Новости

14.11.2014 00:30
Рубрика: В мире

Тайна двух океанов

С Александром Кротковым на Окинаву: под воду - на поиски японской Атлантиды
"Хочешь слетать со мной нырнуть на Йонагуни?" Простой, казалось бы, почти будничный вопрос Клима Колосова - главного редактора журнала "Предельная глубина" - заставил меня привскочить на стуле.

В свое время это стало сенсацией среди сенсаций: в часе лета от острова Окинава было обнаружено то, что газеты всего мира стали называть японской Атлантидой - руины гигантской ступенчатой пирамиды неправильной формы. По разным оценкам, руинам этим должно быть никак не меньше двух, а то и пяти тысяч лет.

И хотя представители ортодоксального научного мира не желали признавать, что ступени с безупречно ровными горизонтальными и вертикальными плоскостями не могли возникнуть по одной лишь случайной прихоти природы без участия человека, но непредвзятым людям было очевидно: найдено нечто, что заставит пересмотреть традиционные взгляды на историю цивизации на Земле. Кто-то считал пирамиду древним святилищем, кто-то - могилой великого властителя, кто-то - просто каменоломней. А были и такие, кто утверждал, что это - космодром пришельцев.

Находка была названа Йонагуни - по имени крошечного островка, расположенного на стыке Тихого и Индийского океанов. Островка, у берегов она собственно находилась. Шел 1987 год.

Казалось, вот-вот, и сюда устремятся охотники за древностями всего мира. Но почему-то этого не произошло. И поскольку интерес к подводным руинам было нечем подогревать, так и не разгаданная тайна руин Йонагуни понемногу отошла в колонках новостей на второй план, затем на третий... Первая научная экспедиция сюда была снаряжена спустя 12 лет после сенсационного открытия, и многие из ее участников, отправившись в путь скептиками, вернулись убежденными сторонниками неортодоксальной рукотворной версии происхождения руин. А затем опять последовало молчание на долгие годы...

Для того, чтобы добраться до точки назначения, нам с моим спутником пришлось сменить четыре самолета и провести в воздухе чистого времени почти сутки - с остановками в Дубаи, затем в Осаке, потом в Нахе (столице Окинавской префектуры), где мы пересели на небольшое двухмоторное чудо, которое домчало нас до Йонагуни - самой крайней юго-западной точки Японии.

Островок Йонагуни встретил нас ветрами (самолет изрядно помотало при посадке), буйной тропический растительностью, и влажной жарой. Поселок, где нам предстояло провести ближайшие три дня, имел не слишком живописный вид и состоял в основном из бетонных некрашеных двухэтажных коробок, ничем не походивших на изящные японские домики, знакомые всем по туристическим буклетам.

Такая суровая простота объяснялась просто: частые цунами, последнее из которых обрушилось на остров всего за пару недель до нашего прилета, вынудили местных жителей отказаться от традиционной картонной красоты и всему предпочесть армированный бетон. Поселили нас в чистых комнатках с окнами-бойницами (зато - с кондиционером, душем и туалетом) на втором этаже одной из таких серых твердынь, гордо именовавшейся пансионом. А на первом этаже прямо под нами разместилась отделанная деревом едальня, где столовались не только редкие обитатели пансиона, а и местные моряки, рабочие и прочий простой люд. Более вкусной и разнообразной японской кухни, чем здешняя, я до этого не пробовал. Описывать ее не берусь. Это надо пробовать на вкус лично...

Дайв-центр, с которым должны были нырять, располагался рядом с портовой бухтой - под маяком, венчавшим скалистый утес. И пешая прогулка от дайв-центра до небольшого катера, пришвартованного к бетонному причалу, заняла минуты три. Пока мы собирали на корме снарягу, катерок наш вырулил из портовой бухты, и мы тут же ощутили на себе мощь её величества тихоокеанской волны. Сказать, что нас качало, - значит не сказать ничего. Пологие валы кидали суденышко из стороны в сторону, и спустя уже несколько минут наша бедная переводчица Кейко с посеревшим лицом опрометью бросилась к двери гальюна.

