Новости

22.12.2014 13:18
Рубрика: Общество

"Здорово, хлопче Ленин…"

Анонимные письма граждан Ильичу
Текст: Андрей Сорокин (кандидат исторических наук, директор РГАСПИ)
В 1923 году работницей одного из государственных архивов1 В. Бронштейн была найдена подборка любопытных документов. Об этом она рассказала в объяснительной записке: "Письма (в количестве 32) подобраны мною в 1920 г. в ЦК РКП. Я в ЦК работала инструктором. Однажды я заметила, что в коридоре стоят ящики с материалами, которые преступно рвались на папиросы, в материалы заворачивали свои пайки. Я об этом заявила в Истпарт, и мною все ящики были перевезены в Архив. Позже, ещё поискав материалы в коридорах, я нашла эти письма, которые тоже были переданы мною т. Адоратскому2"3. Речь идёт о документах, интерес к которым историки проявят ещё не скоро, - о письмах, содержащих критику советской власти и лично Ленина. Судя по всему, в глазах современников ценность этих бумаг была ничтожной.

Спустя полвека письма были переданы в Центральный партийный архив (ныне - РГАСПИ). Они были аккуратно обработаны, сшиты в папки, но к самим папкам прикрепили записки о том, что письма с подобным содержанием хранить, возможно, не стоит. Тем не менее их всё же оставили, только под грифом "Секретно".

По своему содержанию письма настолько разнообразны, что их трудно классифицировать традиционным способом. Большая часть носит остро критический характер. Такие письма, как правило, анонимны. В свою очередь, эту категорию можно условно разделить на письма оскорбительного характера и письма, содержащие конкретные обвинения, с анализом происходящих событий и роли в них большевиков и лично Ленина. Для нашей публикации отобраны письма главным образом из второй подкатегории, выражающие аргументированную политическую и личностную позицию автора.

Осмеяние носителей верховной власти (и тех, кто на власть претендует) словом или действием - не новость (вспомним традицию скоморошества). После падения монархии злому осмеянию подверглись бывший император Николай II и императрица Александра Фёдоровна. Нередко подобное зубоскальство имело своеобразную "антигерманскую" направленность, в связи с чем заслуживают внимание рассуждения историка Б. И. Колоницкого о националистической составляющей Февральской революции, которая нередко воспринималась "как освобождение от векового "немецкого ига", как свержение чуждой России  "германской династии" Голштейн­-Готторпов, лишь "прикрывающейся" родовым именем Романовых"4.

"Охота на ведьм" заложила основы для последовавших через 20 лет поисков "врагов народа", шпионов и вредителей. 

Вот и в письмах к Ленину идея "войны до победного конца" и тема "немецких денег" и шпионажа занимают не последнее место. Появившиеся в последнее время новые публикации документов могут в опредёленной степени прояснить этот запутанный вопрос5. Но современники событий, выдвигая обвинения, мало затрудняли себя поиском весомых аргументов и контраргументов. Тот, кто считался "изменником", не мог заслуживать снисхождения… Историки уже отмечали, что официальная проповедь германофобии и шпиономании в годы Первой мировой войны подготовила почву для измышлений об измене в самих верхах и в итоге обернулась против самой власти. Стоит задуматься, в какой степени эта шпиономания, эта "охота на ведьм" заложила основы для последовавших через 20 лет поисков "врагов народа", шпионов, диверсантов, вредителей и прочих нехороших людей.

В антибольшевистских карикатурах, помещавшихся в 1917 году в таких изданиях, как "Бич" или "Стрекоза", Ленин обычно изображался как креатура немцев и их марионетка, как неудачливый актёр и фигляр. Его образу придавались нарочито комические черты, он изображался заискивающим, слабым и несерьёзным политиком. Это прослеживается и в приписке к присланной в письме вырезке из газеты: "Очень сожалеем, гражданин Ленин, что не Вы утонули. Было бы лучше для России, если бы утонули, а Карпович благополучно вернулся. Москвичи"6.

Ещё одна тема, которая неожиданно возникает в письмах (и карикатурах) 1917 года - это связь большевиков и Ленина с… черносотенцами. Некоторым либералам казалось, что радикальный курс большевиков схож с радикализмом "Союза русского народа".  Об этом, в частности, писал в дневнике и Владимир Иванович Вернадский, полагавший, что "черносотенные элементы находятся массами среди большевиков"7. Обывателя пугали монархическим реваншем "объединённых сил" черносотенцев и большевиков (так в 1990­-е годы будут пугать "красно­-коричневыми"). Но в итоге ожидание твердой власти станет массовым, а в канцелярию премьера Керенского пойдут письма с требованиями: "Не пора ли Вам понять, что из того состояния анархии и произвола, в котором очутилась Россия, из состояния полной потери и совести и разума единственный выход - диктатура. Конечно, диктатура - не пролетариата… Я не монархист, но я не боюсь сказать, что нужна диктатура военная, что необходимо участие в ней честного, но непременно военного и твёрдого человека"8.

