Новости

03.10.2014 00:07
Рубрика: Культура

Один паромщик на берегу

Раймонд Паулс о современной Золушке, музыке и нравах
Власть министра культуры и власть таланта. Чья сильнее? Судьба поставила чистый эксперимент и ответила: Раймонд Паулс и без власти - Маэстро при любой политической погоде. Люди с памятью уточнят: русский театр в Риге на разломе эпох сохранил именно Раймонд Паулс, когда был министром культуры Латвии. Теперь он время от времени там "играет тапером", и на его музыкальные вечера ездят целыми автобусами из соседних областей России и Литвы.

Два товарища

А если два бывших министра культуры, они же два незаурядных человека, задумывают проект, что может получиться?

Об этом мы узнаем 22 октября, когда посмотрим в Московском театре мюзикла, которым руководит Михаил Швыдкой, бывший министр культуры России, премьеру "Все о Золушке". Музыка Раймонда Паулса (аранжировка группы "Слот", либретто Дмитрия Быкова).

Сдержан и самоироничен, обаятелен и деликатен. Уникальный в своем роде паромщик двух культур. Наша беседа (интервью - только об искусстве, никакой политики) плавно перетекает в ужин с рижскими друзьями в старом городе. И попробуй не заговори, как живется в Евросоюзе, как 4 октября в Латвии пройдут парламентские выборы, почему почти 300 тысяч русскоговорящих людей в центре Европы остаются негражданами без права голоса. Хотя у самого Паулса жена - русская, одесситка Светлана, ставшая латышской гражданкой Ланой Паулс, уже давно сдала все требуемые экзамены.

Но лучше - по порядку.

Лесоруб станет принцем

- Раймонд Вольдемарович, это не первый мюзикл в вашей биографии, был и "Шерлок Холмс", и "Сестра Керри". На какую афишу ни глянешь - везде теперь мюзикл. В Японии переводят Достоевского на язык комикса, а у нас - в жанр мюзикла (последняя новость - Кончаловский поставит "Преступление и наказание" на музыку Артемьева).

Раймонд Паулс: Мюзикл появился вместо оперетты, которая в советское время была очень популярна. Во всех крупных городах были театры музыкальной комедии. Потом они все пропали, в том числе и в Риге. Началась эра мюзикла. Мы все смотрим на Бродвей. Если удачный спектакль, они могут десять лет играть, что невозможно ни в Москве, ни в Риге: у нас же репертуарные театры. Попробовали переносить американские, но это все равно не наше. Есть, правда, великолепный музыкальный спектакль в Ленкоме "Юнона и Авось".

- И как вы, классический мелодист, решились на "Золушку"?

Раймонд Паулс: Все непросто складывалось. Чтобы звучала музыка - нужен оркестр со скрипками. Чтобы дирижер выходил. Но у театров - свои сложности. Так появился современный вариант, который, надеюсь, будет удачным. Посмотрим.

- Просачиваются слухи, московская рок-группа "Слот" сделала аранжировку музыки Паулса?

Раймонд Паулс: Я очень хорошо разбираюсь, кто такие сегодня молодые, и склонен к тому, что надо добавлять свежую кровь. Думаю, на афише надо писать не только мою фамилию. Это уважение к той работе, что ребята сделали. Сейчас в мире актуальны аранжировщики. Они сами не пишут музыку, но они создают великолепные инструментации.

- Молодые молодым - большая разница.

Раймонд Паулс: Не спорю. Как-то выступал с одной известной группой. Надо было видеть, как они играли, травки нажрались.... Я узнавал только по названиям песен, что исполняют мой репертуар. Один из них поворачивается к ударнику: сволочь, что ты сыграл в начале? Это на сцене все. Зато кайф какой у них. Я им еще сказал, жаль, что вы Болта не взяли с собой, спринтера мирового класса.

Моя трагедия, в хорошем смысле, что я на сцене должен играть две-три мелодии. Больше меня никто не спрашивает. Играю одно и то же, мне уже самому плохо. Но я играю.

- Вспоминаю ваш концерт этой весной в Москве: зал был счастлив слушать бесконечно музыку к фильму "Долгая дорога в дюнах", знаменитые хиты, спетые Пугачевой: "Старинные часы", "Маэстро", "Миллион алых роз"...

Раймонд Паулс: Оказывается, в этом ничего плохого нет. Легран все время играет одни и те же концерты, по несколько раз свою знаменитую тему.

- Человек больше радуется, когда узнает мелодию. "Золушка" - чья идея? Швыдкой придумал?

Раймонд Паулс: Я не знаю, почему он меня выбрал. Сказал как будто комплимент, что долго искал, кто еще может мелодию написать. Мы посмеялись. Что значит - мелодию? Они думали, что я сразу создаю какой-то шлягер, хит. Это не так просто сегодня.

- И про что будет ваша "Золушка"?

Раймонд Паулс: С либретто тоже происходили всякие истории. Одни хотели поставить классическую сказку. Но если на сцене не будет легкого поведения женщины или мужчины с наклонами какими-то, это уже не современно. Так что все ждут. И дождались, что многим уже это надоело.

