Новости

13.11.2014 00:00
Рубрика: Культура

Взял атаман ботало...

Самый первый колокол, точнее колокольчик, попал к Павлу Горбатенко четверть века назад. Он тогда служил в Венгрии. Зашел в антикварный магазин и услышал завораживающий нежно-металлофонный звук. Вид предмета, который так необычно звучал, был не менее странным - на металлической проржавевшей сфере подвешены три сплюснутых неказистых колокольчика, а между ними деревянный шарик. Каждый из этих колокольчиков похож на так называемое ботало - погремушку, которую надевают на шею пасущейся корове.

И эта венгерская вещица, на которую позарится не всякий старьевщик, и настоящее коровье ботало, и еще множество больших и маленьких звучащих металлических предметов составляют сейчас выставку "Русские колокола" военного пенсионера, предпринимателя Павла Горбатенко. Экспозицию он устроил в окрестностях анапского поселка Супсех, на землях общины Свято-Онуфриевского храма. Туристы, направляющиеся в заповедник Большого Утриша, обязательно заезжают туда.

Идея показывать людям колокола пришла Павлу Горбатенко 5 лет назад, когда он был атаманом Супсехского казачьего общества.

- На пожертвования мы построили церковь в селе Варваровка, заказали для нее 5 колоколов на заводе в Воронеже. Я поехал их забирать и увидел там гору старых колоколов. Спросил у директора, не для музея ли он их собирает, - вспоминает Павел Владимирович.

У того, вероятно, не было времени заниматься созданием музея, а Горбатенко загорелся - перевез 17 воронежских колоколов в Супсех, обустроил выставку и начал ее пополнять. Он задался целью собрать колокола всех ведущих колокололитейных заводов России.

Вопрос о деньгах вызывает у него желание шутить.

- Я было повесил объявление, что вход на выставку 30 рублей - все ж затраты на обустройство были немалые, но за первые три дня такого наслушался - мол, я безбожник и хочу на колоколах зарабатывать. Нервы не выдержали. Так что денег не беру. Хотя, конечно, охрану содержу. Но на нее и на жизнь зарабатываю сам - создал цех по производству тротуарной плитки, отдыхающих принимаю, жене держать магазин помогаю, так что на хлеб с маслом хватает, а когда на хлеб не хватает, мажу маслом колбасу, - говорит Горбатенко.

Он помогает храмам обзаводиться колоколами, а взамен получает то, что батюшки не решались выбросить. Так в коллекцию попала и артиллерийская гильза времен Великой Отечественной - она служила колоколом в храме села Стечна Погарского района Брянской области.

"Покажите, - говорю отцу Александру, - во что звоните". А он мне: "Сынок, полезли на колокольню". И там я увидел эту гильзу. А рядом обрезанный газовый баллон. Два колокола... "Так не должно быть, - говорю, - ведь мы сейчас можем позволить себе многое". А он мне: "Приход у нас маленький, денег на колокола не хватает". И вот перед Пасхой привез я ему два 3- и 5-килограммовых колокола. Помню, был Чистый четверг, захожу в храм, там служба. Батюшка как увидел меня, службу прекратил, бросился ко мне с объятиями и объявил всем, что в храме теперь будут колокола. Хотя не видел еще, привез ли я их. И после этого я забрал в музей и гильзу, и приспособленный для звона газовый баллон.

Таких историй у Павла Владимировича целая коллекция.

Из Погара Брянской области - самый большой его колокол. Весом 220 кг.

- После революции, когда местный собор рушили, колокол сбросили. От него откололся кусок. Люди перетащили колокол в какое-то укромное место, спасли. В 2010 году я узнал эту историю, когда познакомился с местным батюшкой. Мы полезли с ним в подвал, и он показал мне этого запыленного великана. Сказал: руки не поднялись выбросить. Взамен я заказал для храма, привез и подарил звонницу - 7 колоколов.

Как выяснил Горбатенко, этот погарский колокол - точная копия одного из колоколов, отлитых на заводе Моториных, которые в 1735 году по приказу императрицы Анны Иоанновны отлили знаменитый Царь-колокол. В летний сезон - с 10 июня по 20 сентября, когда работает экспозиция у поклонного креста, погарский колокол служит ее центром. Остальное время он, как и другие, хранится в подвале храма Серафима Саровского. Благо, настоятель помогает приютить эту растущую год от года коллекцию, включая самые маленькие экземпляры весом 50 граммов.

Возил он на днях свои 50 колоколов в Астрахань, на фестиваль "Южные звоны", разговорился с местным батюшкой, и тот, увидев, какие артефакты собирает Горбатенко, достал из завала старых вещей небольшой колокол. Мол, рука не поднялась отправить в металлолом. Заметная трещина была полностью реабилитирована возрастом колокола - на тисненой печати некой императорской выставки обозначено: "1882 год". В придачу батюшка дал еще пару старых колоколов - как не дать, если незнакомец обещал взамен три новых.

- Обычно я не забираю старые, пока не привезу новые, - говорит Горбатенко. - А тут батюшка сам вызвался приехать ко мне в Анапу, чтобы забрать колокола.

Павлу Владимировичу многие помогают - умеет увлекать людей. Это у него профессиональное - он завершил военную службу в должности психолога полка на Дальнем Востоке. Сейчас ему 49 лет.

Как послушаешь его рассказы, поймешь, что колокола-то, оказывается, звонили не только в церквях. Свои колокола были у пожарных, у почтовиков, на флоте, у железнодорожников. О колокольцах, которые сопровождали бег запряженных лошадей, Горбатенко рассказывает особо: оказывается, колокольчик поддужный (он крепился под дугой тройки), был только у людей богатых - купцов или дворян, а бедные путешествовали с бубенцами. В коллекции есть кожаный ремень с бубенцами, который надевался на шею лошади.

Во все времена мастера экспериментировали - хотели получить звук божественный. В коллекции Горбатенко есть пример такого эксперимента - колокол с двойными стенками. Зазор между ними можно регулировать, добиваясь разных интонаций.

Культура Арт Музеи и памятники Филиалы РГ Кубань. Северный Кавказ ЮФО Краснодарский край