Новости

19.12.2014 12:15
Рубрика: Общество

Украинские беженцы устроили "майдан" в мордовской деревне

Текст: (Саранск)
В конце июля село Атьма Ромодановского района встретило новоселов: руководитель местного сельхозпредприятия Евгений Чалов привез из лагеря беженцев в Ростовской области шесть семей с украинского юго-востока. Прибывшие получили жилье, работу и почти по 100 тысяч беспроцентного кредита на семью. Однако когда пришло время возвращать долг, люди взбунтовались.
В конфликтной ситуации разбиралась корреспондент "РГ".

Хозяин села

Офис деревенского предпринимателя Евгения Чалова напоминает кабинет крупного чиновника: на стене красуются гербы России и Мордовии. Глава района доводится ему родным братом.

- Когда эпопея с беженцами началась, подумал: рабочие руки нужны, жилье есть, почему не помочь? - вспоминает Чалов. - Если б я знал, чем это мне обернется…

На его предприятии трудятся все местные жители - другой работы в деревне, где население всего около 500 человек, нет. Хозяйство у Чалова крепкое.

- Здесь все - мое. Дисциплина у нас строгая - а как иначе? - разводит руками собеседник. - Я и в лагере беженцев "Матвеев курган" сразу предупредил, что волынить и "майданы" устраивать никому не дам. Зарплата от восьми тысяч, в сезон ребята получают и 50, и 60. Но это - специалисты, а среди тех, кто со мной приехал, большинство - бухгалтеры, продавцы, товароведы… Зачем взял? Жалко стало. Увидел, как двухлетний мальчонка под деревом на рюкзаке спит - и внука своего на его месте представил…

В Атьму Чалов привез на автобусе 28 человек. По приезде семьям с детьми отвели четыре коттеджа по 120 "квадратов" со всеми удобствами, остальным - комнаты в общежитии, переоборудованном из старой школы.

- Встретили гостей радушно - люди помогали, чем могли: мешками несли продукты, посуду, одежду… - рассказывает глава сельской администрации Нина Трофимова. - Да что говорить - я сама родилась на Украине! Все хлопоты с бумагами мы полностью взяли на себя: им не пришлось ни ездить по инстанциям, ни стоять в очередях. Даже помощь от государства - по четыре тысячи рублей разового пособия и компенсацию расходов на оформление документов - переселенцам выдали здесь же.

Запутались в долгах

В первый же день Евгений Чалов дал каждой семье по 96 тысяч рублей - на мебель и бытовую технику - и выделил два КамАЗа, чтобы новоселы смогли доставить покупки домой. Три месяца - до 15 октября - все украинцы бесплатно получали трехразовое горячее питание в столовой предприятия. В договорах о найме жилья фигурировала символическая сумма в 36 рублей плюс плата за свет и газ.

- Одна семья уехала сразу. С деньгами. Ищи их теперь… - вздыхает Чалов. - Остальных вроде все устраивало. Да и грех было жаловаться. Подарили, к примеру, многодетной паре коляску, а они ее выбросили и купили новую - за 16 тысяч. А глава семьи приобрел скутер. Разве нуждающиеся люди так поступают? Выписал им в счет будущей зарплаты мясо, мед, ливер, по нескольку центнеров зерна, причем приезжие набрали гораздо больше, чем местные.

Разрешение на работу беженцы получили в конце лета, первую зарплату - в октябре. Тут-то и вспыхнул скандал. С мужчин бухгалтерия удержала по десять процентов от суммы кредита, а с их жен - за выписанные продукты и зерно. В итоге большинство семей на руки получили сущие копейки.

После этого Атьму покинули еще несколько человек - переселенцев осталось всего восемнадцать. А пенсионерка Любовь Почернина отправилась в Москву и обратилась с жалобой к правозащитникам. В ноябре три семьи беженцев - Доронины, Кузьменковы и Кононец - не вышли на работу.

Молодая чета Плум в необъявленной забастовке не участвовала, однако оставаться в Атьме супруги не намерены. Наталья с мужем Русланом, двухлетним сыном и свекровью приехали из курортного Новоазовска.

- Бомбили нас, вот и пришлось бросить родной дом, - вздыхает девушка. - Чалов обещал зарплату в 30 тысяч, жилье, подъемные… Да, он сразу предупредил, что деньги надо будет возвращать.

В четырехкомнатном коттедже, где живет семья, есть все необходимое, включая санузел с джакузи.