Подводные руины, куда мы держали путь, находились у противоположного конца вытянутого по горизонтали острова. Но сам он был столь невелик, что катер доставил нас к точке назначения за каких-то полчаса. И тут выяснилось, что погружаться на руины мы сегодня не сможем. Виной тому была не только большая волна, делавшая слишком опасным возвращение на катер, чья прыгающая корма может зашибить вас в два счета, а и усилившееся подводное течение. В качестве альтернативы нас десантировали в район местных пещер, имевших, между прочим, ключевое значение при определении возраста руин.

Дело в том, поясню, что в одной из таких пещер были обнаружены сталактиты. А они, являясь фактически высохшими(!) наростами из грязи и воды, просачивающейся сквозь потолок, могут по определению образовываться только на суше. Именно по возрасту этих сталактитов ученые определили: пещеры, как и соседние с ними руины, находились над поверхностью воды 2-5 тысяч лет назад.

Итак, мы сдули надувные жилеты и стали опускаться ко дну. Вода удивляла своей прозрачностью: видно было метров минимум на 20-30. Смотреть, впрочем, было пока особо не на что. Изредка встречались красные и желтые мягкие кораллы. Не потрясал изобилием и рыбий мир: время от времени на глаза попадались хорошо знакомые многим по Красному морю рыбы-хирурги, бабочки, клоуны над анемонами...

Пещеры оказались сравнительно неглубокими. Скорее это были лазы среди нагромождения гигантских валунов. Дайв-инструктор Наоми указывала нам на наросты, напоминавшие сталактиты. Мы в ответ кивали, но про себя думали: оно, конечно, любопытно, однако за этим ли летели мы на край земли?..

Наступил день второй нашего пребывания на острове. И снова открытый океан встретил нас могучей волной, а сильное подводное течение не позволило доплыть до руин пирамиды. Положение становилось отчаянным.

Теперь я понимал, почему изучение этого подводного объекта растянулось на десятилетия. Геолог из морского университета Рюкю доктор Масааки Кимура потратил на исследование каменных строений и на составление их точного 3D макета более 18 лет! Оно и понятно: руины располагаются в таком месте, которое благодаря силам природы, оказалось труднодостижимым для исследователей.

Пасмурное утро третьего дня было безветренным. Волна кидала наш катер слабее обычного. Впрочем, может быть, мы просто привыкли к качке? А вот и точка десантирования - всего в нескольких сотнях метров от береговой скалистой кручи, где бушевал и пенился прибой.

Я помню все по минутам.

Вот Наоми шагает с кормы в воду и после небольшой паузы… подает нам знак следовать за ней. Значит, течение терпимо. Вот мы колом уходим ко дну (на глубину около 15 метров), спеша ухватиться руками за камни - чтобы нас не отнесло в сторону цели.

Наоми подает нам знак следовать за ней. И мы подплываем к невысокой, аккуратной и почти отвесной скалистой стенке, больше похожей на крепостной вал. С правой его стороны у самой земли - вход. Это знаменитые ворота Йонагуни. Они довольно тесны (даже двум людям в них было не разойтись). Но более существенно то, что выглядят они не как нора в пещеру, не как лаз среди обломков породы, а именно, как арочные ворота, сложенные из клиновидных каменных глыб, идеально подогнанных друг к другу. Сразу же за воротами - нечто, напоминающее маленький дворик. Двигаемся дальше. Наоми командует забирать правее и предупреждает знаком о сильном течении. Вовремя предупреждает!..

На уступе скалы стремнина подхватывает и тащит меня с такой силой, что, не вцепись я пальцами в выщерблину скользкой каменной стенки, меня тотчас унесло бы отсюда прочь в синюю пустоту океана. Между тем, именно с этой точки открывается знаменитый вид на главную террасу, чьи фотографии обошли некогда первые полосы ведущих газет и журналов мира. Зрелище космическое!

