Новости

29.10.2014 00:51
Рубрика: Власть

Россия и правовой порядок

Текст: (депутат Госдумы РФ, Чрезвычайный и Полномочный Посол, доктор юридических наук)
Россия идеолог международного правоприменения
Выступление Президента Российской Федерации Владимира Путина на Валдайском форуме символично пришлось на День Организации Объединенных Наций.

На это мало кто  обратил внимание. К сожалению. Но именно ООН как центр системы международной безопасности и сотрудничества продолжает свою фундаментальную функцию, несмотря на все проблемы, противоречия и флуктации мирового сообщества. Ей требуется помощь - конкретная, разнообразная, прагматичная. Накануне 70-летия Организации (2015 г.) этот вывод приобретает особое, прикладное, значение. Он затрагивает в широком смысле всю зону ответственности современных государств за эффективный устойчивый порядок в международных отношениях, его качество и креативность перед вызовами и угрозами XXI в. Как следует из комплексных, сконцентрированных на сути мирового кризиса, геополитики и геоэкономики, рассуждений главы российского государства, миросообщество сегодня подошло к предельно опасной черте. Если тренды, возникшие по вине США и их союзников, партнеров по военно-политическим, торгово-экономическим блокам, связанные с нарушением фундаментальных принципов международного права, дисгармонии триады интересов (национальные, групповые/региональные и общемировые), с жестким утверждением одностороннего, однополярного мира, будут развиваться и далее, вулканизация мира, раскол его на отдельные фрагменты, конфликты межгосударственного, межнационального и межконфессионального свойства и другие последствия такой политики, станут необратимыми, критичными. Возникает далеко не риторический вопрос о судьбе цивилизации. Владимир Путин не только обозначил эту стратегическую опасность. Но и на конкретных примерах (Ближний Восток, Африка, Украина, практика "цветных революций", НАТО) показал пути оптимизации мироуправления. Одно из самых главных направлений, по его убеждению, - защита и обеспечение международного права, прогрессивное развитие его принципов, императивных норм, отраслей и институтов. В очередной раз Россия показывает себя в статусе идеолога, спонсора и ответственного субъекта международного правоприменения. Такой подход, впервые продемонстрированный Владимиром Путиным на Мюнхенской встрече 2007 г., вновь оказался адекватным, практичным, но с большими акцентами на остроту и проблемность сегодняшнего состояния международной законности. Незатребованным, по многим причинам, он не мог быть. Так, явление международно-правового нигилизма стало настолько широким, что оно фактически уже утвердилось во внешней политике многих стран "золотого миллиарда" и позиционирующих себя сторонниками демократии, прав человека, примеряющих на себя мантию всемирного судьи и контролера. Такие "примитивные" с их точки зрения понятия, как суверенитет, запрет на вмешательство во внутренние дела, нелегитимное  применение силы в обход критериев Устава ООН и другие реалии, без которых миропорядок морали и права просто не состоится, в лучшем случае в расчет не принимаются, а в худшем - просто нарушаются. Урок правды о состоянии международного права, который провел во время Валдайской встречи Владимир Путин, на западе не понравился, вызвал раздражение, особенно в стане тех, кто сделал или хочет сделать русофобство, нигилизм, национальный эгоизм символами времени, императивами своей внешней деятельности. И ожидаемо - самая сильная волна критики идет ныне от правительственных кругов, экспертного и партийного сообщества Соединенных Штатов. Ежедневные публикации тому свидетельство (The New York Times, Financial Times, The Times, The Washington Times). Реакция понята и даже ожидаема. И она убеждает в правильности российских оценок, их реализме. Если привести самую малую толику фактов, связанных с поведением официального Вашингтона на мировой арене, то политическая и прикладная ценность заявленных публично оценок в Сочи станет еще более весомой. Реализация плана практически абсолютного господства США (Pax American), доминирования его интересов в миросообществе обеспечивается и предельно эгоистичным, субъективным отношением к сотрудничеству в сфере международно-правового регулирования. Американцы очень избирательно походят к международным договорам. Ими, в частности, не ратифицированы многие значимые конвенции: о правах ребенка (1999), о ликвидации всех форм дискриминации в отношении женщин (1979), о правах инвалидов (2006). Длительное время США просто не подписывает важнейшие акты, например, договор о запрещении мин 2001 г. 

