Новости

Могут ли роботы заменить врача
В России врачей готовят 46 медицинских университетов в системе Минздрава России. Параллельно создано 35 медфакультетов в системе Минобрнауки России. Что нового появилось в подготовке медиков? Заменят ли роботы хирурга? Какое будущее у земского врача? Об этом обозреватель "РГ" беседует с главным специалистом Минздрава России по медицинскому образованию, ректором Первого Московского государственного медицинского университета имени Сеченова, членом-корреспондентом РАН Петром Глыбочко.

Петр Витальевич, вы удовлетворены качеством медицинской помощи в стране?

Петр Глыбочко: Медицинская помощь - это важный критерий всего уровня жизни страны. Могут быть все им довольны? Да никогда. Загляните в тот же Интернет. Есть специалисты, которые кого-то спасли, и об их клинике говорят с восторгом. Но ведь есть и те, кому помочь не смогли. Вот и получается, что "ложка дегтя в бочке меда" создает такой негатив в адрес той или иной клиники и здравоохранения в целом, что мало не покажется!

Ловко вы ушли от прямого ответа. И все-таки: да или нет?

Петр Глыбочко: Если бы качество и доступность отечественной службы здоровья были на должной высоте, не было бы такого количества российских соискателей зарубежного исцеления.

Вы считаете, оно всегда оправдано?

Петр Глыбочко: Ни в коем случае. С одной стороны, стало нормой ездить лечиться в зарубежные клиники. Но мы знаем и примеры, как после "зарубежной помощи" пациенты возвращаются домой для дальнейшего лечения.

Однако обратных примеров - обращения зарубежных граждан в российские клиники нет. Разве что из стран бывшего СССР.

Петр Глыбочко: Это так. Но далеко не всегда справедливо. Да, качество и доступность медицинской помощи в нашей стране пока не на должном современном уровне. Хотя проведенная модернизация позволила нам оснастить российские клиники до среднеевропейского уровня. А главное - у нас буксует качество подготовки специалистов. Оно отстает от тех огромных изменений, которые происходят в здравоохранении.

Беда в том, что в стране нет системы непрерывного медицинского образования, а без этого нет и современного врача. А ведь такая система должна включать в себя не только до дипломную, но и до вузовскую, и все формы последипломной подготовки специалистов. В отличие от подавляющего большинства других, во врачебных специальностях недостаточно лишь опыта работы или самообразования. В наше стремительное время должно постоянно меняться и врачевание. А потому в основе работы врача лежит принцип "учиться на протяжении всей жизни".

Вот появилась медицинская робототехника. С помощью, например, Робота да Винчи можно делать то, что еще совсем недавно было из сферы мечтаний. Робот да Винчи - это ныне модно. Не пожалели денег на их приобретение. Стоят они в клиниках, а специалистов, которые могут и умеют на них работать, нет.

Другое дело, когда новые технологии подкрепляются возможностью их освоения. В нашем университете представлена вся "цепочка" подготовки врача - от школьных медико-биологических классов до обучения действующих врачей самой современной технике. К тому же мы создали Концепцию непрерывного образования врачей в РФ. Сегодня она утверждена на Координационном Совете Минздрава России. Ее реализация стартовала в нынешнем году по трем направлениям: терапия, педиатрия и сельская медицина.

Система непрерывного медицинского образования (НМО) очень заманчиво звучит. И концепция предусматривает его как обязательное для медицинских и фармацевтических работников. Постоянное обучение после получения диплома по специальности должно длиться в течение всей жизни. Спору нет! Но оно доступно всем? Имею в виду тех, кто получил диплом 20, а то и 30 лет назад.

Петр Глыбочко: Даже пилотная реализация концепции НМО показала - не всем специалистам, получившим образование 20-30 лет назад, комфортно в новых реалиях. Вот даже система электронного рабочего места врача, разработанная Минздравом России, не всеми принята с пониманием. Особенно в регионах, которые должны вкладывать средства в модернизацию своего здравоохранения. У нас хромает компьютерная грамотность, техническая оснащенность на местах. Поэтому не всегда у врача-специалиста есть доступ к профессиональной информации в максимально удобное для его рабочего графика времени. Мы же исходим из того, что такая доступность должна быть одинаковой и для земского доктора, и для специалиста ведущих клиник страны.

Земский врач один на один с пациентом и с проблемой. Это думающий врач - специалист широкого профиля

Земского врача? Не устарело это понятие в наше интернетовское время?


Студентов учат: в основе работы врача лежит принцип "учиться на протяжении всей жизни". Фото: Photoxpress

Петр Глыбочко: Ничуть! Земский врач - это специалист, который один на один с пациентом и с проблемой. Это думающий врач - специалист широкого профиля. Вспомните, многие великие врачи начинали с земского уровня. А сейчас запущена и специальная программа - земский врач. Да, у такого врача должна быть перспектива и возможность роста вплоть до специалиста ведущих клиник страны. Но для этого нужна учеба. А учеба опять-таки определяется доступом к современной информации и методикам лечения.

