Новости

07.11.2014 00:34
Рубрика: В мире

Интервью под канонаду

В Донецке от взрывов здания шатаются, как деревья, а дети различают оружие по звуку
Донецк опять под обстрелом. В рабочем кабинете председателя Верховного совета Донецкой народной республики Бориса Литвинова хорошо слышна канонада. Вздрагивают жалюзи, позвякивает стекло. Мы говорим о непрекращающихся обстрелах, в которых гибнут мирные жители и дети.

Борис Алексеевич, как вы считаете, почему после относительного затишья во время выборов 2 ноября интенсивность обстрелов резко усилилась?

Борис Литвинов: Вообще-то накануне выборов тоже были сильные обстрелы, которыми украинская сторона пыталась запугать население. А сейчас стрельба ведется от злости на то, что выборы у нас все-таки состоялись, а международные наблюдатели подтвердили их легитимность, объективность и высокую явку избирателей. Но военная ситуация - это лишь часть сложившейся ситуации. Она дополняется также политическими заявлениями руководства Украины.

Вы имеете в виду отмену особого статуса в Донбассе?

Борис Литвинов: Да. Это явное лоббирование партии войны, пришедшей к власти в украинском парламенте. О многом говорит и решение премьер-министра Украины Яценюка о полном прекращении финансирования на наших территориях. То есть мы слышим военную канонаду, которая не смолкает весь день, но параллельно идет еще и гуманитарная война. Киев заявил, что прекращает любые выплаты, в том числе пенсий и пособий, но при этом пенсионерам и получателям пособий дали понять, что выплаты им начисляются. Только деньги они получат, когда территория ДНР будет подчиняться Киеву. Такие заявления делаются не случайно.

Население подталкивают к выступлениям против властей ДНР?

Борис Литвинов: Именно так. С одной стороны, идут артиллерийские обстрелы, с другой - финансово-психологическое давление. По сути, людей хотят принудить к восстанию. И надо сказать, что некоторая часть населения - очень незначительная, но она все-таки есть - поддается этому воздействию. Я ощущаю это по телефонным звонкам, поступающим на "горячую линию" и в Верховный совет ДНР. Некоторые отчаявшиеся люди даже предлагают сдаться. Это, правда, единичные случаи и, возможно, значительная часть из них - всего лишь провокации. Не исключено, что через организацию таких звонков осуществляется давление и на руководство ДНР.

Во время выборов высказывалось мнение, что затишье 2 ноября было связано с присутствием в Донецке большого количества иностранных наблюдателей и журналистов.

Борис Литвинов: Действительно, когда здесь были представители США и Европы, украинские силовики не стали показывать свое истинное лицо. Зато сейчас, когда иностранцы уехали, в украинских СМИ в очередной раз появилась информация о том, что это войска ДНР обстреливают Киевский, Куйбышевский, Петровский районы города. То есть якобы мы бомбим сами себя! Конечно, для нас это очевидная ложь, но как доказать это жителям центральной и западной Украины, которые получают только однобокую информацию. Как доказать это тем же европейцам? Тут все как у Геббельса: чем чудовищнее ложь, тем скорее в нее поверят. Запугивание, шантаж и обман - вот методы, которые использует киевская власть. Но и выбора у них нет: ведь если не лгать, тогда придется отвечать за содеянное. В том числе и за недавнее убийство детей в 63-й школе.


Фото:Руслан Мельников

Неужели нельзя подавить огневые точки и прекратить обстрел города?

Борис Литвинов: Конечно, ответный огонь ведется, и если бы огневых точек было немного - их бы уже давно подавили, но их десятки. Причем постоянно идет маневрирование и передислокация. А самое главное, украинская артиллерия зачастую располагается в жилых кварталах. Недавно вот разведчики сообщили, что в Авдеевке орудия стоят между жилыми домами и ведут огонь оттуда. Стрелять в ответ - значит бить по мирным жителям. Так что не всегда просто бывает подавить огневые точки. Здесь не выходят в чистое поле лоб в лоб. Здесь идет другая война. Огонь ведется на достаточно больших расстояниях. Причем украинские артиллеристы часто бьют просто по площадям, а не по позициям ополчения.