Позже, уже в декабре 1919 года, некий "монархист Павлов" напишет Ленину: "Честь и слава Вам, Владимир Ильич! Как маг и чародей, Вы сумели заставить русский народ забыть и простить Николаю Второму все его прегрешения и властно повернули его вновь на путь Монархизма. Умело и незаметно, не словами, а делом Вы с очевидностью показали сему миру нелепость социалистических теорий и мудро, как сказочный змий, зажгли сердце русского народа непримиримой ненавистью к подлому и продажному племени иудеев. Да, пусть многое погибло! Но всякий, кто только может хоть немного смотреть в будущее, скажет, что это к лучшему. Сейчас разрешение проблемы социализма и вопроса о собственности, равным образом дело монархизма поставлено на верный путь и обеспечено на долгие годы. И это исключительно благодаря симбирскому дворянину Ульянову. Честь и хвала Вам, Владимир Ильич! Убеждённый монархист Павлов. 26 декабря 1919 года"9.

Зачастую в письмах встречаются прямые угрозы здоровью и жизни Ленина. Среди таких посланий обращает на себя внимание вырванный из книги текст работы вождя большевиков с его изрезанным портретом. Известны изуродованные аналогичным образом изображения Николая II, а В. С. Панкратов упоминает, что арестованной царской семье в 1917 году тоже приходило немало писем "угрожающего характера", а также содержащих непристойности и что "иногда такого рода писем получалось так много, что целое утро тратилось на эту мерзость"10. Даже если допустить, что часть писем такого рода писали люди с психическими отклонениями, можно предположить, что в более поздний период аналогичные послания (с угрозами в адрес советских вождей) могли стать дополнительным мотивом осуществления карательных мер по отношению к инакомыслящим.

Некоторые авторы текстов далеки от политики, они отправляли в адрес Ленина письма юмористического содержания. Таким можно, например, считать послание неизвестной дамы, написанное красивым почерком на открытке из качественной красной бумаги: "Посылаю Вам, не только Вам одному, а всем вам - свое "Фэ". P. S. У нас чудесная погода, бездна ландышей и незабудок, и соловьи поют упоительно. 12 мая [1917 года]"11.

Не раз встречаются и так называемые "письма счастья", которые, по всей видимости, были популярны в разных слоях населения. Вот, в частности, отрывок из такого письма, пришедшего с фронта: "Господу помолимся. Благослови и помилуй, и освободи нас от всякого зла и обстоятельства, и даруй нам победу над врагом. Эта молитва привезена из окопов и должна обойти весь свет. Напишите 9 писем, разошлите в течение 2 дней, тогда получите на 9-­й день радость. Кто оставит без внимания, тот получит несчастье. Это исполняется"12.

В целом письма больше говорят не столько о Ленине и большевиках, сколько о состоянии умов некоторой части населения в 1917 году. Публикация документов заставляет задуматься и об особенностях психологии масс, способной за короткий срок превратить ненависть к политику в слепое обожание и наоборот.

Публикацию подготовили заместитель начальника Центра документальных публикаций РГАСПИ, доктор исторических наук Александр Репников и ведущий специалист РГАСПИ Елена Суббота


№ 1. Письмо солдата
[г. Петроград]    2 апреля 1917 г.

Г­н Ленин, я очень возмущаюсь против вас, когда читаю в газетах о вашей деятельности. Зачем вы сеете раздор и сомнения между народных масс? Нужно помнить, что Россия в опасности, развал и недоверие к Временному правительству может плохо отразиться в армии и может даже помешать ей отстоять свободную Россию от внешнего врага.
Г­н Ленин, когда я читал о вашем приезде из заграницы, я радовался: вот, мол, приезжают великие люди, которые помогут Временному правительству переустроить и организовать свободную Россию и благополучно довести войну до конца в согласии с нашими союзниками. Но вы, наоборот, устраиваете какие­то особые партии, идёте против того, к чему стремится вся Россия, а именно: сокрушить самодержавную Германию. Сеете раздор и недоверие к Временному правительству и также недоверие наших союзников к нам. Уверяю вас, что ваша политика многих возмущает, получается страшное разочарование и рисуются ужасные картины развала, который может получиться от разногласия.
Уверяю вас, что нужно идти всем заодно, а когда кончим войну, тогда можно, даже нужно, посмотреть, как лучше жить.
Я ещё сейчас не опытен, но я вижу, что сейчас должно быть объединение. Так заклинаю вас, не организуйте различных партий с различными взглядами, а подумайте о том, как бы не потеряла мощь наша армия, которой нужна ваша поддержка. Сделайте так, чтобы мы, солдаты, были спокойны, зная, что у нас есть великие люди, которые работают на благо родины без разногласий.
Неизвестный солдат
РГАСПИ. Ф. 5. Оп. 1. Д. 1499.  Л. 7-8. Подлинник. Рукописный текст.

