Новости

29.10.2014 01:00
Рубрика: Экономика

Дольше жить, больше работать

Минфин хотел бы отправлять на пенсию позже
К 2020 году российские мужчины в среднем будут жить больше 70 лет, а женщины - больше восьмидесяти. Чтобы обеспечить всех достойной пенсией, не подорвав при этом экономику, в России придется повышать пенсионный возраст, считает заместитель министра финансов РФ Алексей Моисеев. Рассказал он "РГ" и о том, ликвидируют ли накопительную часть пенсии, как россияне с 2015 года будут помогать экономике деньгами из своего кармана, случится ли кризис на банковском рынке и почему наш бюджет не зависит от цен на нефть.

Алексей Владимирович, что стоит ожидать россиянам от пенсионной реформы? Останется ли накопительная часть пенсии, что будет с негосударственными пенсионными фондами (НПФ)?

Алексей Моисеев: Сейчас нужно активно развивать внутренние источники инвестиций. Минфин и Банк России полностью сходятся на том, что НПФ для этого являются основным источником. И о сворачивании накопительной системы никто не говорит.

Есть предложение реформировать ее таким образом, чтобы объединить обязательное пенсионное страхование (ОПС) с добровольным пенсионным обеспечением. Сейчас жителям страны нужно делать выбор между тем и другим. Из имеющих право на формирование накопительной части пенсии людей его сделали уже больше половины.

У них эти деньги идут на формирование их накопительной пенсии в рамках ОПС, называется это "пенсионные накопления".

А если гражданин или его работодатель самостоятельно, за рамками этого требования выбрали накопительную пенсию, это называется "пенсионные резервы" и регулируется совершенно по-другому. Разные декларации, разные правила. Отчасти это неверно, и мы об этом будем думать. О ликвидации накопительной части целиком речь здесь, конечно, не идет, только о продолжении реформы с целью создания для граждан полноценной возможности для обеспечения себе достойной старости.

Но часть пенсионных накоплений граждан из НПФ все-таки изъята...

Алексей Моисеев: Взносы россиян за 2014 и за 2015 годы пошли и пойдут на формирование страховой части пенсии, это решение определено законом. Эти деньги не вернутся, они уже использованы: права граждан, которые не сформировываются в накопительной части, будут сформированы в страховой части. И поэтому ни о каком "изъятии" здесь речь точно не идет.

Что же касается денег, которые физически принадлежали гражданам, такие, как материнский капитал, переводы денег из ПФР в негосударственный пенсионный фонд по заявлению и так далее, то предполагается их отдать негосударственным пенсионным фондам в 2015 году.

Повышение пенсионного возраста в эти планы встраивается?

Алексей Моисеев: Система социальной поддержки должна отражать меняющуюся демографическую и социальную ситуацию.

В недавнем прошлом в нашей стране была крайне низкая продолжительность жизни мужчин - на протяжении 1990-х - начала 2000-х она составляла 58-59 лет.

В настоящее время, в том числе благодаря развитию системы здравоохранения, средняя продолжительность жизни мужчин выросла до 65 лет, а к 2020 году при сохранении нынешних тенденций она превысит 70 лет. Продолжительность жизни женщин уже сейчас превышает 76 лет и при сохранении нынешних тенденций превысит 80 лет в 2020 году. Растет и занятость среди пенсионеров, уже сейчас более половины пенсионеров при выходе на пенсию продолжают работать.

Вместе с тем старение населения сокращает соотношение между плательщиками страховых взносов и пенсионерами: на 100 пенсионеров приходится лишь 121 работник, с зарплаты которого уплачиваются страховые взносы. Это одно из самых низких в мире соотношений. К концу 2020-х годов численность плательщиков взносов и пенсионеров сравняется. Из-за увеличения распространенности высшего образования откладывается начало трудовой деятельности, чтобы получать пенсию один год российские женщины работают в среднем менее полутора лет, тогда как в странах ОЭСР требуется не менее двух лет. Все это негативно скажется на величине пенсий (к середине 2020-х соотношение пенсии и зарплаты будет менее 30 процентов) и на темпах экономического роста.

