Новости

23.12.2014 00:47
Рубрика: Экономика

В тюрьму по рецепту

Госдума на днях сразу во втором и третьем чтении приняла дополнения в Уголовный кодекс РФ, вводящий серьезные наказания за производство, ввоз и сбыт фальсифицированных и контрафактных лекарств.

О том, как он изменит ситуацию на фармрынке, "РГБ" рассказала один из авторов закона, председатель Комитета Госдумы по безопасности и противодействию коррупции Ирина Яровая.

- Ирина Анатольевна, по данным зарубежных источников, мировой рынок фальсифицированных лекарств растет и сегодня составляет до 10% от рынка легального. А каковы масштабы проблемы в России, можно ли говорить о существенном ущербе для нашей экономики?

Яровая: Проблема фальсификации лекарственных препаратов носит не только экономический характер. Прежде всего она является угрозой для жизни и здоровья людей. До принятия нашего законопроекта подобные преступления квалифицировались как мошенничество либо как незаконная предпринимательская деятельность, что не обеспечивало неотвратимости наказания и не соответствовало характеру совершаемого преступления. Но нет ничего дороже жизни человека. Поэтому мы предложили ввести в законодательство наказания, соответствующие тяжести содеянного.

- Росздравнадзор называет данные по выявлению фальсифицированной и контрафактной продукции в пределах 4-5% от обращающихся на рынке лекарств. Эксперты называют цифры в пределах 10-20%. Каким цифрам вы доверяете больше?

Яровая: Могу привести конкретные данные за первое полугодие 2013 года. За тот период из обращения были изъяты 191 серия 122 торговых наименований недоброкачественных лекарств, 10 серий 10 торговых наименований фальсифицированных лекарственных препаратов. А также два торговых наименования и 50 серий фальсифицированных фармацевтических субстанций и препаратов, произведенных из них, и 17 серий 11 торговых наименований контрафактных лекарств.

- Каковы, на ваш взгляд, причины появления на рынке фальсифицированных и контрафактных лекарств и медизделий?

Яровая: Фармацевтический рынок России - это огромная, экономически выгодная отрасль, в которой, к сожалению, работают не только добросовестные производители, но и те, кто пытается заработать на здоровье людей, предлагая больным в лучшем случае лекарства-"пустышки". Производство фальсифицированных препаратов - это организованная преступная деятельность, это большие деньги. Чтобы сделать этот вид деятельности невыгодным, непривлекательным, государство должно установить такую ответственность, которая будет соразмерна ценности человеческой жизни.

- А какую угрозу для здоровья может представлять фальшивая таблетка, в которой нет никакого действующего вещества, - попросту говоря, мел?

Яровая: Есть два вида фальсификата - "пустышка", о которой вы говорите, и препарат, который содержит опасные вещества. Да, есть мнение, что "пустышка" - это безвредное средство. Но если больной получает такой препарат вместо лечения, то последствия могут быть самыми плачевными. То есть и в том и в другом случае причиняется непоправимый вред здоровью человека. При этом совершаются умышленные противоправные действия, которые вызывают неограниченные по тяжести последствия по причинению вреда здоровью и жизни большого числа граждан. Такие последствия должны быть формализованы как общественно опасные. И ответственность по такому составу преступления должна быть серьезной.

- Какие новые меры наказания теперь вводятся для этих преступлений?

Яровая: Мы предложили ввести в Уголовный кодекс три состава преступления. Во-первых, это изготовление лекарственных препаратов субъектом, не имеющим разрешения на эту деятельность, когда медикаменты производятся в подвалах, гаражах и т.д. Это наиболее опасный вид правонарушения. Во-вторых, это производство фальсифицированных препаратов - преступление умышленное, корыстное, направленное на извлечение прибыли. Спрогнозировать последствия, которые могут наступить от потребления больными фальсификата, практически невозможно, а они могут быть и необратимыми. Получается, что производитель фальсификата заранее согласен с возможными трагическими последствиями. В-третьих, это изготовление и использование поддельных документов на лекарства и медизделия, а также изготовление их поддельной упаковки. Соответствующими будут и меры наказания. Так, за производство лекарств и медицинских изделий без лицензии - лишение свободы на срок от 3 до 5 лет со штрафом до 2 млн рублей, за те же действия, совершенные группой лиц, - срок до 8 лет и штраф до 3 млн руб. За производство фальсифицированных и недоброкачественных лекарств и биологически активных добавок - от трех до пяти лет со штрафом до 2 млн руб. А если преступление совершено группой граждан или повлекло за собой тяжкий вред здоровью либо смерть, то срок увеличится до 12 лет, а штраф - до 5 млн руб. и т.д. Увеличены и административные наказания.

- Не слишком ли жесткие меры вы предложили? А как наказывают за эти преступления в других странах?

Яровая: Если обратиться к мировому опыту, то ответственность за подобные составы преступлений в Германии, например, составляет до восьми лет лишения свободы, в Турции - от 30 до 50 лет, в Индии им грозит пожизненное заключение. А в США возможны колоссальные штрафы - до 200 млн долларов.

- Россия была в числе инициаторов и разработчиков конвенции Совета Европы по противодействию фальсифицированной и контрафактной медицинской продукции "Медикрим", одной из первых подписала ее. Однако конвенция до сих пор не ратифицирована в нашей стране. Что мешает ратификации?

Яровая: Конвенция "Медикрим" предусматривает именно уголовную ответственность за производство, ввоз и реализацию фальсифицированных лекарств. Пока она не ратифицирована как раз из-за пробелов в нашем законодательстве, которые мы и восполнили, приняв этот закон.

- Какова позиция профильных министерств и ведомств по этой теме? Какие еще изменения в законодательстве потребуются в этом направлении?

Яровая: Мы проводили в Госдуме "круглый стол", на котором совместно с минздравом, Роспотребнадзором, профессиональным фармацевтическим сообществом обсуждали эти вопросы. Мнение было единым - должна быть установлена особая ответственность, защищающая жизнь и здоровье граждан от шарлатанов и преступников, от тех, кто хотел бы на несчастье людей вести свой преступный бизнес. И сам законопроект мы разрабатывали с участием представителей минздрава и Роспотребнадзора. Надеюсь, что до конца года закон будет рассмотрен Советом Федерации и подписан президентом. Затем нужно будет проанализировать правоприменительную практику и уже тогда думать о последующих шагах.