№ 2. Письмо неизвестного
[г. Петроград]    10 апреля 1917 г.
Г. Ленин.
Без всякого сомнения, Вы получили крупную взятку от германцев, взяв на себя обязательство мутить малосознательный класс русских граждан.
Неужели же Вы действительно уверены в том, что во главе России должен стать какой­то Совет батрацких, бурлацких или босяцких депутатов? Ваше место в таком случае не на Каменноостровском проспекте, а на "Горячем Поле"13.
Убирайтесь же к чёрту, пока ещё Вас земля носит. Таким негодяям, как Вы, не должно быть места на Руси, которая пока ещё не настолько сознательна, чтобы отличить идейного гражданина от проходимца, доставленного её врагом для смуты и новых бедствий, сеять кои - ваша прямая, щедро оплаченная, задача.
Гражданин
РГАСПИ. Ф. 5. Оп. 1. Д. 1499. Л. 2-3 об. Подлинник. Рукописный текст.

№ 3. Письмо "Организации
"Противошпион" 15 апреля 1917 г.

Герр Ленин!
Ввиду недопустимых действий с вашей стороны, явно указывающих на то, что вы заражены германским золотом и немецким духом, вы вносите смуту в русский народ и армию, чтобы облегчить наступательные действия Австро­Германии, Наша Патриотическая Организация решила вас уничтожить.
Жребий пал на меня, но, не желая пачкать руки в поганой крови, советую вам уехать из пределов России не позже 20 апреля сего года, иначе вы будете убиты, несмотря на усилия охраны.
Берегитесь, моё оружие выроет вас из­под земли!
Организация "Противошпион"
РГАСПИ. Ф. 5. Оп. 1. Д. 1499.  Л. 20-20 об.
Подлинник. Рукописный текст.


№ 4. Письмо старшего унтер­офицера
[1917 год]

Большая Дворянская, д. 2.
Г[осподину] Ленину лично
МАНИФЕСТ ЛЕНИНА
Кайзеровой Милостью Мы, ЛЕНИН I и Король провокаторов Немцев, Шпионов и Фараонов, и прочей, и прочей, и прочей чёртовой твари.
Повелеваем всем моим подчинённым верным слугам Временное Правительство арестовати, Протопопова и Штюрмера, Сухомлинова и прочую тёмную силу освободити, Вильгельма Кайзера в Петроград допустити и все поратный14 мир заключити, Царицу Александру на престол посадити. И да здравствует мир и тишина.
Быть посему.
Подписал провокаторскою рукою Ленин I и последний
Скрепил Министр Кшесинского Дворца15 *Чертопляев

Господин Ленин!
Твоя песня спета. Хотя рабочих за нос и водишь, но [с] солдатами не сладишь и не снесёсься16. Негде, предатель. Работаешь на Немецкие деньги, берегись, злодей. При первой стрече17 - штык в брюхо.

Старш[ий] унтер­офицер [Подпись неразборчива]*18
РГАСПИ. Ф. 5. Оп. 1. Д. 1499. Л. 75. Подлинник. Машинописный, рукописный текст.

№ 5. Письмо неизвестного крестьянина
1917 г.

Г­н Ленин!
Я крестьянин и верный сын России был и буду. Вместе с ней я переживаю её радости и горе. Я ненавидел старый строй и вообще ненавижу всякие насилия над личностью человека и его имуществом. Случайно я послушал, что Вы и Ваши товарищи говорят Русскому народу с балкона Кшесинской19. Я и многие пришли в ужас от Вашей проповеди. Вы проповедуете насилие, произвол и полную анархию, приятную только врагам, хулиганам и любителям чужой собственности. Неужели Вам не стыдно?!
Неужели Вы приехали в нашу родную Русь сеять смуты и волновать простой народ?! Вы кричите: долой войну! Да укажите Вы, ради Бога, как это сделать? Пусть Ваши друзья немцы протянут руку мира, и мы с радостью пожмём эту руку. Немцы разорили полмира, немцы избивали всех стариков, женщин и детей, немцы готовят нам удар, желая поработить нас, и Вы кричите: долой войну! долой власть и порядок! бейте друг друга! грабьте тех, у кого что есть! И это проповедуете Вы?! Да знаете ли, что роя эту яму распри, Вы сами первый упадёте в неё. За мной пойдут 10 000 крестьян в огонь и в воду, и насколько я знаю и слышу, вся наша святая Русь проклинает всех провокаторов как своих злейших врагов. Чего Вы добиваетесь? Власти! Этого - никогда не будет! Вас уже ненавидят все умные люди и презирают как провокатора и мятежника. С Вами небольшая кучка злых людей, и они первые убегут от Вас при первой вспышке возмущённого народа. Вы враг России! Вы враг русского свободного народа! Вы друг немцу и раб Вильгельма.
Скоро, очень скоро за все Ваши речи с балетного балкона Вас проклянет и возненавидит всякий любящий свою родину. Да будет проклят всякий сеющий крамолы и несогласия в народ, да погибнет он первый во имя дел своих.
Скажите своим друзьям немцам: пусть не мучают наших пленных, пусть не разоряют и не убивают мирных жителей. Пусть протянут руку разорённым ими народам и прогонят кровожадного Вильгельма. И тогда мы готовы слушать Вас. А пока Вы сеете смуты и крамолы во вред русскому народу и его свободе.
Крестьянин - гражданин земли Русской
РГАСПИ. Ф. 5. Оп. 1. Д. 1499. Л. 13-14 об.
Подлинник. Рукописный текст.