Именно эта страна нередко тормозит процесс кодификации и прогрессивного развития  ряда отраслей (проблема разоружения в космическом пространстве). Она выступает часто наиболее активным субъектом невыполнения тех обязательств, которые приняла в рамках основных принципов международного права, общепризнанных гуманитарных стандартов (Всеобщая декларация прав человека 1948 г., Пакты о правах человека 1966 г., Женевские конвенции о законах и обычаях войны 1949 г.), других юридических источников. Свидетельство тому - вмешательство США в дела Кубы (блокада острова длится более 50 лет), Ливии, Сербии, Ирана, Венесуэлы, Сирии и других стран,  в том числе считающихся партнерами Соединенных Штатов (факты прослушивания руководства Германии, ряда иных европейских стран). Особо негативно, разрушительно воспринимается политическая и материальная поддержка США отдельных стран постсоветского пространства, которая, в частности, привела к агрессивному поведению Грузии (2008 г.) в отношении народа Южной Осетии. Новый пример - Украина. Стремление решить с помощью этой европейской страны свои геополитические цели применительно к России, ослаблению ее стратегических позиций как демократического суверенного государства, сторонника собственных ценностей, международных традиций, включая международно-правовые императивы, Соединенные Штаты закрывают в сегодняшней ситуации глаза на то, что украинская власть, поддержанная экстремистскими, ультранационалистическими, неонацистским силами, стала одним из активных участников процесса юридического нигилизма, игнорирования своих политических и правовых обязательств. Одним словом, одно зло порождает другое. И это не придает уважения ни США, ни Украине. И, тем более, не укрепляет позиции Устава ООН, современное международное право, демократическое правосознание. Подтверждение тому - четкие и принципиальные факты нарушений прав человека и принципа верховенства права на Украине, изложенные в серии Белых книг, подготовленных в 2014 г. Государственной Думой, Советом Федерации, МИД РФ, Общественной Палатой России. Как итог, на Украине, одном из первоначальных членов ООН, стране, которая не раз выступала инициатором укрепления мировой нормативной системы, ныне, подчас серийно, совершаются международные преступления и правонарушения. Затрагиваемые ими международные акты составляют уже десятки. Назовем наиболее значимые - Устав ООН,  Международный пакт о гражданских и политических правах, Конвенция о защите прав человека и основных свобод, Рамочная конвенция СЕ о защите национальных меньшинств, Международная конвенция о ликвидации всех форм расовой дискриминации. На этом фоне совершенно логичным (добавим, к большому сожалению) смотрится и поддерживающая официальный Киев политика Европейского Союза - одного из главных "творцов" и адвокатов украинского кризиса. Вообще, идеологическая близость его коспонсоров поражает. Брюссель, столицы европейских стран-членов ЕС, формируя свое отношение к этим событиям, особенно на юго-востоке, проявляют вопиющее безразличие к судьбе международного права. И не случайно, т.к. факты нигилизма стали достаточно привычным явлением в этих субъектах «демократии». Как говорится в Докладе Министерства иностранных дел России о ситуации с обеспечением прав человека в Европейском Союзе, наиболее острыми проблемами ЕС остаются устойчивый рост ксенофобии, расизма, агрессивного национализма, шовинизма и неонацизма. Увеличиваются грубые нарушения прав меньшинств, беженцев и мигрантов, ущемляются социальные права граждан. Среди острых проблем - недостаточная защита прав детей, тенденция неравенства, превышение полномочий полицией,  нарушение прав заключенных, участие целого ряда стран Евросоюза в программе секретных тюрем ЦРУ.

Закономерно, что многие члены ЕС игнорируют участие в базовых многосторонних договорах по правозащитной тематике, обставляют его, в случае присоединения, разными оговорками, сводящими на нет их юридическую ценность, (особенно заметны усилия прибалтийских стран). Ситуация к лучшему не меняется в Евросоюзе длительное время, сказываясь на гуманитарной эффективности этой организации, да и на правочеловеческой деятельности в мире в целом. Поэтому оценивая все эти факты критически и объективно, слова Владимира Путина на форуме "Валдай" о защите международного оправа следует воспринимать не только политически серьезно, но и в деловом, прагматическом ракурсе.

Вслед за концепцией уважения международного права, преодоления в нем "критической массы", включая нигилизм в политике государств и международных организаций во внешних делах, обозначенных Президентом Российской Федерации, Москва призвана разработать и предъявить миру программу совершенствования, прогрессивного развития и эффективности международного правоприменения. С нашей точки зрения, она могла бы состоять из двух блоков - национальный и международный. В первый, например, включаются такие вопросы, как подготовка Стратегии и доктрины международного права; создание при Президенте России Совета по проблемам международного права в условиях XXI в.; принятие федерального закона «О международном праве»; формирование в Государственной Думе межфракционного комитета по международно-правовой тематике; организация на базе МИД РФ мониторинга имплементации международно-правовых обязательств страны; введение в качестве общеобразовательного курса "Международное публичное право"  в работе высших и средних учебных заведений; организация в СМИ публикаций, посвященных правовой доктрине Российской Федерации; более активная деятельность Российской ассоциации международного права, Российской Ассоциации содействия ООН, Академии наук информации, информационных технологий и процессов по международно-правовому профилю; подготовка современных кадров в области международного права в Дипломатической Академии и МГИМО МИД РФ, Российской академии народного хозяйства и государственной службы при Президенте Российской Федерации, Федеральных университетах и т.д.

Во второй могут войти вопросы проведения специального заседания Совета Безопасности, ОБСЕ, Совета Европы, Межпарламентского союза, ШОС, СНГ, других авторитетных организаций по проблемам международного права; разработки новых (РФ) дипломатических инициатив для презентации в Комиссии международного права, VI (по правовым вопросам) Комитета Генеральной Ассамблеи ООН, внесения этой тематики в Повестку будущей, юбилейной, 70 сессии Генеральной Ассамблеи ООН (сентябрь 2015 г.), рассмотрения ее содержания на Всемирной конференции "Судьбы международного права в новом столетии", которая может быть проведена в г.Москве; сотрудничества государств, в том числе и в рамках межпарламентского диалога, в целях подготовки и принятия Кодекса цивилизованного поведения современных государств и правительств как базового, фундаментального источника. Естественно, в тот и в другой блок правомерно включение других идей и подходов. Главное, что нельзя упустить время для кардинального изменения ситуации вокруг международного права к лучшему. Международный порядок должен формироваться ответственно, солидно, многовекторно в интересах всех государств. Таков один из главных лейтмотивов оферты России, сконструированной и предложенной в речи главы государства.

Последние новости