Новости

Назначена крупнейшая компенсация за врачебную ошибку
Приморский районный суд Санкт-Петербурга взыскал в качестве компенсации морального вреда 15 миллионов рублей с клиники местного медицинского университета, чьи врачи, на взгляд истицы, жестоко ошиблись, принимая роды. По мнению правоведов, за рекордной компенсацией просматривается тенденция: суды стали чаще наказывать врачей за совершенные ошибки.

По решению суда больница обязана выплатить Ирине Р., чей сын родился с необратимым повреждением головного мозга и прожил чуть больше двух лет, компенсацию морального вреда в размере 15 млн рублей. Как установили эксперты, виной тому ошибка врачей, выбравших неправильный путь. Малыш не был способен самостоятельно двигаться, держать голову и глотать. После двух лет мучений мальчик умер.

Ирина боролась за жизнь сына до последнего, хотя врачи предлагали ей отказаться от ребенка. Два года ее комната в доме по сути была больничной палатой. Женщина не работала, всю себя посвятив малышу, которому требовался круглосуточный уход. Но чуда не случилось. Хотя, если бы врачи вовремя согласились сделать кесарево сечение, никакой беды, скорее всего, не случилось.

Правда, сами медики свои профессиональные огрехи категорически отрицали. Врач-акушер даже заверила суд, что, даже зная последствия, действовала бы также. А в беде, мол, надо винить либо какие-то хронические инфекции, либо вредные для здоровья условия работы пострадавшей. Тем не менее независимые эксперты с такой позицией не согласились.

В подобных делах, кстати, всегда трудно доказать, что врачи сделали свое дело не так, как надо. Разобраться в нюансах могут только профессионалы, тоже медики. Однако правоведы подозревают, что в таких случаях корпоративная солидарность подчас берет вверх над истиной. Так что у истицы были основания сомневаться в объективности местных экспертов.

"Практика по этим категориям дел довольно скудная, но мы не оставили это дело, в первую очередь, потому что Ирину было действительно жаль. Страдания и мучения, которые она испытала, невозможно передать, - рассказывает адвокат Любовь Дуйко. - Подготовка иска продвигалась медленно, поскольку после родов Ирина была вынуждена перенести ряд операций и заниматься уходом за ребенком, находящимся, в тяжелом состоянии".

В ходе процесса врачи отвергали основные финансовые требования к ним. Но любезно были согласны оплатить расходы по погребению ребенка и некоторые другие траты.

Хотя суд первой инстанции полностью встал на сторону истца, точка в споре не поставлена. Ответчики обжаловали решение. Однако, по словам экспертов, сам факт, что суд первой инстанции не счел завышенными миллионные требования возмещения морального вреда, говорит о многом. По заявленной и присужденной сумме дело прецедента не имеет, хотя аналогичные иски подаются регулярно. "Важно понимать, что данный прецедент взыскания такой суммы возмещения морального вреда вследствие врачебной ошибки не может стать массовой практикой, у Ирины случай особо тяжелый. Мы считаем размер компенсации как минимум соразмерным причиненному вреду. Вряд ли найдется человек, который согласится за 15 миллионов пройти этот путь" - комментирует адвокат Виктория Ищенко. Главным здесь является факт, что суд скрупулезно разобрал столь сложное в силу медицинской специфики дело. Чужую жизнь и материнскую любовь, конечно, в рублях не измерить. Но ошибку, халатность, непрофессионализм вполне можно оценивать по самым высоким ставкам для расплаты. Вот лишь сухие цитаты из решения суда: "После смерти ребенка Ирина тяжело переживала, закрывалась в своей комнате и не выходила оттуда. Через месяц она вышла на работу, возвращалась с работы и запиралась в своей комнате", рассказывают ее близкие. Свидетели не сдерживали слез в судебном заседании. Может быть, кому-то и после этого сумма компенсации покажется завышенной?

Между тем

Как сообщает пресс-служба Главного следственного управления Следственного комитета РФ по Петербургу, в Северной столице расследуется трагедия, которая произошла во время одной из операций СПб ГБУЗ "Елизаветинская больница". По словам следователей, речь идет о врачебной ошибке. При проведении полостной операции 35-летнему мужчине неустановленный сотрудник медицинского персонала оставил (то есть забыл) хирургический инструмент в брюшной полости оперируемого, что привело к ряду осложнений, от которых мужчина скончался 28 мая 2014 года.

А в Красноярском крае Канский городской суд взыскал с местной больницы 300 тысяч рублей в качестве компенсации морального вреда в пользу подростка, которому врачи неправильно наложили гипс, что потом вызвало массу проблем. В Тюменской же области роженица, проходившая год с салфеткой в животе, забытой там врачами после кесарева сечения, взыскала с больницы 300 тысяч рублей в счет компенсации морального вреда.

Последние новости