Новости

15.12.2014 21:13
Рубрика: Власть

Арктический мост

Новые аргументы ученых могут позволить России прирастить площадь в 1,2 миллиона квадратных километров
Общее собрание РАН обсудит проблемы освоения Арктики. Один из самых ключевых вопросов, вокруг которого несколько лет идут споры между политиками и государствами, как поделить арктические территории. Если еще 30 лет назад это мало кого волновало, то сейчас ситуация обострилась до предела. Оно и понятно. Речь может идти о разделе богатейших запасов нефти и газа. Но Арктика - это не только углеводороды, но и контроль над транспортными потоками. Сегодня Северный Ледовитый океан - это свободная международная акватория, где могут плавать и вести различные виды деятельности суда любой страны. Но кто знает, что будет, когда арктические территории поделят? Кстати, глобальное потепление, продление судоходства на целые месяцы может в корне изменить всю картину в этом регионе.

Россия уже более 10 лет стремится доказать свое право на значительную территорию арктического шельфа и глубоководной части Северного Ледовитого океана за пределами 200-мильной экономической зоны. Причем если раньше речь шла о том, чтобы признать частью нашего континентального шельфа хребты Ломоносова и Менделеева, к которым можно было применить ограничительный 350-мильный критерий по Морской конвенции, то сейчас претензии России значительно расширились.

- Согласно Конвенции 1982 года, страны могут увеличить свою 200-мильную экономическую зону, если докажут, что глубоководные возвышенности, хребты, на которые они претендуют, имеют связь с континентом, по сути, являются его продолжением, - говорит координатор исследований по геологической эволюции Арктики, выполненных Российской академией наук для обоснования нашей заявки на арктический шельф, заместитель директора Института океанологии РАН, член-корреспондент РАН Леопольд Лобковский. - Но есть ограничение: прибавка не должна превышать 150 миль. Значит, если докажем, что хребты Ломоносова и Менделеева, на которые мы претендуем, являются продолжением континента, то можем прирастить по 150 миль вдоль каждого из них. Не более того. Однако есть одно исключение, позволяющее выйти за пределы 350-мильной зоны. Надо доказать, что в океан заходит сама континентальная плита. Тогда Россия сможет прирастить не только хребты Ломоносова и Менделеева, но и расположенную между ними котловину Подводников. Но для этого надо убедить оппонентов, прежде всего американских ученых, которые считают, что у россиян аргументов недостаточно.

Что же не устраивает американцев? Они, в частности, заявляют, что хребты вовсе не продолжение континента. Они сами по себе возникли в океане. Как? Например, когда из недр, как из вулканов, выделялась магма. Конечно, для сравнения хорошо бы иметь данные по составу вещества континента и этих хребтов. Но для этого требуется провести сложнейшие работы, пробурить дно на глубину несколько километров. Пока на подобные траты никто не идет. Что касается намного более дешевых геолого-геофизических исследований, то эти данные неоднозначны. Их можно оспаривать. Скажем, наши специалисты провели большие исследования, в частности, подняли со дна фрагменты твердой породы, отколовшейся от консолидированной коры. Они оказались очень древними, того же возраста, что и вещество континента. Казалось бы, веский довод в пользу нашей версии. Однако американцы заявили: эти куски древней породы могли сюда принести дрейфующие ледовые массивы, отколовшиеся от континентальных окраин, расположенных далеко от места отбора проб. То есть они не "местные". И спорить здесь довольно трудно.

Словом, ситуация складывается тупиковая. На каждый аргумент, который мы приводим, оппоненты находят свое возражение. В такой ситуации самый эффективный способ борьбы с оппонентами, как говорится, припасть к корням. Проследить, как вообще формировался Арктический регион. По возможности заглянуть в его историю как можно глубже, скажем, на 100-150 миллионов лет. Какие блоки коры и откуда "приехали" в полярную область, где литосфера Земли раздвигалась, а где, наоборот, ее фрагменты сближались. Сегодня наука уже научилась делать такие реконструкции на основании теории тектоники литосферных плит. Например, ученые убедительно доказали, что более 200 миллионов лет назад на Земле существовал суперконтинент Пангея, который затем раскололся на несколько частей, образовав все нынешние континенты. Что касается Арктики, то о существовании здесь древнего континента писал еще в 1935 году российский геолог академик Николай Шатский.

Чтобы разобраться в древней "судьбе" Арктики, ученые решили создать модель ее эволюции. Под руководством академика Николая Лаверова был создан коллектив из специалистов нескольких академических институтов. В работе также участвовали институты минприроды РФ. Общее руководство подготовкой российской заявки было поручено Юрию Казмину, известному специалисту в вопросах морского права, он многие годы был членом Комиссии ООН по границам континентального шельфа.

Как же геологи, геофизики, океанологи проникали вглубь истории Арктики? Сегодня наукой уже накоплен огромный массив геологических и геофизических данных, собранных за многие годы исследований региона российскими и зарубежными специалистами. На его основе и строилась модель эволюции Арктики. Прежде всего надо было понять механизм, который управляет движением плит и блоков коры в арктическом регионе. И здесь ключевую роль сыграли данные сейсмопрофилирования коры Арктического региона и сейсмической томографии мантии Земли. Исходя из этого огромного массива информации и была построена модель эволюции региона. Каков главный результат?

- Картина за 120 миллионов лет получилась примерно такая, - говорит Лобковский. - У Арктического региона была Баренцевоморская континентальная окраина. В результате различных процессов, которые происходили в недрах Земли, от этой окраины отслаивались, а точнее, отрывались огромные блоки. Первый блок в дальнейшем составил нынешние хребты Альфа и Менделеева, которые двигались в сторону Тихого океана. У них в тылу образовались котловины Подводников и Макарова. Затем, около 60 млн лет и позже, оторвался следующий участок, который сегодня является хребтом Ломоносова. Он тоже двигался к Тихому океану, а в тылу у него образовался бассейн с нынешним хребтом Гаккеля и котловинами Нансена и Амундсена. Но важно подчеркнуть, что хотя эти структуры отрывались от "материнской" Баренцевоморской окраины и отодвигались от нее, но сохраняли связь с Евразийской и Канадской окраинами. Иными словами, оторвавшиеся участки, говоря образно, не рассыпались, а все вместе образовали тектонический мост, который сегодня соединяет Евразийскую и Канадскую окраины. А значит, он имеет континентальную природу.

Если модель верна, то Россия имеет полное право не только на 350-мильную зону, но и на куда большую территорию, ее площадь около 1,2 миллиона квадратных километров. Модель играет на руку не только России, но Канаде и Дании. Они в данном случае являются стратегическими союзниками. Правда, пока каждая страна готовит в комиссию ООН свою заявку. Скажем, канадцы вначале ее даже подали, но затем отозвали. По разным источникам, они намерены включить в свою территорию Северный полюс и готовят для этого свои аргументы. США вообще заявили, что они "раскачаются" не ранее 2019-2020 года. Россия намеревается подать заявку весной будущего года, чтобы она была рассмотрена летом.

Когда верстался номер

Дания первой подала заявку в Комиссию ООН по границам континентального шельфа о расширении своих территориальных прав в Арктике. Страна претендует на 900 тысяч квадратных километров к северу от побережья Гренландии, в том числе и на Северный полюс.

Власть Работа власти Внешняя политика Наука и образование РАН Арктика: битва за ресурсы
Добавьте RG.RU 
в избранные источники