Новости

16.12.2014 00:40
Рубрика: Экономика

Кто готовит аудит

Всего треть российских аудиторских организаций работает профессионально
Текст: Сергей Никифоров (глава аудиторской компании "ФБК Поволжье")
В Госдуме готовится пакет поправок в закон "Об аудиторской деятельности", которые могут серьезно изменить ситуацию на рынке аудита. Изначально законопроект предусматривал только обязательность применения международных стандартов в аудиторской деятельности. В минфине обосновывают переход на международные стандарты аудита вместо национальных (федеральных) стандартов тем, что последние представляют собой переведенные на русский язык международные стандарты, адаптированные к отечественной практике. Поэтому нет особого смысла переписывать международные стандарты, если их можно просто перевести на русский язык и применять.

Обратимся к опыту практического применения двух важнейших для аудиторов документов - Правил независимости и Кодекса профессиональной этики аудитора, которые, похоже, "просто перевели" на русский язык. Есть множество ситуаций, когда эти документы не считают прямым нарушением такие действия аудитора, которые, казалось бы, очевидно не вписываются в их требования. Это и совместное ведение бизнеса аудитором и его клиентом; и 100% финансовая зависимость аудитора от одного клиента; и учредительство аудитором нескольких аудиторских организаций, каждая из которых работает с клиентами, имеющими разный уровень риска; и манипуляции с ценами на конкурсах по отбору аудитора; и введение в заблуждение потребителей услуг о членстве в международных сетях аудиторских организаций; это и манипуляции с собственной выручкой для рейтингов и т.д.

Объединяет эти ситуации то, что их сложно подвести под прямое нарушение Правил независимости и Кодекса этики. Ведь у нас принято считать нарушением то, что очевидно и конкретно. А как оценить такой подход, когда аудитор в Правилах независимости и Кодекса этики должен самостоятельно оценить угрозу их нарушения своими действиями и принять меры предосторожности для устранения этой угрозы до приемлемого уровня.

Авторы этих документов живут в странах, где аудит существует уже десятки лет, и прописывать какие-то подобные конкретные ситуации нет необходимости, поскольку их не может быть у них в принципе.

Что же делать в этом случае? Вариантов два. Первый заключается в том, чтобы сделать Правила независимости и Кодекс этики не набором общих принципов, а документом прямого действия для всех участников рынка аудиторских услуг, т.е. адаптировать их к российской правовой системе. Но при этом придется постоянно эти документы корректировать и дополнять. Второй вариант - оставить все как есть, но пусть минфин возьмет на себя разъяснения по их применению. В любом случае придется выбирать между этими вариантами, а не ограничиваться "простым переводом".

Еще один важный момент в законопроекте - резкое повышение требований по минимальному количеству членов в СРО аудиторов. Для физических лиц - аудиторов эту планку подняли с 700 до 10 000, а для юридических лиц - с 500 до 2000.

По данным минфина, всего в 2013 году работало 4700 аудиторских организаций, из которых более 90% являлось микро- и малыми предприятиями. Можно из этих же данных определить, какое количество аудиторских организаций работает профессионально, т.е. получает доходы только от этой деятельности. Взяв для расчета минимальное количество аудиторов (3 человека), при котором в соответствии с законодательством может работать аудиторская организация, среднюю зарплату аудитора в регионах, средние цены на услуги и средний процент загрузки в течение года, получим минимальную выручку компании на профессиональной основе, где-то на уровне 3,5 млн руб. в год (в Москве уровень выше). Это означает, что всего около 35% российских аудиторских организаций (или 1645 из 4700) работает на профессиональной основе. Даже на одну СРО по новым критериям не наберется. А если мы еще и учтем, что доля аудита в выручке аудиторской организации в среднем составляет около 50%, то, увеличив минимальную выручку еще в два раза, увидим, что количество компаний, работающих на профессиональной основе, потенциально менее 900. При этом нельзя считать, что в них обязательно работают непрофессионалы. Работают, скорее всего, квалифицированные специалисты, только на непрофессиональной основе, сочетая подработку в аудите с чем-нибудь еще.

Создавшаяся ситуация отражается и на самом рынке аудиторских услуг, когда одни аудиторы свое понимание качества аудита видят в снижении рисков для пользователей бухгалтерской отчетности, а другие - в практической помощи коллеге-бухгалтеру.

Конечно, во многом ситуацию о реальном положении дел на аудиторском рынке могло бы прояснить раскрытие информации о реальном объеме и структуре выручки аудиторских организаций - членов СРО и количестве выданных ими аудиторских заключений. Но, по-видимому, картина была бы неутешительной как для минфина, так и для СРО аудиторов. В основном этим и объясняется нежелание минфина и СРО аудиторов раскрыть информацию о выручке аудиторских организаций, количестве работающих аудиторов и количестве выданных ими аудиторских заключений, которую они ежегодно получают от аудиторских организаций в форме госстатотчетности N2-аудит. Потенциально мы можем увидеть при раскрытии этой информации картину состояния аудиторского рынка, существенно отличающуюся от той, которую привыкли видеть в различных рейтингах и докладах. Но профильный комитет Госдумы отклонил недавно соответствующую поправку.

На многие наболевшие вопросы аудиторской деятельности законопроект ответов не дает. В частности, на вопрос, что же делать потребителям аудиторских услуг, которых государство обязало проводить аудит, но не обеспечило им возможность получения достоверной и объективной информации об аудиторских организациях.