№ 6. Письмо "учащихся начальных школ Дальнего Востока"
1917 г.

Г­-ну Ульянову­Ленину.
М[илостивый] Г[осударь]!
Из далёкой Сибири просим Вас, согласно Вашей проповеди анархии и коммунизма, отдать все Ваши средства голодным беднякам, отдать и разделить между ними всю Вашу верхнюю одежду и прочее, благо сейчас тепло, а к зиме Вы заработаете собственными руками; сейчас Вы даром объедаете голодную Россию, в свободной же России не должно быть дармоедов. Требуем от Вас жить не в роскошных апартаментах балер[ины] Кшесинской, куда следует поместить калек­-воинов, а в палатке или сделанной Вашими собственными руками хижине, в которой следует поставить на видное место портрет Вашего благодетеля Вильгельма, доставившего Вас в своём автомобиле и давшего Вам деньги на провокационную деятельность против свободы русского народа. Прочь, провокатор, вместе со своими подкупными друзьями!
В Никольск­-Уссурийске Ваши друзья - посланники немецкого кайзера арестованы народом.
Если Ваша проповедь анархии увенчается успехом и Россия погибнет, то здесь, в Сибири, надеюсь, прежде всего вздёрнут ваших подкупных друзей, изучивших Россию на задворках у немецкого императора!
Учащ[иеся] начальных школ Дальнего Востока
P. S. Советуем Вам всем пойти на защиту родины от векового врага России и угнетателя, презренно смотрящего на нас, русских, - немецкого народа или подвергнуть себя - харакири.
Прочь, презренные мелкие людишки, ставшие на пути свободы русского народа, продающие честь и достоинство родины за презренный металл.
РГАСПИ. Ф. 5. Оп. 1. Д. 1499. Л. 21-21 об.
Подлинник. Рукописный текст.


№ 7. Письмо неизвестного
[1917 год]

Гражданин Ленин!
Будучи убеждённым толстовцем, я, конечно, не разделяю Ваших призывов к насилию, но считаю недопустимым и насилие против Вашей личности. Поэтому, дабы остаться последовательным и чистым перед собственной совестью, я, после долгой внутренней борьбы с самим собой, вынужден предупредить Вас о том, что мне сделалось известным уже три дня тому назад, а именно: уже с 17 числа текущего апреля Вас отравляют крайне медленно, но верно действующим ядом растительного происхождения, открыть присутствие которого современные методы науки почти не могут. Дозы этого страшного яда - микроскопичны, но действие этих почти атомов яда, вводимого в организм в течение пяти - шести недель, самое безошибочное: наступает внезапная, совершенно внезапная, без всяких предварительных симптомов, смерть от паралича сердца. Уже с 17 числа всякая пища, всякое питьё, принимаемые Вами, отравлены микроскопическими дозами этого страшного яда. Ваш организм и Ваших некоторых товарищей, принимавших пищу с Вами, уже отравлен, и действие яда уже началось. Не позже как через 5-6 недель Вас не станет, а вероятно, и значительно раньше (3-4 недели даже крепкое сердце редко выдерживает)…
Следовательно - воздержитесь от даваемой Вам пищи и питья! Примите меры осторожности, если хотите ещё жить.
Каким путем удается отравить Вашу пищу - я точно не знаю. Для меня несомненно лишь одно - среди Ваших близких, окружающих Вас, есть один или два предателя.
Может быть, они спасают Россию, но в отношении Вас они предатели. Во всяком случае я, оставаясь толстовцем, обязан оградить от насилия даже и Вас.
РГАСПИ. Ф. 5. Оп. 1. Д. 1499. Л. 84-85.
Подлинник. Автограф.