Повышение эффективного возраста выхода на пенсию является единственным способом добиться трех важнейших задач: повысить пенсии, сократить дефицит бюджета Пенсионного фонда России и отказаться от повышения (а в идеале снизить) налоговую нагрузку на экономику.

Если мы хотим иметь высокие темпы экономического роста, достойные пенсии и приемлемые налоги, без повышения пенсионного возраста не обойтись.

А молодежи когда нужно начинать задумываться о будущей пенсии?

Алексей Моисеев: По закону у вас есть 5 лет с того момента, как вы начали работать, чтобы выбрать накопительную или страховую пенсию. Конечно, мой совет выбрать накопительную. Если вы планируете вести активную трудовую жизнь и в будущем хорошо зарабатывать, надо уже лет с двадцати подумать о своей накопительной части. В дальнейшем, если вы будете хорошо зарабатывать, то вы сможете и завести себе дополнительное пенсионное обеспечение или купить себе полис накопительного страхования жизни - что вам в вашей жизненной ситуации, исходя из ваших личных вкусов больше понравится. Финансовая индустрия сейчас предлагает большое количество такого рода "продуктов", сейчас мы их пытаемся как-то стандартизировать, обустроить надзором. Я думаю, что к моменту выхода на пенсию нынешних двадцатилетних все уже будет в этом плане хорошо.

Просто когда молодой человек слышит слово "пенсия", он сразу думает, что это только для бабушек и дедушек. Но нет, когда мы говорим про накопительную часть, это даже и не пенсия, это возможность жить достойно после того, как способность зарабатывать снизится в силу возраста.

Где сейчас российская экономика может найти источник необходимых "длинных" денег внутри страны, кроме как в НПФ? Внешние рынки заимствований ведь частично закрыты.

Алексей Моисеев: Есть по этому поводу два ответа. Первый ответ - кассовый, то есть откуда брать деньги. Например, из нашего высокого и выросшего в этом году профицита текущего счета. По последним данным, он составил около 4 процентов ВВП, - это высокий уровень. Его уже точно достаточно для того, чтобы выплачивать все долги, которые раньше предлагалось рефинансировать. Это источник, который обеспечит приток денег в экономику.

Но как их направить на финансирование инвестиций? Для этого есть два пути. Первый - "короткие" деньги в банках. Сейчас у банков происходит некоторая "ломка" в связи с резким падением прибыльности и даже убыточности программ потребительского кредитования, что естественным образом заставляет их быть более внимательными к таким вещам, как ипотека и кредиты среднему бизнесу. К сожалению для этих банков и к счастью для российской экономики, выдача кредитов на покупку чайников больше не является эффективной и прибыльной операцией. Такие операции вообще финансируют практически только импорт. Но в любом случае для "длинных" денежных потоков банки не годятся.

Как минимум о накопительной части своей пенсии нужно начинать думать с двадцати лет

Зато помимо НПФ для этого годятся компании по страхованию жизни. Причем даже больше, чем пенсионные фонды. Им не надо ежегодно отчитываться о стоимости и объеме накоплений, они могут инвестировать в дело, которое заработает только через 5-6 лет.

И есть еще такая вещь, как индивидуальные инвестиционные счета для граждан, которая в полной мере заработает с января следующего года. По ним есть налоговые льготы. Такие счета позволят в долгую, сроком на пять лет и более, фактически приносить людям свои деньги на российский финансовый рынок. Такой способ во всех развитых экономиках является основным источником внутренних инвестиций, когда ими становятся сбережения граждан.

Вообще финансирование развития и модернизации экономики через внешнее финансирование сейчас можно назвать редким феноменом. А вот внутренние источники - совсем другое дело.

Но пока у россиян в приоритете все-таки банки. Учитывая текущую ситуацию, вы кризиса на этом рынке не ожидаете?

Алексей Моисеев: Нет. Были разговоры о том, что может не хватить денег в Агентстве по страхованию вкладов. Теперь понятно, что основания они не имеют: принят закон, который позволяет в случае острого недостатка средств агентству брать кредит в ЦБ. Так что ситуация, когда большой банк теряет лицензию и его клиенты остаются без денег, невозможна.