- Мы все детям читали классическую "Золушку" Шарля Перро. Некоторые психологи считают, что Золушка многим девушкам испортила жизнь: все ждут принца. А принца все нет. В вашей истории принц приходит или нет?

Раймонд Паулс: Все еще в котле творческом варится. Золушка выходит замуж за лесоруба, который оказывается принцем. Там бизнесвумен-мачеха знает, что делает. У нее цель пробиться ко двору.

- Когда либретто меняется, вам приходится перестраиваться?

Раймонд Паулс: Я написал некоторые темы, чтобы они остались как основные. Вся творческая команда ищет лучшие варианты. Может быть, мы проиграем. К этому я тоже готов.

- Но имя Паулса - это уже часть успеха.

Раймонд Паулс: Успех будет за исполнителями. Мне повезло в свое время на самых лучших. Сейчас таких нет. Латвия маленькая, что есть, то есть. Сейчас передача "Голос" ищет что-то. На "Новой волне" они появляются и пропадают. Одну песенку спел - уже звезда. Через месяц про него пишут - легендарный. Это глупо и смешно.

- Вы сами выбирали, кому отдавать песню? Или вам заказывали Пугачева, Вайкуле, Леонтьев?


Фото:Марис Морканс/ РГ

Раймонд Паулс: Не было так. Я наиграл, что-то кому-то понравилось, потом шла работа.

- Весь советский народ ждал премьер ваших песен, гадал, есть ли у Паулса роман с Пугачевой...

Раймонд Паулс: Были в жизни богемные вечера. Это все уже ушло.

- Опять стали невыездными? Как вы отреагировали, что на "Новую волну" в Юрмалу не пустили Кобзона, Газманова и Валерию?

Раймонд Паулс: Это глупость. Лучше не вспоминать. Ситуация сейчас очень сложная, неприятная. И все эти конфликты, кровь, стрельба - это ужас. И притом втягивают еще и людей культуры. В Риге заговорили: в Москву не надо ехать. Почему не надо ехать? У нас и так уже рынка нет никакого. В советское время были артисты выезжающие - не выезжающие, мы все на своей коже испытали. Опять туда? Откровенно говоря, это надуто. К нам все время приезжают русские театры и выступают с большим успехом.

- Смотрю афиши: только в эти дни в Риге на гастролях Кирилл Серебреников с Гоголь-центром, Алла Сигалова представляет премьеру "Ханумы" в Русском драматическом театре.

Раймонд Паулс: Хотя для местных билеты очень дорогие - 60-70 евро, но идут. Летом Юрмала вообще полностью русская - КВН, Юморина. Потом всю зиму в России по телевизору показывают, как люди в летних платьях в Латвии смеются.

- Вы в Русском театре продолжаете играть свои музыкальные спектакли?

Раймонд Паулс: Конечно. У них там самый доходный спектакль "Одесса, город колдовской". Я уже три раза прощался. Не получается. Публике нравится. Из Литвы и России на автобусах приезжают.

"Новая волна" прикована к виллам

- Некоторые в России считают: если где жить в Евросоюзе, то надо выбирать Латвию.

Раймонд Паулс: У нас же 30-40 процентов русских проживает. Они держат нейтральность. Здесь и банки русские, и бизнес русский. Не зря раскупили все квартиры в Юрмале.

- Мы погуляли сегодня по взморью, и друзья показали мне дома Маслякова и Сюткина, Винокура и Хазанова...Конечно, "Новая волна" может переехать в город Светлогорск Калининградской области, но ведь именно здесь образ жизни и отдыха известных артистических кланов, а фестиваль - лишь венец. Политизация делает нашу жизнь непредсказуемой.

Раймонд Паулс: Я думаю, что это должно пройти. Стрелять будем опять? Хватит. Утром слушаю "Евроньюс", сплошные убийства. Уже ничего хорошего во всем мире нет.

- У Ланы из родни в Одессе никого не осталось?

Раймонд Паулс: Нет. Это - ужас, что там произошло. Она Одессу обожает. Оттуда же пошли все большие музыканты, писатели. Мы были на гастролях со своим спектаклем, наши ребята на трамвае должны были ехать до гостиницы. Но поехали до депо. Почему? Чтобы слушать, как объявляют остановки. Каждое из объявлений - готовый анекдот.

- Увы, уже Одесса не Одесса. Как после Освенцима невозможно было писать стихи, так, кажется, после новой Хатыни в Доме профсоюзов невозможно по-прежнему шутить... Какая география закручена в вашей семейной биографии! Дочь в Москве живет?

Раймонд Паулс: Муж ее работает в шведской компании. Они к Москве привыкли. Смеюсь, что муж у нее такой суперинтеллигентный, но водит машину теперь, как все москвичи.

- А внучки по миру разъехались?

Раймонд Паулс: Одна в Америке учебу закончила, вторая в Риме учится в университете. Здесь тоже большая проблема. После учебы они уже не местные. Они уже там. Мышление, язык - все по-другому. Мы еще здесь стремимся - любовь к Родине, к семье. У них там все это до лампочки. Жаль. При этом получили хорошее образование, три-четыре языка каждая знает.