№ 8. Письмо Д. Булатовича
г. Москва  8 января 1918 г.
В. И. Ульянову­-Ленину
Грандиозный заговор против Смольного, о котором упомянуто во вчерашнем моём письме (вручённом швейцарихе д. № 5 по Херс[онской] ул.20 для передачи Вам), - не примерное предположение, а факт.
Возможность "внутреннего освещения" заговора - тоже факт.
Ввиду несомненного отклонения Вами моих услуг в качестве особо доверенного при Вас лица для поручений "по делам человеколюбия" предлагаю свои услуги для работы поштучной и сдельной. Предлагаю их относительно следующего:
1) За вознаграждение в 5000 (пять тысяч) руб. (1000 - тысяча - авансом) предлагаю текст наставления населению Петрограда, как есть, чтобы 3/8 фунта отвратительного хлеба нынешних времён дали организму столько питательных веществ, сколько не дадут (и не дают) 8/8 фунта хорошего хлеба прежних времён.
Этот способ еды мне сообщён монахом, питающимся одной просфоркой в день и притом уделяющим для сна часа 2 в сутки и по несколько часов работающим физически.
Я применял его в 1908 году в течение месяца с замечательным результатом. Применяю его и теперь, когда умудряюсь жить с женой на 1 р. 60 к. двое суток, причём я много хожу, работаю и сплю не более 8 часов в сутки.
Наставление будет коротким, простым и ясным. Еда при названном способе - одно наслаждение. Мерзкий хлеб кажется вкуснейшей вещью.
2) За 1 тыс. руб. аванса плюс процентное отчисление по 5 коп. с каждого пуда, прибывающего добавочно (против нормы последней недели), 10 коп. - сахарного груза и 25 коп. - мясного, берусь в течение месяца наладить дело снабжения Петрограда так, что хлеба можно будет отпускать по фунту в день на человека, сахару - по 4 ф. и мяса - по 6 ф. на душу в месяц.
Налажу сразу надолго, а вознаграждение мне должно идти в течение полугода. Вы знаете, что деньги мне нужны не для личного пользования, а для пропаганды придуманного мною строя, которому принадлежит будущее.
Вы будете платить мне из госказны, на ресурсы которой я, основоположник нового строя, имею не меньше прав, чем вы все. Как видите, я очень скромен в сравнении с другими, берущимися облагодетельствовать Россию и человечество.
Помогая Вам управиться с продовольственным кризисом Петрограда, я не боюсь вреда от этого для своего дела: от того, что вы протянете несколько лишних месяцев, моё и общее дело только выиграет.
По второму пункту ставлю ещё одно условие: я должен быть посвящён во всё, что предпринято Сов[етом] Нар[одных] Комисс[аров] по снабжению Петрограда. Посвящён без малейших утаек и задержек.
Д. Булатович
Манежный, д. 1, кв. 9
Я всё это держу и буду хранить в секрете. Прошу о секрете и Вас. Разрешаю сообщить только Ленину и тому, кому сочтёт нужным доверить сие он.
P. S. Говорят, что Наполеон просился на русскую службу дивизионным генералом. Ему отказали и за это поплатились Москвой и гибелью сотен тысяч людей. Не повторилась бы история.
Д. Б.
РГАСПИ. Ф. 5. Оп. 1. Д. 1500. Л. 1-2 об.
Подлинник. Рукописный текст.


№ 9. Письмо солдата Панкратова
[Не позднее 28 мая 1918 года]

Товарищ Ленин!
Я обращаюсь к Вам как к председателю Совета Народных Комиссаров. Во время правления Керенского Ваши уважаемые Господа большевики старались всеми силами разложить армию. Они говорили нам, когда мы были на позиции, что в свободной стране не должна быть армия и дисциплина, мы каждый себе вождь и начальник. Сейчас же, после Брестского мира с Германией "без аннексий и контрибуций", когда вся Польша, Эстляндия, Курляндия и Лифляндия отошли к Германии "на основании самоопределения народов", Вы создаёте Красную армию и вводите в ней дисциплину. Зачем же Вы отступаете от своих слов? Вы организуете Красную армию для того, чтобы Вам прочно держаться у власти. Вы платите красноармейцу 150 рублей в месяц на всем казённом. И многие товарищи­-изменники, которые в былое время кричали, что они страдают на позиции, идут теперь в эту банду разбойников. Вы призываете защищать Родину и Советскую власть. Родину мы должны защищать все, но Советскую власть - не нахожу нужным. Вы их называете "Советы солдатских, рабочих и крестьянских депутатов". Можно назвать их как угодно, но дело в том, что в эти советы большею частью входят не избранные народом депутаты, а самозванцы.
Потом, в этих Советах назначают комиссарами тех людей, которые буквально не знают дела. Например, в Кирсановском уезде комиссаром просвещения назначен приказчик из обувного магазина. Вы себя именуете "Советом народных комиссаров". Прошу ответить, выбирал ли вас народ? После октябрьской революции обратились ли вы к народу для избрания власти? Вы разогнали Учредительное собрание, которое было выбрано всем народом. Если народ должен править своей страной, то пусть правят выборные народа, а не вы, самозванцы Ленин, Троцкий и Компания!
Да здравствует Всенародное Учредительное собрание! Вся власть Учредительному собранию! Долой самодержавие Ленина и его прихвостней!
Прошу поместить это письмо с ответом на него в Петроградской "Красной газете" или московской "Голос трудового крестьянства".
Солдат Панкратов.
РГАСПИ. Ф. 5. Оп. 1. Д. 1501. Л. 15-15 об.
Подлинник. Рукописный текст.

