Вологды полностью поддержали отцовский иск. То же самое сделал представитель Службы по правам ребенка правительства Вологодской области. Они участвовали в процессе как третьи лица. Их общее заключение - условия для жизни ребенка у отца лучше, чем у матери.

Решение городского суда Вологды - мальчика оставить отцу. Областной суд подтвердил правильность подобного вердикта. Мать ребенка вынуждена была дойти до Судебной коллегии по гражданским делам Верховного суда. Там вологодское дело пересмотрели и сказали, что есть все основания отменить выводы местных судей, так как они неправильно толковали закон.

Местный суд, когда решал спор в пользу отца, сослался на Семейный кодекс (статьи 65, 66). А еще, на Постановление Пленума Верховного суда по таким спорам (N10 от 27 мая 1998 года) и заключение Управления образования администрации Вологды.

Вот что на эти аргументы вологодских судов возразил Верховный суд. Сначала он напомнил, что есть Конвенция о правах ребенка. Там сказано, что во всех действиях в отношении детей, независимо от того, предпринимаются они государственными или частными учреждениями, судами или другими органами, первоочередное внимание должно уделяться наилучшему обеспечению интересов ребенка.

По нашему российскому Семейному кодексу, при разводе родители сами решают, с кем из них малыш останется жить. Правда, если ребенку уже исполнилось десять лет, то в обязательном порядке о том, где он хочет проживать, суду необходимо спросить у ребенка. Но в нашем случае речь идет о маленьком мальчике.

Так вот, по закону если согласия между бывшими супругами нет - то где жить ребенку решит суд. Но вынося такое решение, суд должен учитывать очень многие вещи. Главное - он обязан вынести решение исходя только из интересов ребенка и учитывая его мнение.

Верховный суд очень подробно останавливается на перечислении всего, что придется учитывать суду, если он рассматривает "детское" дело. Надо обязательно выяснить привязанность малыша к каждому из родителей, братьям и сестрам. Должен быть учтен и возраст ребенка. А также нравственные качества родителей, режим их работы, возможности находить для ребенка время и так далее.

По Семейному кодексу (ст. 78) вне зависимости от того, кто предъявлял иск, к делу обязательно надо привлекать орган опеки и попечительства, который обязан обследовать условия жизни ребенка и положить на стол суда акт. Причем если родители живут в разных местах, то надо привлекать к делу органы опеки, как со стороны матери, так и со стороны отца. И это непременное условие.

И вот еще что специально подчеркнул Верховный суд - опека должна участвовать в деле как государственный орган, способный дать компетентное заключение, с кем ребенку лучше, а не как третья сторона. А в нашем деле опека были лишь "третьей" стороной.

Но были и другие крайне важные моменты, которые не учли местные суды. Так в нарушении закона суд не стал объяснять, почему аргументы одной стороны, в нашем случае - отца, он принял, а матери - отказал. А ведь такое объяснение суда является обязательным. Да и права на защиту по Конституции у сторон должны быть одинаковые. В результате вот что произошло.

В суде было приобщено к делу заключение врача-невролога о том, что у малыша астено-невротический синдром, потому что на него негативно влияет мать и старший брат. Заключение принес отец, причем в последний день, когда выносилось решение. Мать в суде просила в таком случае назначить профессиональную экспертизу врачей-профессионалов. А областной суд отказал матери приобщить к делу заключение такого специалиста в области психологии, который ставил под сомнение компетенцию невролога.

Верховный суд сказал: отказ от назначения экспертизы, о которой просила мать, ущемил ее права, поставил стороны в неравное положение и нарушил закон (195-я статья ГПК). Верховный суд велел пересмотреть дело, с учетом его разъяснений. Выводы, сделанные Верховным судом по этому частному делу, - своеобразное разъяснение для судей на местах, как и на каких основаниях решать подобные споры.

Подписка на первое полугодие 2017 года
Спроси на своем избирательном участке