- Языки тоже могут быть работой и профессией.

Раймонд Паулс: Образование они получили, но, оказывается, здесь никому это не нужно. Таких профессий даже нет. Мои родители говорили: или ты будешь врачом, или инженером. А сейчас черт его знает, чем кто занимается. В Латвии работать негде.

Громко смеется - значит, турист

- Многие молодые уезжают из Латвии?

Раймонд Паулс: Очень. Это катастрофа. Мы потеряли уже одну треть своего населения. Здесь зарплаты сейчас очень низкие. Пенсии - вообще копейки. А рядом гиганты - Германия, Швеция с социальным обеспечением. У нас город пустой. Если кто-то орет, смеется, кричит - значит, турист.

- Говорят, все меньше рождается в Латвии маленьких детей, нет надежд на новое поколение.

Раймонд Паулс: Так. Мы потеряли даже то, над чем мы раньше смеялись - творческие союзы. Они, оказывается, что-то давали. Не только машины и квартиры. Люди встречались, играли, писали, обменивались. Сегодня этого нет.

- А Союз композиторов в Латвии есть?

Раймонд Паулс: Считается, что есть. Но он мертвый.

- Вы имеете какие-то льготы как народный артист Советского Союза?

Раймонд Паулс: Я сказал, шутя, за столом одному высокому начальнику из России: товарищи, я народный артист Советского Союза. Хочу получать так же, как русские. Он пообещал: с главными людьми поговорю. И поговорил. Ответ был такой: с удовольствием бы дали надбавку, но тогда это надо сделать по отношению ко всем народным артистам СССР.

- У меня была волонтерская мечта - через 20 лет после развала СССР собрать в 2011 году в Большом театре всех народных артистов СССР. Всего это звание было присвоено 1010 творцам. Первым в списке значился Станиславский, последними это звание за подписью Горбачева получили Алла Пугачева и Олег Янковский. Встреча, благодаря Михаилу Ефимовичу Швыдкому, состоялась в небольшом формате: время беспощадно. Многие просто физически не смогли приехать. Тем не менее сегодня живут 193 человека со званием "народный артист СССР". Большая половина из них - россияне и получают за звание достойную доплату. Произнесу вслух надежду: великая Россия сможет поддержать не только Раймонда Паулса, но Евгения Догу и Михаила Волонтира, Дмитрия Гнатюка и Виргилиуса Норейку...

Раймонд Паулс: Кто ж против надежды...

- Недавно по телевизору показывали Игоря Крутого, которого поздравляла с юбилеем ваша внучка из Рима. Некоторые в Риге возмущались, что он снял для своего праздника весь оперный театр.

Раймонд Паулс: Зачем возмущаться? Театр получил за аренду хорошие деньги.

- У Крутого все продолжается юбилейный марафон. Помню, как-то в разговоре с Мстиславом Леопольдовичем Ростроповичем спросила, почему он полгода отмечает свой день рождения, уже объехал все царственные дворы Европы, на что он честно ответил: "Короли - тоже люди".

Раймонд Паулс: Он же очень остроумный был. Мне сам рассказывал, как играл какой-то концерт в российской глубинке в советское время. Так случилось, что заболел пианист, и вместо него вышел аккомпанировать баянист. Стали играть, и вдруг через какое-то время из зала поднимается человек и громким голосом говорит: ты, перестань пиликать! Дай сыграть баяну.

Сожгли все лодки

- Говорят, вы очень дачный человек?

Раймонд Паулс: Мы начали в 60-е годы строиться, когда надо было каждый кирпич по блату доставать. Теперь уже строят совершенно другие дома. Ну, а мы с Ланой сами все делаем. Нет у нас никаких садовников.

- Рыбу ловите?

Раймонд Паулс: Раньше часто ездил, теперь уже отошел. В моей компании все померли. Я остался один. Но и озеро надо чистить, а за ним никто не наблюдает. В Латвии много внутренних вод. В принципе, с рыбой не должно быть проблем. Но все наоборот. "Зеленые" начинают придираться. Раньше скосили траву и подожгли. А сейчас все гниет и попадает в озера.

- И какую рыбу сейчас едят в Латвии? Неужели только ту, что идет по квотам от Евросоюза из Норвегии, Дании, Швеции?

Раймонд Паулс: Евросоюз платил людям, чтобы они лодки сожгли.

- Сами рыбаки? Почему, зачем?

Раймонд Паулс: Так сокращали промысел. В Латвии были крупнейшие в СССР рыболовецкие колхозы, в Атлантику даже ходили на промысел. У нас раньше в каждом домике была лодка и копченая рыба, но нам доказали что копченое - это плохо, нельзя кушать.

- Вам лучше жить с евро?

Раймонд Паулс: Когда мы только перешли на евро, раздался звонок из литовской газеты: расскажите, мы вам поверим. Тогда отшутился: я латыш и вам правду не скажу. Когда у вас будет евро, тогда и созвонимся. Стало все очень дорого.

- Вы приедете в Москву на премьеру "Золушки" 22 октября?

Раймонд Паулс: Посмотрим. Театр - это такая вещь, никто не знает, чем это закончится.

Последние новости