В общей сложности мы провели у руин минут 10-15. Проплывали над лестницами, окаймляющими пирамиду, над углублениями в скале, похожими на бассейны, над щелевидными коридорами с ровными полами …

Во время следующего дайва Наоми показала нам подводный утес, в котором угадывались черты человеческого лица, и еще - скалу в форме гигантского куба высотой метра три-четыре. Как же он мог тут появиться? Ее идеальные горизонтальные и вертикальные грани особенно на фоне хаотичного нагромождения округлых подводных скал, и у меня не осталось сомнений: передо мною творение рук человеческих. А, может быть, нечеловеческих?..

В пользу человеческой версии говорит тот факт, что на Йонагуни есть захоронения, чьи ступенчатые очертания напоминают (я видел их своими глазами) руины под водой. Такое совпадение закономерно или случайно? Если под водой все-таки остатки исчезнувшей цивилизации, то какой же развитой она была, чтобы вот так обрабатывать гигантские камни? И могла ли она в принципе зародиться на столь малом клочке суши? Хотя ведь известно же: то, что является сегодня японскими островами, некогда было частью древнего материка, расколовшегося в результате вселенских катаклизмов.

Что все-таки таят в себе руины Йонагуни? Ответ на этот вопрос пусть ищут ученые - археологи, историки, эксперты по земным и внеземным цивилизациям. Когда найдут, комплекс, как знать, могут огородить рядами проволоки - так, как это уже случилось, например, с британским Стоун Хеджем. А пока мы радовались возможности прикоснуться к древностям своими руками, вживую.

На острове нас окружала девственная первозданная природа: живописные гроты на вершинах скал, откуда открывались фантастические виды на зеленые холмы и морские дали. Мальчишеский восторг вызывали и табуны диких лошадей, мирно пасущихся повсюду, и разделка в порту свежевыловленных тунцов.

А каким вкусным был сашими из них! Я и сейчас сглатываю слюну при воспоминании об этом.

Мы удивились, узнав от нашего гида, что ежегодно на самолетах и паромах сюда прибывают с большой земли сотни тысяч туристов - в основном японцев, в том числе и большие группы школьников. Зимой к острову подходят киты, и тогда целые флотилии катерков, набитых людьми с фотоаппаратами наперевес, следуют за этими гигантскими животными, ловя мгновение, когда чудо-юдо выпрыгнет из воды и завалится в пене брызг на спину. Температура воды даже в самое холодное время года не опускается тут ниже 24 градусов по Цельсию. И среди дайверов находится немало желающих полюбоваться китами из-под воды.

Чего на Йонагуни нет, так это активной ночной жизни - баров, дискотек и тому подобных завоеваний цивилизации. Зато этого добра в избытке на Окинаве, куда мы заскочили на обратной дороге в Москву. Вот уж где рай для искателей восточной экзотики! Рыбные рынки и ресторанчики при них, улицы с бесконечными сувенирными лавками, изящные, словно игрушечные дворцы бывших правителей за крепостными стенами, клубы каратэ (Окинава, напомню, является родиной этого вида единоборств) - всё, что пожелает самая придирчивая туристическая душа.

Активная "нырялка" есть и на Окинаве. Достаточно сказать, что в одной только Нахе насчитывается свыше 30 дайверских клубов, часть которых процветает при местных отелях на побережье. Цены на аренду снаряжения оказались здесь приблизительно такими же, как и на Йонагуни, а вот сами погружения - едва ли не в полтора раза дороже.

Догадываюсь, что кого-то остановят здешние цены, что кто-то начнет подсчитывать, сравнивать, цокать языком, качать головой… Но в том-то и дело, что сравнивать не надо. Есть места на планете, значение, уникальность которых не измерить ничем.

Йонагуни - из их числа.

В мире Восточная Азия Япония РГ-Фото Узнай свою планету
Добавьте RG.RU 
в избранные источники