11.12.2014 16:28
    Рубрика:

    В Петербурге разделились мнения о концепции нового Музея блокады

    В Петербурге решают, каким будет новый Музей обороны и блокады Ленинграда
    Городские власти говорят о строительстве нового Музея блокады как о деле решенном, уже даже подсчитали затраты на его создание и заручились поддержкой минкульта по части финансирования. Что странно, ведь о будущем комплексе пока неизвестно практически ничего - ни как он будет выглядеть, ни где разместится.

    Не все доедут

    Новое здание Музея блокады Ленинграда должно появиться в Северной столице к 2018 году. При этом нынешняя экспозиция из Соляного переулка никуда не денется, речь идет о дополнительных площадях: сегодня музею катастрофически не хватает пространства, поэтому посетителям показывают лишь два процента имеющихся фондов.

    Обсуждение того, каким будет новый музей, в самом разгаре, и, надо сказать, дискуссия проходит на удивление бурно: нешуточные споры разгораются по поводу буквально каждого аспекта.

    Вначале музей предлагалось разместить на территории Пискаревского кладбища. Казалось бы, логично, ведь там находятся массовые захоронения жертв блокады Ленинграда. Но эксперты категорически возражают: в таком случае музей рискует стать вещью в себе, его будут посещать лишь пару раз в год: 8 сентября и 27 января (в дни начала и окончания блокады).

    - Теоретически построить музей можно хоть на Марсе. Но туда никто никогда не доберется. Так и здесь: если мы хотим, чтобы сюда приходили не только в памятные даты и на уроки мужества, нужно подумать о доступности, - комментирует заместитель директора Музея обороны и блокады Ленинграда по научной работе Милена Третьякова. - Говорить о Пискаревском кладбище бесполезно, там практически нет общественного транспорта. А музей должен быть доступен не только для тех, у кого есть машина.

    Похоже, эти аргументы были услышаны. На днях губернатор Георгий Полтавченко заявил, что власти все же склоняются к другому варианту - размещению рядом с парком Победы. Здесь тоже есть очевидная историческая привязка: во время блокады на месте нынешнего парка находился крематорий, в печи которого сжигали тела умерших.

    Выбранная территория выгодна и с юридической стороны, уверен Полтавченко: она находится в собственности города, а потому выкупать участок не потребуется. Решение не окончательное - в ближайшее время на участке между проспектом Гагарина и Бассейной улицей будут вестись изыскательные работы.

    Музейщиков это место устраивает больше, чем Пискаревка, тем не менее, пока полной определенности нет, они надеются добиться площадки в центре города. Тогда комплекс будут посещать наравне с остальными достопримечательностями не только петербуржцы, но и иностранные туристы.

    Институт и кинозал

    Дискуссию вызывает и формат комплекса. В Музее обороны и блокады Ленинграда утверждают: новый проект ни в коем случае не превратится в расширенную версию существующей экспозиции, это будет современный музей-институт, в нем найдется место и для историков-исследователей, и для активной молодежи, которая будет приходить сюда посмотреть фильмы, послушать лекции, подискутировать...

    - Во-первых, наш музей должен сделать все, чтобы те страшные дни ни в каком виде не повторились, а значит, он антивоенный, - рассказывает директор Музея обороны и блокады Ленинграда Сергей Курносов. - Во-вторых, он должен вселять в каждого пришедшего гордость за город и его великую историю. А третий пункт вытекает из миссии любого музея, но мы его усилим. Мы хотим стать музеем-институтом. Чтобы у нас была возможность не только выставлять экспонаты, но собирать и изучать все сведения о блокаде, даже если подлинники хранятся не у нас. Почему бы нам ни стать своеобразным аккумулятором всей имеющейся информации о блокаде?

    В нынешнем Музее блокады представлено лишь два процента фондов. На большее не хватает места

    Музейщики очень рассчитывают на привлечение молодой аудитории, а потому намерены отвести место под лекционные помещения и кинозалы. Как ни странно, это вызывает в музейной среде ожесточенные споры - многим такой подход кажется слишком прогрессивным. Особенно бурно это обсуждалось во время недавней петербургской премии "Музейный Олимп".

