Новости

Госдума приняла в первом чтении президентский законопроект, вводящий новые ограничения для чиновников. Список лиц, которым запрещено иметь счета и активы за рубежом, отныне будет значительно расширен. В него войдут сотрудники Центробанка, государственных корпораций, таможенных органов, Следственного комитета, военные, сотрудники ОВД - то есть "все лица, которые участвуют в подготовке решений, затрагивающих вопросы суверенитета и национальной безопасности Российской Федерации". Кроме того, претендующие на работу в любых органах государственной власти на федеральном и региональном уровнях будут обязаны предоставлять сведения о доходах при поступлении на работу.

Ужесточаются также требования к отчетам госчиновников о своих крупных расходах. Например, если чиновник купит недвижимость, автомобиль или ценные бумаги на общую сумму, превышающую доход его семьи за предшествующие три года, ему придется представить и сведения о расходах: своих, супруга и несовершеннолетних детей. Прокуратуре предполагается дать право обращаться в арбитражные суды для изъятия имущества из незаконного владения. Председатель Комитета по безопасности и противодействию коррупции Ирина Яровая сообщила, что, помимо прочего, предлагается ввести понятие "малозначительности" коррупционного правонарушения, чтобы "дифференцировать уровень ответственности, которая наступает при совершении проступка". Определять "малозначительность" нарушения будут созданные в госорганах комиссии по рассмотрению конфликта интересов.

Подобные ограничения прежде касались только руководства страны, Генеральной прокуратуры и Центрального банка, глав госкорпораций и тех федеральных чиновников, которых назначают президент, правительство или генпрокурор. Теперь же они распространятся на широкий круг должностных лиц.

По мнению некоторых законодателей, новые антикоррупционные меры не дадут ожидаемого результата. Результат, полагает депутат от КПРФ Валерий Рашкин, появится, если Россия наконец ратифицирует 20-ю статью Конвенции ООН по борьбе с коррупцией. Ее ратификация повлекла бы ужесточение Уголовного кодекса, в котором появилась бы статья "незаконное обогащение". "А у нас все сходит с рук", - сказал депутат и назвал законопроект "популистской мерой, которая ничего не решает".

Называя очередные антикоррупционные новации "популистской мерой", Валерий Рашкин, вероятно, считает, что они будут иметь позитивный общественный резонанс, только на это якобы и рассчитаны. Но это распространенное заблуждение - полагать, будто граждане с нетерпением ждут, чем еще верховная власть прижмет чиновничью касту, каким дополнительным частоколом запретов, ужесточений, ограничений ее окружит. Социологические опросы показывают, что у населения заметно притупился интерес к материальному благосостоянию разного рода начальников. Лет двадцать - тридцать назад такой интерес был гораздо острее. В одном из рассказов Василия Шукшина описано бурное толковище мужиков с автобазы. "Видели на улице молодого попа и теперь выясняли, сколько он получает. Больше других орал Витька Кибяков, рябой, бледный, с большими печальными глазами...

- Ты знаешь, что у него персональная "Волга"?! - кричал Рашпиль (Витьку звали Рашпиль). - У их, когда они еще учатся, стипендия - сто пятьдесят рублей! Понял? Сти-пен-дия!

- У них есть персональные, верно, но не у молодых. Чего ты мне будешь говорить? Персональные - у этих... апостолов. Не у апостолов, а у этих... как их?..

- Понял? У апостолов - персональные "Волги"! Во, пень дремучий. Сам ты апостол!

- Сто пятьдесят стипендия! А сколько же тогда оклад?"

Считать деньги в карманах сановных особ и выяснять, на чем они ездят,

- казалось, нет для обывателя удовольствия слаще. Но времена меняются. По данным ВЦИОМа, лишь 13 процентов опрошенных ознакомились с "некоторыми декларациями" о доходах должностных лиц. Большинство же не стремятся узнать, "сколько получает" министр, губернатор или глава района. В ряду причин, объясняющих, почему отчетные документы такого рода не пользуются широким читательским спросом, - "отсутствие интереса к чужим доходам" (34 процента) и априорное недоверие к предоставленной информации (29 процентов). Нежелание узнавать, сколько заработал тот или иной чиновник, вовсе не говорит о том, что и саму потребность в такой информации общество утратило. Почти 60 процентов респондентов, даже не очень доверяя опубликованным данным, на вопрос, надо ли дальше их публиковать, твердо отвечают: надо! То есть более половины населения надеется, что открытый доступ к сведениям, ранее недоступным для широкого обозрения, кого-то из чиновников остережет, поставит в рамки. Притом что абсолютное большинство (70 процентов) не доверяют опубликованным данным, лишь 17 процентов относятся к ним с доверием. По тем же опросам, каждый третий россиянин требует введения смертной казни за коррупцию. Почти 40 процентов опрошенных настаивают на радикальной чистке и сокращении госаппарата. И столько же респондентов предлагают сделать нормой конфискацию имущества не только коррупционеров, но и членов их семей. Что же касается неуклонно растущего благосостояния важных персон, то оно уже мало кого интересует. Сто пятьдесят рублей стипендии "молодому попу" и персональная "Волга" "апостолам" - это еще как-то укладывалось в голове. Материальный достаток сегодняшних важных персон непредставим. Поэтому даже зависти не возбуждает.

Власть Позиция Колонка Валерия Выжутовича