Новости

28.10.2014 00:45

Для монополиста места нет

Текст: (Президент Союза нефтегазопромышленников России)
Создание национальной нефтесервисной компании отрицательно повлияет на развитие отрасли
После введения западных санкций против российской нефтяной отрасли особую актуальность приобрела тема импортозамещения.

В сфере нефтесервиса этот вопрос предлагается решить путем создания единой национальной компании. Идея эта не нова, она обсуждалась еще десять лет назад. Специальная группа по вопросам российского нефтесервиса работала в минэнерго под председательством министра Александра Новака не далее как в прошлом году. Но каждый раз создание такой компании вполне закономерно снималось с повестки дня.

Причин тому несколько. Во-первых, нефтегазосервисную индустрию не следует рассматривать как самодостаточную. Она лишь служит для обеспечения эффективной работы добывающих отраслей, решения задач по увеличению нефте- и газоотдачи пластов. А монополизация на рынке сервиса неизменно приведет к падению качества оказываемых для заказчиков услуг. Создав неповоротливого монстра-монополиста, мы неизбежно ослабим и саму отрасль, и весь ТЭК.

Если консолидация добычных активов до определенных пределов обоснована, то в сфере нефтесервиса данный шаг контрпродуктивен, поскольку лишает добывающие компании возможностей выбора наиболее эффективного подрядчика.

В СССР, например, когда-то существовало единственное предприятие, специализирующееся на изготовлении электроцентробежных насосов для добычи нефти, - Альметьевский завод погружных электронасосов. Руководители нефтедобывающих предприятий понимали: нет насосов - не выполнишь план. Возникала странная ситуация, когда заказчикам приходилось чуть ли не вымаливать поставки у единственного подрядчика, а директора НГДУ часами просиживали в приемной руководителя своего поставщика. Нужно ли возвращаться к этой ситуации сегодня? По-моему, ответ очевиден.

Во-вторых, создание национальной нефтесервисной (инжиниринговой) компании ослабит, если не уничтожит, конкуренцию между подрядчиками. А это не только вступит в противоречие с антимонопольным законодательством и негативно скажется на развитии самой сервисной отрасли, но и отрицательно повлияет на добычу в России в целом.

Добыча нефти в РФ, которая неизменно росла с начала 2000-х годов, сейчас стабилизировалась. Не исключено, что уже по результатам текущего года мы увидим снижение. С чем это связано, знает любой нефтяник. Основным добывающим регионом Российской Федерации является Западная Сибирь, порядка 50% всей отечественной добычи дает Ханты-Мансийский автономный округ - Югра. Добыча там уже который год подряд сокращается из-за выработки старых месторождений. Издержки при этом растут со среднегодовым темпом в 10-15%. Таким образом, мы наблюдаем ухудшение показателей и по объемам добычи, и по экономике проектов. Придать большую или меньшую стабильность ситуации удается только за счет масштабного применения передовых технологий, носителями которых являются нефтесервисные компании. Разве отсутствие конкуренции между ними поможет разработке новых технологий, оборудования, в конечном счете импортозамещению?

Хочу подчеркнуть еще раз то, о чем говорил всегда: отечественные нефтесервисные предприятия пока недостаточно вооружены технически. Они сталкиваются с неизменными сложностями в привлечении финансовых средств.

Замглавы Минэнерго России Кирилл Молодцов оценил долю высокотехнологичных процессов в добыче на уровне 20% от нефтесервисных услуг. Это проекты с повышенной сложностью, где альтернативы использованию зарубежных подрядчиков, технологий и оборудования пока не существует.

Я имею в виду оборудование для заканчивания многоствольных скважин, производимое только в США; оборудование для гидроразрыва пласта; технологии для бурения горизонтальных скважин и наклонно-направленного бурения роторно-управляемыми системами и так далее. Без них освоение новых месторождений и восполнение выбывающей добычи на стареющих промыслах будет существенно затруднено.

Например, крупнейшим из месторождений, открытых и введенных в эксплуатацию в России за последние четверть века, является Ванкорское. За счет чего "Роснефти" на Ванкоре удалось достичь одного из самых высоких коэффициентов извлечения нефти в отечественном ТЭК? За счет применяемых технологических решений, в частности масштабного бурения наклонно-направленных скважин с горизонтальным окончанием и автоматизации добычи.

Исправит ли ситуацию создание некоего единого оператора - национальной нефтесервисной компании? Уверен, нет. Только соревнуясь между собой, подрядчики будут совершенствовать технологии и оборудование.