Врачевание бессмысленно без консилиума у постели больного, когда собираются специалисты и вместе решают, какой путь исцеления избрать. Земский врач в глубинке такой возможности лишен. Он там порой не только один на один с пациентом, но и один на один с собой.

Петр Глыбочко: Земского врача раньше в таких ситуациях выручал тот или иной "справочник врача". Теперь другие времена. Сейчас нами внедряются в работу клинические рекомендации, стандарты, протоколы, которые до недавнего времени не использовались в российской практике. Поэтому мы много времени и средств уделяем дистанционным технологиям в здравоохранении. Врач должен иметь возможность зайти в Интернет и получить консультацию ведущего специалиста по данному конкретному случаю. К тому же развиваются симуляционные технологии, которые в корне меняют методы подготовки врача.

Считаю, что очень важно поднять и значение университетских клиник. Сейчас в пилотном режиме такой проект запускается в Москве. В дальнейшем положительный опыт можно реализовать по всей стране. А для этого нужно найти наиболее эффективную экономическую модель существования университетских клиник на базах городских больниц.

Как и во всем мире, у нас они должны стать местом концентрации лучших врачебных, научных и педагогических кадров. Это повысит качество и доступность медицинской, в том числе высокотехнологичной помощи. Это - уровень центров федерального значения. Они должны работать на всю страну, задавать тон всей отрасли. Они должны выполнять государственный заказ, определять стратегию в своей области и быть доступными в оказании бесплатного лечения.

Я бываю в регионах, там огромный дефицит медицинских кадров. Даже, например, в областном центре, где есть медицинских вуз, в сотне километров от этого центра, нет, прежде всего "узких специалистов". Нередко высказываются предложения о возвращении прежней системы распределения выпускников вузов...

Петр Глыбочко: Парадокс в том, что в системе здравоохранения больше востребованы специалисты широкого профиля: хирурги, терапевты, травматологи... Что касается советской системы распределения, то в наше время она, по-моему, не ко двору. Сейчас есть госзаказ на бюджетное образование, есть целевой контрактный прием, есть внебюджетный прием. Правда, практика последних лет показала неэффективность системы целевого приема. Проанализировав договоры с основными заказчиками специалистов от субъектов РФ, мы видим, что только треть из них закрепили дополнительные материальные расходы на подготовку того или иного специалиста.

Доходит до казусных примеров, когда субъект или организация закрепляет в качестве дополнительных социальных мер поддержки во время обучения - возможность пользоваться спортивными или культурными сооружениями. Безусловно, такая система не сможет выровнять существующий дисбаланс в подготовке и распределении специалистов. Вузы способны готовить кадры. Но прежде всего региональная власть должна быть заинтересована в получении необходимого специалиста, будь то в районном центре или на селе. Выходом могла бы стать система образовательных грантов на прием, которая, кстати, работает во многих странах мира. Уже на уровне поступления между вузом и студентом заключается договор, определяющий и прохождение практики, и срок отработки в том регионе, который нуждается в данном специалисте. Зато студент имеет право вернуться в ординатуру в тот вуз, в котором получил образование. Именно такая система и определит выбор молодого человека: обучение по бюджету, внебюджету, по гранту или целевому контрактному набору.

На ваш взгляд уровень подготовки в зарубежных вузах лучше?

Петр Глыбочко: Я бы так не сказал. Вот учиться друг у друга необходимо. Недавно под эгидой Первого меда и Харбинского медицинского университета создана Российско-китайская ассоциация медицинских университетов. В нее уже вошли 20 вузов обеих стран, и мы надеемся расширить их число. Ведь для всех участников это возможность не только широкого научного сотрудничества, но и академического обмена студентами и преподавателями. И Китай здесь выбран не случайно, хотя по инерции люди стремятся за качественной медицинской помощью в Германию, Израиль, США. Между тем медицина Китая уникальна и многое может. Недаром говорят о традициях китайской медицины. А вот цифры: в Харбине, например, в медицинском университете 15 000 коек, там учатся студенты, оказывается медицинская помощь, проводятся научные исследования.

В университетских клиниках Первого меда всего 3000 коек, а в большинстве медицинских вузов страны они вовсе отсутствуют. Чувствуете разницу? Должен сказать, что после проведенной модернизации клиники Первого МГМУ имени Сеченова вышли на европейский уровень. И все же нам есть чему учиться друг у друга, с коллегами из других стран. Ведь самая современная техника не заменит лучшие традиции российской медицинской школы - грамотный осмотр и умение общаться с пациентом, самостоятельный сбор анамнеза... Поэтому именно в сочетании классического медицинского образования и передовых технологий мне видится будущее нашего здравоохранения.