Но некоторые сложности у банковской системы, конечно, остаются. Дело в том, что самыми прибыльными в последние годы были те банки, которые выдавали больше всех потребительских кредитов, продавали "кредитно-карточный" продукт. Сейчас у них серьезные проблемы с резким падением прибыли. И вот им придется перенастраиваться на более полезные для экономики вещи. Например, на ипотеку, кредитование малого и среднего бизнеса.

Снижение ставок по кредитам для россиян из грядущей "перенастройки" банковского бизнеса не вытекает?

Алексей Моисеев: В некоторых банках они уже снизились после "антиростовщических" мер ЦБ. Но сейчас экономической причины для того, что банк снижал бы стоимость своих кредитов, нет. Потому что стоимость пассивов и отчисления на создание резервов сильно выросли.

Эти проблемы банков на клиентов могут перейти?

Алексей Моисеев: У нас надежная система страхования вкладов. И, как ни парадоксально, в этом тоже есть проблема. Бывает, что граждане очень сильно надеются на страхование своих вкладов и вообще не смотрят, в какой банк они несут деньги. Все равно 700 тысяч рублей вернут. Но ведь вкладывают часто и суммы побольше. Поэтому посоветовал бы все-таки обращать больше внимания на качество банка.

Для чего минфин теперь будет проводить валютно-депозитные аукционы? Только для банков или курс рубля пора спасать?

Алексей Моисеев: С курсом рубля они не связаны. Мы ведь не будем продавать свои доллары для поддержки отечественной валюты, а будем давать банкам взаймы. И ожидаем получить их обратно.

А вот к чему аукционы имеют отношение, так это к тому, что у наших банков сложился некоторый дефицит долларовой ликвидности. При этом нельзя сказать, что долларов мало. Их часто нет там, где они нужны, потому что банкам стало труднее занять за рубежом. При этом, они есть в других банках или в другое время. Поэтому и нужны аукционы - для сглаживания этой пространственно-временной неэффективности. Первый из них состоится ближе к середине ноября.

Доллар усилил свои позиции из-за последнего снижения цен на нефть. Оно пришло всерьез и надолго?

Алексей Моисеев: На снижение цен на нефть повлиял целый ряд факторов, связанных со спросом и предложением. С другой стороны, надо признать, что ее высокая летняя цена в 114 долларов была скорее спекулятивной и ничем не обоснованной. Прошел спекулятивный период, упали цены. И текущий уровень стоимости барреля нефти, скорее всего, следующие три года таким и останется. Мы не ожидаем как ни ее дальнейшего снижения, так и быстрого отскока вверх.

На наш бюджет такой уровень цен плохо не повлияет?

Алексей Моисеев: У многих есть иллюзии по поводу того, что бюджет у нас зависит от долларовой цены на нефть. Это не так. Бюджет у нас зависит от рублевой цены на нефть. Расходы ведь в рублях почти все. А раз нефть продается за доллары, то ее рублевая цена зависит не только от уровня цен на нефть, но и курса доллара по отношению к рублю. Поэтому каких-то серьезных проблем сейчас, связанных с балансировкой бюджета и снижением цены нефти, у нас нет.

Тем более что, как мне кажется, в 2015 году российская экономика немного подрастет. И не будет уже большого количества инфляционных шоков, как в нынешнем году. Поэтому уровень инфляции тоже снизится.

Визитная карточка

Алексей Владимирович Моисеев, заместитель министра финансов России.

Родился в Москве 6 марта 1973 года. Окончил Государственную академию управления им. Серго Орджоникидзе по специальности "мировая экономика". Проходил повышение квалификации в городе Рочестер, США.

До назначения в минфин в 2012 году, работал ведущим экономистом Банка России, а также в некоторых инвестиционных банках.

Владеет английским языком. Женат, шестеро детей.

Подписка на первое полугодие 2017 года
Спроси на своем избирательном участке