- Поначалу нам здесь нравилось. Летом на току заработали кое-какие деньги, купили теплые вещи. Осенью муж слесарем работал, потом его на мельницу перевели. Когда выдали первую зарплату, оказалось, что у него осталось полторы тысячи, у меня - 1800... Мы спросили директора, почему сразу так много высчитали, он ответил, мол, испугался: "одна семья уехала, и вы тоже уедете". Но мы бы не уехали, если бы нам было на что жить. А теперь - конечно… - говорит Наташа с обидой в голосе.

Супругов Плум директор отпустил с миром, выдав им расчет по семь тысяч рублей и взяв расписку о погашении долга.

- Наташа, оставайтесь - ну, куда вы с ребенком зимой? - уговаривает Нина Трофимова.

В ответ девушка лишь качает головой - Новый год они планируют встречать уже в Саранске.

- Первая зарплата получилась маленькой еще и потому, что с украинцев брали подоходный налог в 30 процентов, как с иностранцев, сейчас же, после принятия федеральными властями новых поправок, с беженцев взимают 13, как с россиян, - говорит Чалов. - Я предлагал им выписать еще денег: мол, прокрутитесь месяц, а потом продуктовый долг погасите - и женщинам пойдет уже "чистая" зарплата, без вычетов. Они отказались. Сейчас я уже не надеюсь вернуть те кредиты, которые дал им. Добавьте к этому еще долги приезжих за свет и газ…

"Непримиримые" и "штрейкбрехеры"

Если Наталья и Руслан ушли по личному заявлению, то их соседи уволены по статье - после того, как восемь дней подряд не вышли на работу. Сейчас три семьи "забастовщиков" перебрались в один коттедж.

- Мы не будем разговаривать! - встречают нас на пороге Елена Доронина и Лариса Кузьменкова. - Почему? Приходили уже до вас, тоже мило беседовали, а потом грязью нас облили - будто мы такие-сякие неблагодарные!

Женщины срываются на крик.

- Никаких интервью! - обрывает Любовь Почернина.

После этого дверь перед нами захлопывается.

Жителям коттеджа можно лишь посочувствовать: конечно, не их вина, что, будучи людьми городскими, они не смогли вписаться в экономические реалии маленькой российской деревни.

А вот их товарищам по несчастью - супругам-беженцам Татьяне Климовой и Сергею Кацевичу - это удалось. В конфликте они приняли сторону директора, хотя тот выделил им всего лишь комнату в общежитии.

- Говорите, выгнали вас соседи? Да як же так можно! - всплескивает руками хозяйка, то и дело переходя на певучую мову. - Они меня тоже агитировали заявление против директора подписать. Так я им в лицо сказала: "Бессовестные вы!" А они мне - вот, смотрите…

Женщина достает из шкафа и показывает свой украинский паспорт с трезубцем на обложке - документ разорван надвое… В тот день между Татьяной, Еленой и Ларисой произошла драка прямо на ферме. Местные вызвали участкового. С тех пор супруги с соседями не общаются.

- Мы с Донецкой области: я деревенская, а муж - из Енакиева, оттуда еще президент наш родом - ну тот, из-за которого все началось… - рассказывает Климова. - Я - доярка, муж - токарь. Нас здесь все устраивает. А тех, кто жалуется, что мало денег получили, спросите - зачем столько зерна набрали? У них же хозяйства нет. Они его потом перепродали - говорят, чтобы одежду купить, хотя нам люди ее мешками несли: у меня полный комод! Я себе только на выход кое-что покупала, а на работу хожу в том, что дали. Мы с мужем зерно не выписывали, зарабатываем неплохо - на двоих в последний раз вышло 32 тысячи рублей. Нам хватает. Мы никуда не уедем!

Компетентно

Государственный федеральный инспектор по Республике Мордовия Александр Пыков:

Я выезжал в Атьму вместе с представителями УФМС, госкомтрудзанятости, районной администрации и МВД по РМ. Евгений Чалов сам привез беженцев и выделил им подъемные плюс товарный кредит. На сегодня никаких претензий, связанных с возвратом этих денег, у него нет. А значит, недовольных в селе никто не держит. Выселять уволенных переселенцев из коттеджей и отключать им свет и газ в зимнее время тоже никто не будет - это запрещено законом. Лично у меня сложилось мнение, что атмосфера напряженности там создается искусственно. Замечу, что Мордовия приняла более 2000 беженцев с Украины и это - единственный подобный случай.

Последние новости