20idei_media20
    27.11.2014 15:20
    Рубрика:

    Супруги из Одессы рассказали, почему они приехали в Саранск

    Супруги из Одессы рассказали, почему они покинули свой город после трагедии в Доме профсоюзов
    В подъезд панельной многоэтажки на окраине Саранска следом за мной врывается колючий ноябрьский ветер. Уютная съемная "двушка" встречает ароматом кофе и домашней выпечки. "Попробуйте! - приветливая улыбчивая хозяйка ставит на стол тарелку с шоколадным печеньем. - У нас в Одессе любят печь…" В Мордовии Алена Рогозинская, ее 12-летняя дочка Даша и муж Олег Дуда живут всего полгода, поэтому до сих пор "у нас" - это на Дерибасовской…

    После майдана проснулись в другой стране

    Любимец всей семьи - попугай Кора с ярко-лимонным оперением - гордо восседает на плече хозяйки.

    - Кора у нас интернационалист: любимая еда у него - русская селедка и украинское сало, - улыбается она.

    Родилась Алена в Мурманске: папа - русский, мама - украинка. В Одессу попала 15 лет назад - перебралась поближе к отцу, который был заместителем председателя Конституционного суда Приднестровья. Там появилась на свет Даша - ее надежда и гордость. Супруг Олег, отчим Даши, - чистокровный украинец. Словом, типичная семья из Одессы - города, где не делили друг друга по национальностям.

    - Да, Одесса была такой. Ее нельзя не любить. Я думала, что никогда не уеду оттуда, - вздыхает Алена. - Так было до 21 ноября прошлого года. Для россиян эта дата ни о чем не говорит. А для нас - своеобразная точка невозврата. В этот день в Киеве начались события на Майдане. Сначала мы не придавали им особого значения. Но 23 февраля, в свой день рождения, я проснулась уже в другой стране.

    "Колорады" - впервые это слово в свой адрес она услышала от таксиста, подвозившего ее к консульству РФ: Алена сохранила российское гражданство.

    - Я не представляла себе, что доживу до такого дня, когда по Дерибасовской будут маршировать колонны националистов "Правого сектора" - "псы", как их у нас называли. В любимом городе вдруг стало неуютно и страшно, - вспоминает собеседница. - Мой муж вступил в Одесскую дружину - ту самую, что стояла на Куликовом поле. Мы часто бывали там - в лагере сторонников "антимайдана". Это были обычные люди, которые никогда не лезли в политику: нам всем хотелось одного - чтобы нас услышали. А потом случилось 2 мая…

    "Среди погибших были наши знакомые"

    В отличие от эмоциональной супруги глава семьи Олег сдержан и невозмутим.

    - На работе меня тоже окрестили "колорадом". Хотя мои семейные корни - с Западной Украины, - говорит мужчина.

    В свое время он окончил "политех" и московский МИФИ, и одинаково хорошо говорит и по-русски, и по-украински.

    - Олежка стоял в охране на митингах "антимайдана", ни в каких потасовках участия не принимал. Он - айтишник, и никогда не держал в руках ничего, кроме авторучки и клавиатуры, - рассказывает Алена. - Вскоре списки Одесской дружины оказались у СБУ и "Правого сектора". Нам стали звонить домой…

    Второго мая супруги собирались идти на Куликово поле. Их спасла случайность.

    - В тот день нам пришлось срочно везти заболевшего кота в ветеринарку, проторчали там два часа, - продолжает собеседница. - Когда вернулись, получила сообщение: "Не выходите из дома: на Куликовом пожар, никто не знает, что происходит". А  вечером позвонили друзья и рассказали... После этого Украины для меня не стало.

    В сердцах миллионов россиян трагедия "одесской Хатыни" отозвалась болью.

    - А знакомые в Днепропетровске радовались, - с горечью вспоминает Олег. - Причем и русские тоже: разлом прошел не по национальности, не по языку, а по сердцу, по головам…
    Украинская пресса писала в те дни, что в Одессе нанятые спецслужбами РФ сепаратисты "сожгли сами себя". Когда Олег вспоминает об этом, его черные глаза вспыхивают, а на доселе невозмутимом лице начинают ходить желваки.

    - Тише, тише… - успокаивает мужа Алена. Ее голос дрожит: - Среди погибших в Доме профсоюзов были те, кого мы знали. Один из них - совсем юный парнишка, учился на первом курсе универа... После случившегося мы окончательно решили для себя: надо уезжать. И как можно быстрее.