№ 10. Письмо лаборанта Н. Успенского
9 октября 1918 г.
Петроград, Невский, 65, кв. 25

Товарищ  ЛЕНИН!
Желая увековечить юбилей Советской Власти, руководимой Вами, прошу Вас принять от меня в дар, направленный к благу трудового народа, мой посильный труд в виде изобретения мясного консерва, каковой консерв разрешить назвать Вашим именем, так как я уверен, что даже при самой строгой критике этот мясной продукт нисколько не уступит заграничным фабрикатам и явится лучшим подспорьем в деле питания и физического развития подрастающего поколения и поддержания физических, а отсюда и моральных сил рабочих масс.
При этом прилагаю экземпляр моей записки к проекту выработки подобного консерва, представленный мною в Областную Управу Северного Района и в Президиум Совнархоза.
С глубоким почтением,
бывший лаборант Химической Лаборатории Киевского Университета при кафедре органической и аналитической химии профессоров Алексеева и Эльтекова
Н. Успенский
РГАСПИ. Ф. 5. Оп. 1. Д. 1794. Л. 64.
Подлинник. Машинописный текст, подпись - автограф.


№ 11. Записка неизвестного
[Не позднее 1 ноября 1918 года]

Тов. Ленин!
К дню годовщины Правления Россией рабочего и крестьянского правительства желательно было бы отдать распоряжение, чтобы все советские служащие (мужч[ины] и женщины) носили на головном уборе или на груди на видном месте "Красную Звезду", как знак солидарности с правительством. Не желающие носить - явные враги­-контрреволюционеры.
С другой стороны, это было бы очень внушительно и показательно.
Советский
РГАСПИ. Ф. 5. Оп. 1. Д. 1498. Л. 44.
Подлинник. Рукописный текст.


№ 12. Письмо неизвестного оккультиста
Москва        14 ноября 1918 г.

Т[оварищ] Ленин.
Питая жажду узнать что­нибудь из оккультных наук, я тратил, по моему21 жалованью, большие деньги на книги, да и то лубочного изд[ания]. Хотя бы это были и книги, дающие ценный материал, однако же практики из книг не получишь, а в общества, которые занимались изучением ок[культных] наук и, в частности, Гипнотизма, вступить было нельзя ввиду отсутствия хотя бы средних средств. Притом ещё были о[бщест]ва, которые только обирали всякого, кто попадал к ним.
На основании всего вышеизложенного, прошу Вас, товар[ищ] Ленин, как сочувствующего беднейшему классу в смысле просвещения его во всех видах науки, дабы доступно было изучение оккультных наук беднейшему классу, без специального образовательного ценза и не в шайке аферистов, жаждущих наживы, а у специалистов этого дела и сознательных людей, ещё раз прошу, если возможно, открыть 1­-ую Советскую школу изучения оккультных наук с отделениями:22
Хотя у нас в Российской Соц[иалистической] Фед[еративной] республике скептически большинство относится к гипнотизму, однако же я сам лично бывал у одного гипнотизёра на сеансах внушения против алкоголя, карт, курения и проч. и убедился, что гипнотизм приносит в этом отношении неоценимую пользу, какую другие науки принести не могут, почему я и прошу горячо вас на открытие школы.
В ожидании открытия 1­-ой Советской школы Оккультизма при личном сочувствии т[оварища] Ленина остаюсь -
Жаждущий изуч[ить] Гипнотизм
РГАСПИ. Ф. 5. Оп. 1. Д. 1498. Л. 49-50 об.
Подлинник. Рукописный текст.

№ 13. Письмо неизвестного
г. Москва    [Не позднее 18 ноября 1918 года]
Великий Наш Товарищ и Гений,
Прошу тебя как товарища и Вождя обратить внимание на наши деревья, растущие на бульварах и по черте Садовой улицы, прикажи их подстричь и подравнять, а хворост от них раздать беднякам, нам - коммунистам, а то у нас в квартирах холодновато. Пишу тебе как нашему начальнику и Вождю, потому что ты входишь во все мелочи нашей жизни.
Верный тебе коммунист до гроба жизни
РГАСПИ. Ф. 5. Оп. 1. Д. 1498. Л. 51.
Подлинник. Рукописный текст.

№ 14. Письмо неизвестной
г. Москва    [Не позднее 19 ноября 1918 года]

Желание быть на Вашем чествовании, товарищ Ленин, обошлось мне слишком дорого: пришлось простоять пять часов в очереди за билетом без галош и в подбитой ветром кофточке, да ещё в сырую погоду, и в результате - я простудилась. Вечером я всё же таки поехала в Большой Театр, но празднество в честь Вас не состоялось, и я должна была вернуться ни с чем. То есть не ни с чем, а с кое­чем: на следующий день я почувствовала себя совсем скверно и вместо того, чтобы сидеть и усиленно заниматься, готовясь к экзамену (я кончаю 2­-ой государственный университет), я пролежала целый день с головной болью и кашляла. А если я заболею ещё серьёзнее, что мне и не так приятно, а ещё больше некогда, да ещё плюс я бедна как полевая мышь, то Вы, как виновник всех моих бед, извольте меня лечить.
Мой адрес: Москва, Плющиха, Грибоедовский пер., общежитие курсов, д. 7, комната 55.
И. М.
РГАСПИ. Ф. 5. Д. 1501. Л. 30-31.
Подлинник. Рукописный текст.