Кстати, воюют ведь не только артиллеристы. Прошла информация о диверсионных группах, которые действуют в Донецке.

Борис Литвинов: Да, появилась ориентировка на "Нивы", в которых по городу передвигались диверсанты. Но это тоже не новая тактика. Такое уже было. Диверсанты въезжали в город на обычной гражданской машине, делали 3-4 выстрела из миномета, грузили его в автомобиль, меняли место и стреляли снова. Но сейчас наши силовые органы научились бороться с диверсантами. В день выборов, например, были обезврежены две диверсионные группы. А одно время Донецк буквально наводнили велосипедисты-корректировщики, которые оставляли маячки на объектах городской инфраструктуры. Потом по наведению этих маячков велись обстрелы. Но когда на улицах стали задерживать велосипедистов и выявлять корректировщиков, украинские силовики отказались от этой тактики.


Фото:Руслан Мельников

Идут обстрелы мирного города, гибнут гражданские лица, дети. При этом здесь, в Донецке, находятся наблюдатели ОБСЕ. Как они реагируют на происходящее?

Борис Литвинов: Практически никак. На днях в Донецке прошли переговоры о разделении линии огня, в которых приняли участие и представители миссии ОБСЕ, но пока эти переговоры ничем не закончились. Зато в Интернете уже появляются заявления некоторых иностранных политиков о том, что наши выборы не признаются, а вся ответственность за гибель мирных жителей, в том числе детей, ложится на власти ДНР.

Как вы думаете, Киев заинтересован в продолжении обстрелов и военных действий?

Борис Литвинов: Киев сейчас решает не все. С украинской стороны часто воюют неподконтрольные центральной власти вооруженные формирования. Они ведут самостоятельную политику, точнее, политику тех олигархов, которые их содержат. Вчера, например, мне позвонили из Доброполья. Сообщили, что туда прибыл батальон "Айдар" и начал активный захват шахт в пользу Коломойского. Только что у меня была группа представителей из Угледара, где находятся две крупные шахты. Там тоже идет передел собственности. Ситуация проста: тот, кто владеет угольными предприятиями, может сейчас хорошо заработать и потратить заработанные деньги на те же вооруженные формирования. Зима на носу. Украина остро нуждается в угле и готова платить за него из бюджета даже по повышенным ценам. Так что сейчас самое время отжимать шахты. Пусть даже ненадолго - на месяц, два, три. Потом, может быть, их и вернут. Но зато сегодня уголь можно быстро продать по хорошей цене. Хотя бы тот уголь, который уже поднят на поверхность.

То есть продолжающиеся военные действия в Донбассе - это отражение не только политических, но и экономических факторов?

Борис Литвинов: Да, тут все переплетено.


Фото:Руслан Мельников

А как вы видите дальнейшее развитие ситуации?

Борис Литвинов: Многое будет зависеть от того, кто и как скоро нас признает. Если это будет длительный процесс - нам будет сложно. Что же касается обстрелов - не думаю, что они прекратятся в ближайшее время. Пришедшая к власти в Киеве партия войны нацелена на выдавливание нас с нашей территории. Наверное, будут еще тяжелые времена. Хотелось бы, чтобы я ошибался, но сегодня нет объективных причин говорить о том, что украинская сторона согласится с самостоятельностью ДНР. Но в любом случае мы выстоим. Да и к обстрелам люди уже привыкли. Бывало и пострашнее. Помните мощный разрыв, когда на наш завод упала ракета? Я тогда был в этом кабинете, стоял у окна. Меня аж отбросило. У нас в здании стоят датчики, так вот они зафиксировали отклонение в метр - так сильно колебалось здание. Дом качался, как дерево, и не рухнул только из-за монолитно-бетонной конструкции. Причем это в центре города! Ударная волна прошла 25 километров до Макеевки. Те дома, которые оказались ближе к эпицентру взрыва, попросту посносило. А сейчас идет обычный обстрел. У нас даже дети во время таких обстрелов определяют по звуку, какое оружие и какого калибра стреляет.

А вы в этом разбираетесь?

Борис Литвинов: Да, уже научился. Сейчас бьют со стороны аэропорта, наверное, в Песках. Вот - гаубица. А вот - миномет. "Василек", наверное. А это "Град" зарядил...