    - Какие фильмы? Какие встречи? К музейной деятельности это не имеет отношения, - возмущались коллеги-музейщики. - Заигрывания с молодежью неуместны, когда речь идет о такой серьезной теме, как блокада. Не смейте опошлять идею! Да и блокадники этого вашего интерактива не поймут.

    В Музее обороны и блокады к таким отзывам относятся с пониманием (мнений должно быть много), но менять концепцию в сторону "экспонаты, стенды, билетер" пока не собираются.

    Живущим или потомкам?

    "Музей будет рассказывать о подвиге горожан и бойцов, которые в нечеловеческих условиях смогли остаться людьми и поэтому победили" - так звучит миссия нового проекта. А вот кому именно рассказывать - это серьезный вопрос, от которого, по большому счету, и нужно отталкиваться при создании музея.

    - Важно решить, на какую аудиторию мы хотим воздействовать, - подчеркивает заместитель директора Эрмитажа по выставкам и развитию Владимир Матвеев. - Только исходя из этого можно понять, какое же именно наполнение будет уместно.

    В Смольном считают, что комплекс нужно строить в первую очередь для блокадников. Музейщики же уверены, что это близорукий подход.

    - Будем честными. Через пятнадцать - двадцать лет блокадников не останется, и тогда все это грандиозное строительство, ориентированное на них, окажется попросту ненужным, - говорят сотрудники Музея блокады.- Главной целью должно быть сохранение памяти о блокаде для потомков. Чтобы про эти 900 дней помнили многие поколения, чтобы тот, кто оказался здесь впервые, пришел сюда еще и еще, привел детей, внуков...

    Сегодня все перечисленные вопросы остаются открытыми. Для их решения создана специальная рабочая группа. Времени на поиск ответов осталось немного: концепция должна быть сформирована до конца 2014 года.

    Прямая речь

    Константин Тхостов, директор лицея:

    - Любой музей как хранитель памяти не должен быть ориентирован на отдельно взятое поколение. Мы же не спрашиваем, где в Эрмитаже экспозиция для детей, а где для взрослых. Новый комплекс должен быть разнопланов, универсален. Я уверен, что родители смогут объяснить ребенку семи лет, о чем рассказывает экспозиция. Точно так же у ветеранов не должно возникнуть сложностей с восприятием современных технологий, к примеру 3D-анимации. Музеи не должны пренебрегать возможностью более ярко и живо представлять информацию. Главное, чтобы это было правильно и честно.

    Наталия Соколовская, писатель:

    - Ответ однозначен: музей должен быть устремлен в будущее, но с учетом прошлого. При этом ориентироваться нужно не только на нынешнюю молодежь, но и на молодежь, которая будет жить и тридцать, и сто лет спустя. Актуальность - вот его необходимая черта. Знаете, в блокадных дневниках Ольги Берггольц постоянно присутствует тема льда, застывшей, но просвечивающейся глыбы. Говоря о музее, я вспоминаю этот образ - необходимо суметь показать всю толщу времени. Встает вопрос: как это сделать? Безусловно, нужно привлечь профессионалов самого высокого класса: архитекторов, проектировщиков и так далее. Это должен быть комплекс уникальный во всех смыслах.

    Виктор Гаврилов, блокадник:

    - Конечно, нужно к этому делу привлекать молодежь, пробуждать в юношах и девушках интерес к истории нашего города. Поэтому я бы советовал делать ставку все-таки на юное поколение. Но кто может им рассказать обо всем, что здесь происходило? Кто является носителем этой истории? Только сами очевидцы-блокадники. Экспозиция - это одно, а свидетельства человека, который сам видел, как рушатся дома, умирают от голода люди, - это совсем другое. Было бы очень хорошо, если б в новом музее пересекались эти две аудитории. Так, чтобы у них мог выстроиться полноценный диалог.

    Справка "РГ"

    3,7 миллиарда рублей необходимо для создания нового Музея блокады. В Смольном рассчитывают, что большую часть суммы выделит Министерство культуры РФ