В-третьих, создание национальной нефтесервисной компании предполагается за счет интеграции существующих бизнесов, консолидации компаний различных форм собственности, а, по разным оценкам, на российском рынке сейчас работает от 200 до 300 предприятий. Это неизбежно породит организационные и правовые коллизии, отрасль вместо своей основной работы и решения задачи импортозамещения будет озабочена корпоративными войнами, защитой собственности, судебными тяжбами и прочими непроизводственными проблемами. И вовсе не очевидно, что интегратор получит в итоге лучшие активы, а не те, от которых их нынешние собственники будут рады избавиться. Как вся эта непрофильная возня повлияет на производство? Ответ, на мой взгляд, ясен.

В-четвертых, десять лет назад инвестиции в создание единой нефтесервисной компании оценивались в 3-4 миллиарда рублей. Сегодня масштабы иные: вложения уже оцениваются заказчиками на уровне минимум 40 миллиардов рублей, скорее всего, в несколько раз больше. Ведь только одна из крупнейших в России нефтесервисных компаний, "РУ-Энерджи Групп", в 2013 году инвестировала в модернизацию более 6 миллиардов рублей. Есть ли необходимые средства у правительства в условиях, когда все чаще из абсолютно разных отраслей слышатся просьбы о господдержке в условиях ухудшающейся макроэкономики? Похоже, что нет!

Именно поэтому идея создания интегратора не нашла поддержки ни у крупнейших добывающих компаний - "Роснефти" и "ЛУКОЙЛа", ни в Правительстве РФ. Вице-премьер Аркадий Дворкович дал однозначный ответ: "Правительство не планирует выделять на это какие-то ресурсы, использовать на это бюджетные средства". Он также подчеркнул, что это частная инициатива отдельных организаций: "Никаких льгот и привилегий ни одной сервисной компании не планируется".

Я соглашусь и с оценкой, данной главой "Роснефти" Игорем Сечиным: "Если нас будут обязывать размещать заказы, то это вообще далеко от рынка, мы создадим нового монополиста". И с оценкой руководителя "ЛУКОЙЛа" Вагита Алекперова: "В России потратили 20 лет для того, чтобы создать рынок сервиса. Сегодня мы пользуемся уникальной возможностью привлечения лучших подрядчиков на лучших условиях. Их большое количество позволяет нам экономить средства и получать качественный сервис. Поэтому для меня создание национальной нефтесервисной компании - это неприемлемый вопрос".

В-пятых, даже самим кураторам проекта единого сервисного подрядчика совершенно неясна схема ценообразования на услуги этого монополиста. Кто и как будет устанавливать расценки, каковы ориентиры? Будет ли такая компания приравнена к естественным монополиям?

И наконец, крупный интегратор в сфере нефтесервиса может стать заметной мишенью для новой санкционной атаки. Тогда получится, что, едва родившись, проект может быть технологически уничтожен вместе со всеми интегрированными в него компаниями, которые без него вполне могли бы развиваться.

Вопросов в связи с национальной нефтесервисной компанией возникает столько, что проще поставить всего один: зачем нам это нужно? И раз ответив на него "нам это не нужно", стоит навсегда отказаться от идеи, которая не принесет государству и ТЭКу ничего, кроме конфликтов, снижения качества работ, неоправданных трат бюджетных средств и в итоге - резкого падения добычи.

Все это, однако, не значит, что государству не нужно уделять внимания развитию конкурентного отечественного нефтесервиса. Соответствующие решения подготовлены группой минэнерго уже год назад.

В первую очередь значительный результат в условиях, когда российские компании испытывают затруднения с финансированием, принесет сокращение сроков оплаты работ нефтесервисных организаций с 60 до 30 дней.

Другой мерой эффективной и обоснованной господдержки являются льготные ставки по кредитам. Не секрет, что рост затрат на модернизацию привел к увеличению кредитной нагрузки на отечественный нефтесервис. Компании балансируют на грани рентабельности, обновляя до половины парка буровых установок в кредит. Именно высокая кредитная нагрузка зачастую не дает российским нефтесервисникам конкурировать с иностранцами на равных, создает угрозу их выкупа иностранными игроками.

Наконец, ужесточение мер по отношению к недобросовестным компаниям.

Нужно также создавать условия для локализации производства и подготовки персонала в России иностранными нефтесервисными предприятиями. Есть примеры, достойные поддержки со стороны государства, например, заводы и учебный центр компании "Шлюмберже" в Тюменской области.

Там же, в Тюмени, создан целый национальный нефтепромысловый кластер в рамках концепции технопарка. На мой взгляд, это еще один из вариантов ускоренного развития отечественного нефтесервиса.

Мы не должны тратить время и деньги, создавая интегратора-монополиста с непредсказуемой судьбой и сомнительной эффективностью, но идти по другому пути - укреплять наши действующие сервисные компании, делать их более мобильными и современными, улучшать их финансовое состояние. Таково требование текущего момента.

Популярное на сайте