Новости

23.12.2014 20:30
Рубрика: Власть

Незаконное обогащение надо доказать

Россия соблюдает все условия Конвенции ООН против коррупции
Удивительно живучим оказался миф о том, что Россия не ратифицировала статью 20 Конвенции ООН против коррупции.

Периодически это странное утверждение начинают усиленно повторять на всех углах граждане, называющие себя оппозицией. По их утверждениям, власть упорно не ратифицирует Конвенцию, чтобы не мешать жить высокопоставленным коррупционерам. Расчет здесь прост - никто проверять это утверждение не станет. Многие просто не знают, что на самом деле Россия ратифицировала Конвенцию ООН против коррупции. И случилось это еще в 2006 году. Конвенция была ратифицирована целиком, без исключения каких бы то ни было статей.

Легендарная статья 20 Конвенции, о которой так много говорят, дословно звучит так:

"При условии соблюдения своей Конституции и основополагающих принципов своей правовой системы каждое государство-участник рассматривает возможность принятия таких законодательных и других мер, какие могут потребоваться, с тем, чтобы признать в качестве уголовно наказуемого деяния, когда оно совершается умышленно, незаконное обогащение, т.е. значительное увеличение активов публичного должностного лица, превышающее его законные доходы, которое оно не может разумным образом обосновать".

Ключевое слово в этой статье "незаконное обогащение". Для нашего законодательства термин не новый. Но по нашей Конституции и уголовным законам надо, прежде чем обвинить чиновника в незаконном обогащении, провести следствие и суд. Предложение сделать иначе - сначала назвать средства незаконными, со всеми вытекающими последствиями, а потом уже разбираться, переворачивает закон с ног на голову. То есть нарушается презумпция невиновности - ключевой постулат всего российского законодательства. Наша страна уже попадала в прошлом в ситуацию, когда людей массово признавали нарушителями законов, а потом десятилетиями реабилитировали огульно обвиненных.

Поэтому получилось так - статья 20 была ратифицирована нашей страной вместе с Конвенцией. Но мы ее действительно не используем. Не по злому умыслу, чтобы прикрыть чиновных жуликов, а потому, что в России их ловят по статьям нашего уголовного законодательства.

Самое главное, что такая возможность - бороться своим законодательством, прямо предусмотрена в этой Конвенции ООН.

Компетентно

Ирина Яровая, председатель Комитета Госдумы по безопасности и противодействию коррупции:

- Постановка вопроса о якобы не ратификации Россией 20-й статьи Конвенции заведомо не имеет под собой правовых и фактических оснований. Поскольку невозможно ратифицировать уже ратифицированный документ. Еще 8 марта 2006 года Россия ратифицировала Конвенцию ООН против коррупции от 31 октября 2003 года. И Конвенция ратифицирована полностью, без каких-либо оговорок.

Стоит напомнить о том, что 20-я статья Конвенции появилась в связи с позицией делегации одного из государств Южной Америки "по причинам внутриполитического характера" и, как следствие, "носит исключительно диспозитивный характер". При условии соблюдения своей конституции и основополагающих принципов своей правовой системы каждое государство-участник рассматривает возможность принятия законодательных и других мер. Таким образом, только при условии соблюдения своей конституции и принципов национальной правовой системы государствам-участникам предлагается определить саму возможность усмотрения в данном вопросе, так как статья 20 не допускает прямой юрисдикции.

Лидия Михеева, заместитель председателя Совета исследовательского центра частного права при президенте РФ, Владимир Поневежский, депутат Госдумы:

- Сегодня мы можем сказать, что наши стандарты борьбы с коррупцией полностью соответствуют требованиям мировых конвенций об установлении ответственности за незаконное обогащение, в том числе той идее, которая закреплена в статье 20.

Российская Федерация ратифицировала Конвенцию в полном объеме без каких-либо изъятий. В Законе о ратификации имеется заявление, необходимость которого обусловлена тем, что Конвенция предписывает государствам выбрать способы реализации положений о юрисдикции, правовой помощи и международном сотрудничестве в целях конфискации. В этом заявлении содержится перечисление статей, среди которых статья 20 Конвенции не называется.

В соответствии с 20-й статьей от участников требуется всего лишь рассмотреть при условии соблюдения своих конституции и основополагающих принципов правовой системы возможность принятия законодательных мер о признании умышленного незаконного обогащения в качестве уголовно наказуемого деяния.

Основы нашей правовой системы не позволяют применять к публичным должностным лицам меры уголовно-правового характера, если не доказано, что они получили эти средства преступным путем. Соответственно и термин статьи 20 "незаконное обогащение" в системе наших правовых координат может употребляться только тогда, когда преступление именно как уголовно наказуемое деяние выявлено и доказано.

Во всех остальных случаях мы можем говорить скорее об обогащении неизвестного происхождения, то есть о сомнительных видах имущества. Но меры ответственности к тем, чьи расходы явно превышают доходы, могут быть приняты в рамках других процедур.

Глава 30 Уголовного кодекса позволяет работать почти по всем коррупционным составам: получение взятки, незаконное участие в предпринимательской деятельности, злоупотребление должностными полномочиями, нецелевое расходование бюджетных средств, превышение должностных полномочий и так далее.

Подписка на первое полугодие 2017 года
Спроси на своем избирательном участке