№ 15. Письмо красноармейца
Провинция    25 декабря 1918 г.

Здравствуй, великий предводитель российского пролетариата, тов. Ленин. Знаешь ли, ты, сидя в своём гнезде, в Московском кремле, окружённый зубчатыми стенами, ведает ли твоё умное чело, как поживает твой подвластный народ. Знаешь ли ты, что говорит твой свободный народ. Он говорит: Господи, доколе ты будешь немилосерд за наши великие прегрешения, смилуйся и помилуй. Он говорит: вот настало времечко, поневоле вспоминаешь старую власть, нам при ней жилось хорошо, а теперь нам дали свободу, да такую свободу: нас называют свободными Гражданами, берут у нас последнюю лошадь, корову, последний кусок хлеба, и ты ни слова не говори за свой пот, за свои слёзы, а если сказал - тут тебе и пуля в лоб и спроса нет, жаловаться некому. На сходку придёшь - много не говори, держи язык за зубами, на то свобода.
Теперь моё слово к тебе, кровожадный зверь. Ты вторгся в ряды революции и не дал собраться Учредительному собранию. Ты обманул народ, обещая ему полную свободу, землю. Ты говорил: долой тюрьмы, долой расстрелы, долой солдатство, пусть будут наёмные, обеспеченные кругом. Ты обещал золотые горы и райское житьё, но где всё это? Народ почувствовал революцию, ему вздохнулось легко, ему разрешили собираться, говорить про что угодно, не боясь ничего. Но вот являешься ты, кровопийца. И что же? Ты обнял у народа свободу и теперь лицемеришь под словом "свобода" вместо того, чтобы из тюрем сделать школы. Тюрьмы полны невинными жертвами. Вместо того чтобы запретить расстрелы, ты устроил террор, и десятки сотен народа беспощадно расстреливаются ежедневно. Ты остановил промышленность, этим сделал рабочих голодными, разул и раздел народ, запретил вольную торговлю, и народ сидит без всего, сидит без рубашки, без сапог. Нет гвоздя, нет железа. Из чего сделать плуг? Опять же нужно колесо. Нет дров, керосина, нет всего. Помни, что ты отнял свободу у народа и пьёшь кровь - последние капли, что остались от четырёхлетней войны. Ты любализуешь23 войска, но помни, что ни один любализованный солдат нейдёт добровольно - его заставляет идти пуля наёмного каторжанина­-красноармейца.
Но час расправы близок. Народ тайком готовит своё оружие и с нетерпением ждёт белых, чтоб вместе с ними вешать всех кровопийц советской власти.
Крепись, исчадие ада, тебя проклинает весь народ.
Твой красноармейский доброволец, записавшийся ради куска хлеба.
Долой самозванцев!
Да здравствует президент, да здравствует свободная Россия! Да здравствует Америка и Вилсон!24
РГАСПИ. Ф. 5. Оп. 1. Д. 1500. Л. 31-32 об.
Подлинник. Рукописный текст.