    Саранск выбрали из-за Даши

    Нежная улыбка, очки "как у мамы" и неподражаемая одесская интонация - двенадцатилетняя Даша из тех, кого называют вундеркиндами, хотя ей самой очень не нравится это слово. В первый класс девочка отправилась в пять с половиной лет, заявив, что в садике ей скучно: "там считают всего до сотни".

    - Дашу мы учили в частной школе - потому что государственных русских школ в Одессе не осталось: русский изучается как иностранный, - говорит Алена. - Когда в семье решался вопрос об отъезде, просчитывали разные варианты. Мы с мужем учились в Москве, но большие города хороши для старта, а нам уже не 25. Принципиально важным было обеспечить достойное образование дочке - у нее тяга к точным наукам. Прочитала в сети о саранском лицее для одаренных детей...

    Об уникальном учебном центре в столице Мордовии, сумевшем всего за три года вырваться в первую десятку лучших школ страны, "РГ" писала год назад. Для Алены и Олега, выбиравших место жительства в России, этот фактор стал решающим.

    - Мы приехали сюда в июне - с ребенком, тремя сумками и попугаем. Квартиру нам сдала очень дальняя родственница, которую мы прежде даже не видели, - вспоминает Рогозинская. - Уже через месяц Олег трудоустроился - его взяли практически без документов. Я - бизнес-тренер и копирайтер, работу практически не прерывала. Когда пришла в миграционную службу с паспортом СССР (в нем была специальная вклеечка), девочки-сотрудницы смотрели такими глазами! Моя мечта - оформить Даше российское гражданство. Но пока у меня нет постоянной регистрации - только временная - сделать я этого не могу.

    Сейчас Даша - семиклассница саранского лицея №43. По субботам девочка занимается на подготовительном отделении Республиканского центра-лицея для одаренных детей - принимают туда с восьмого класса.

    - Ребята встретили меня очень тепло, - делится она. - Что было самым трудным? Украинские школьники учатся по другой программе: по точным наукам саранские одноклассники ушли вперед, и мне пришлось догонять их в каникулы. Конечно, друзей из Одессы не забываю - общаемся в соцсетях. Но они постарше меня - у них экзамены на носу...

    Полоса отчуждения

    В республиканском УФМС их называют беженцами "первой волны". Позднее, в июле-августе, в Мордовию хлынули толпы переселенцев с украинского юго-востока. Среди них была девушка из Донецка по имени Ксения - сторонница Майдана и активный блогер. Сначала ее отзывы о Саранске, где она поселилась у родственников, были идиллическими. Когда же выяснилось, что статус беженца Ксения получит не сразу, а работа, которую ей здесь предложили, оказалась не столь высокооплачиваемой, как хотелось бы, - от души обгадила в блоге приютивший ее город. А на вопрос, зачем было ехать туда, где все так плохо, ответила: "Пока Россия обстреливает мою страну - отсижусь здесь". Скандальный пост попал в топ российской блогосферы. После того как несколько тысяч комментаторов высказали все, что думают по этому поводу, девушка удалила свой журнал из сети.

    - Мы тоже читали об этом. Да, среди беженцев есть и те, кто относится к России враждебно: пропаганда делает свое дело, - объясняет Алена. - В жизни украинцев настал момент, когда нужно определиться, кто тебе свои. Нет больше нейтральной полосы - там все сгорело. Не разочаровались ли мы, прожив здесь полгода? Знаете, мы не гламурные люди - нам очень понравился красивый, чистый, безопасный город. Думаем, что будем полезными здесь. Мы ничего не просим у государства: мы работящие, мы справимся.

    Глава семьи Олег - обладатель украинского паспорта, однако считает себя частью русского мира. А его родные, оставшиеся в родном Очакове, занимают прямо противоположную позицию. За прошедший год между братскими народами пролегла незримая полоса отчуждения. Однако Олег и Алена уверены - это пройдет.

    - Что такое русский мир? - отвечая на мой вопрос, Алена ненадолго задумывается. - Вы сами сказали, что трагедию Одессы Россия восприняла, как свою собственную... Вот это и есть русский мир. Это - как зерно в тебе. Оно может спать до поры, но в такие моменты ты вспоминаешь о нем. Мы один народ. До тех пор, пока у нас болит душа друг за друга - русский мир существует.

    Справка "РГ"

    Свыше 2000 украинских беженцев приняла Мордовия. Большинство из них планируют остаться в республике. 61 процент прибывших изъявили желание принять участие в программе добровольного переселения соотечественников и получить гражданство России. 65 процентов переселенцев нашли работу в регионе.