№ 16. Письмо "рабочего крестьянина"
г. Москва        1918 г.
Народному Комиссару
Товарищу Ульянову Ленину
Товарищ Ленин, давно хотел написать Вам письмо, но в это сложное на Руси время не имел возможности: свободное от занятий время приходится употреблять на поиски жизненных продуктов.
Тов. Ленин, Николай II погиб сам и погибла вся Россия потому, что у него были министры воры и грабители, которые только и думали о себе. Таких точно министров имеешь и ты, т. е. разных народных комиссаров. Они были разными каторжниками, ворами и убийцами и теперь стали комиссарами. Стоном стонет Великая Россия от управления таких комиссаров. Слышишь ли ты, тов. Ленин, те проклятия, которые посылают тебе миллионы сынов России? Слышишь ли их слёзы и стоны? Нет, ты их не слышишь. Ты занят углублением революции и выпусканием разных деспотических декретов, которыми твои министры душат русский народ. Настают времена опричнины. Чрезвычайки без суда и следствия расстреливают лучших граждан России. И сотни тысяч людей умирают от голода ради прихотей народных министров. Заградительные отряды отбирают последний кусок хлеба у бедняка и рабочего, а спекулянты благодаря всему этому дерут с нас шкуру, и мы их скрываем, потому что выдать спекулянта равносильно что уморить себя и свою семью голодом. Когда начались первая и вторая революции, мы радовались, что сбросили цепи рабства и бросили оковы. Послушались вас, думая, что заживём новой, свободной и счастливой жизнью, но глубоко ошиблись и проклинаем то время, что послушали вас.
Неужели ты не видишь той ненависти, которая бурлит кругом тебя. Вы все говорите, что на Шипке всё спокойно, но нет, очень неспокойно. И все молят Бога, чтобы скорее пришли наши друзья французы, америк[анцы] и англичане, которые дадут нам свободу, и покой, и науку. Вы спросите: кто виноват, что озлоблен так русский народ? Твои министры. Тов. Троцкий кричит, что очень нужно оружие Красной армии. Это детский лепет, но никто оружия не даст: ни богатый, ни бедный, в оружии наше спасение. Мы им сбросим произвол и насилие: как сбросили Николая Романова, так сбросим и твоих министров­каторжников. Тов. Троцкий кричит, что очень сильна Красная армия, но кто в ней служит? Да мы, т. е. крестьяне и рабочие. Она может быть велика по количеству, но [по] качеству никуда не годна. Все мы только и думаем, как бы увильнуть от призыва. Даже многие рабочие попали в буржуазные батальоны25, чтобы не попасть на фронт. Такая армия разве может быть боеспособной? Конечно, нет. Вы вашими приказами расстроили транспорт, торговлю и продовольственное снабжение, затеяли гражданскую войну и думаете на миллионах трупов пролетариата построить благополучие своей партии. Нет, вы скоро свалитесь в мусорный ящик истории.
Несколько слов о продовольственном вопросе как самом главном и больном вопросе для всего русского народа. Вашим декретом была осенью объявлена твёрдая цена на картошку - 6 руб. Началась вакханалия грабежей картошки у населения, и населению её продавали по 28 р. 25 коп., но уже гнилую и склизлую. Разве здесь не спекуляция? Куда уж больше? И можно её было купить на базаре по 16 руб. за меру. Теперь последний декрет о чрезв[ычайном] налоге. Ведь это грабёж 10 миллиардов у 30 губ[ерний], разорённых войною.
Как выйти из этого тупика - сообщу дополнительно.
Подписался бы, но боюсь твоей чрезвычайки. Но я раб[очий] крестьянин.
РГАСПИ. Ф. 5. Оп. 1. Д. 1501. Л. 54-57 об.
Подлинник. Рукописный текст.


Примечания

1. Вероятно, это был Государственный архив РСФСР (1920-1925 гг.) - ныне Государственный архив Российской Федерации.
2. Адоратский Владимир Викторович (1878-1945) - участник российского революционного движения, историк.
3. РГАСПИ. Ф. 5. Оп. 1. Д. 1499. Л. 89.
4. См.: Колоницкий Б. "Трагическая эротика". Образы императорской семьи в годы Первой мировой войны. М. 2010. С. 574.
5. См.: Попова С. С. Между двумя переворотами. Документальные свидетельства о событиях лета 1917 года
в Петрограде (по французским и российским архивным источникам).
М., 2010; Следственное дело большевиков. Сборник документов. Кн. 1-2. М. 2012; Урок истории. Почему у Ленина получился переворот? Деньги на колыбель революции // Российская газета. 2014. 22 апреля.
6. РГАСПИ. Ф. 5. Оп. 1. Д. 1499.
Л. 81. Карпович Пётр Владимирович (1874-1917) - участник российского революционного движения. В 1901 г. был приговорён к 20 годам каторги за убийство министра народного просвещения Н. П. Боголепова. В 1906 г. бежал из Сибири за границу. После Февральской революции, возвращаясь в Россию, утонул в Северном море.
7. Вернадский В. И. "Придётся перейти через кризис" // Огонёк. 1990. № 49. С. 15.
8. Цит. по: Иоффе Г. З. Великий Октябрь и эпилог царизма. М. 1987. С. 162.
9. Письма во власть. 1917-1927. Заявления, жалобы, доносы, письма в государственные структуры и большевистским вождям.
М. 1998. С. 135-136.
10. Панкратов В. С. С царём в Тобольске. Из воспоминаний. М. 1990. С. 25.
11. РГАСПИ. Ф. 5. Оп. 1. Д. 1499. Л. 59-59 об.
12. Там же. Л. 60.
13. На Каменноостровском проспекте Петрограда, в особняке балерины Матильды Феликсовны Кшесинской (1872-1971), с апреля по июль 1917 г. находился большевистский ЦК.  "Горячим полем" называлась свалка близ Московской заставы - обиталище бродяг, ныне именуемых бомжами.
14. Так в тексте. Имеется в виду сепаратный мир.
15. См. прим. 13.
16. Так в тексте.
17. Так в тексте.
18. Выделенный текст написан чернилами.
19. См. прим. 13.
20. В доме 5 по Херсонской улице в Петрограде, в квартире своего соратника, будущего управделами Совнаркома РСФСР В. Д. Бонч­Бруевича, Ленин не раз бывал в октябре 1917 г.
21. Далее зачёркнуто: "капиталу".
22. Так у автора.
23. Так в тексте. Должно быть: "мобилизуешь".
24. Вильсон Вудро (1856-1924) - президент США с 1913 по 1921 гг.
25. Рабочие части РККА, комплектовавшиеся "нетрудовым элементом", которому большевики опасались доверить оружие и послать в бой.