Новости

25.12.2014 14:50
Рубрика: Общество

Все будет хорошо?

Что изменилось после наших публикаций
Текст: Галина Белоглазова (Калининградская область) , Инга Бугулова (Санкт-Петербург) , Мария Голубкова (Санкт-Петербург) , Евгения Цинклер (Санкт-Петербург)
Мы очень радуемся, когда наши публикации получают продолжение. Будь то законодательная инициатива, необходимая многим, или решение проблемы одного человека. Иногда это получается довольно быстро, но порой ход дела приходится контролировать несколько лет...

"Проверено, льгот нет"

Этой весной ("РГ" N 6375 от 8 мая 2014 года) мы писали о проблемах женщин, находившихся в Афганистане в составе "ограниченного контингента советских войск". Наши солдаты вышли из-за Амударьи уже 25 лет назад, но до сих пор испытанное и пережитое там, под Кабулом и Баграмом, во многом определяет их жизнь.

Женщины оказались менее всего подготовлены к тому, что предстояло увидеть и испытать. Они ехали по комсомольской линии или как военнообязанные, были зачислены в военные части, но не как военнослужащие, а просто служащие. И никаких ветеранских льгот, которые есть, к примеру, для матерей и жен погибших в Афганистане, по этой причине им не положено. Сейчас военкоматы отказывают "афганкам" даже в получении удостоверений ветеранов боевых действий, хотя статья 3 Федерального закона "О ветеранах" 1995 года прямо относит к ветеранам боевых действий всех, кто направлялся "на работу в Афганистан в период с декабря 1979 года по декабрь 1989 года и отработал установленный при направлении срок либо был откомандирован досрочно по уважительным причинам".

- Обиднее всего за медсестер, - говорит "афганка" Альфия Кагарманова. - Они же больше других кровь и смерть видели. Донорской крови не хватало - сдавали литрами, падали, но сдавали. Это разве не подвиг? Ребята ходили на боевые операции не каждый день, а они все два года глаза им закрывали и на последний призыв "Мама!" говорили своим ровесникам: "Я здесь, сынок..."

Публикация в "РГ" стала официальным обращением к органам законодательной власти с просьбой принять меры к восстановлению социальной справедливости. И, похоже, что-то начало меняться.

- Нами предварительно проработана законодательная инициатива, которая позволяет распространить некоторые виды льгот военнослужащих на гражданских специалистов, находившихся в Афганистане, - говорит депутат Законодательного собрания Санкт-Петербурга, сам в прошлом воин-интернационалист, Андрей Горшечников. - Предположительно, она может быть передана в Госдуму в течение весенней сессии. Однако мы понимаем, что 50-процентная льгота на оплату ЖКХ или постановка на очередь - это дополнительные деньги из бюджета. Поэтому в сегодняшних условиях пока не торопимся.

"Место на крыше"

За историей петербуржца Алексея Виноградова мы следим уже несколько лет (последняя публикация - в "РГ" N 5790 от 24 мая 2012 года). Еще в начале 1970-х годов увлеченный радиолюбитель построил на крыше своей девятиэтажки на улице Дыбенко УКВ-антенну собственного изобретения - грандиозное сооружение весом около 900 килограммов. Не выходя из дома, он вел исследования, которыми интересовались даже в Пулковской обсерватории, а местные мальчишки охотно ему помогали.

Так продолжалось почти 40 лет. Но однажды в сентябре 2010 года, когда Виноградов уехал на дачу, сотрудники местной жилконторы демонтировали антенну и вывезли ее куда-то на свалку. Уже потом объяснили это тем, что она провоцировала разрушение кровли.

Для Алексея Алексеевича произошедшее стало сильнейшим потрясением: в одночасье оказалось уничтоженным дело его жизни. "Я ведь был не против снять антенну, если это было необходимо, - повторяет он. - Сдал бы ее в Музей артиллерии, инженерных войск и войск связи. Осталась бы обо мне память. А так меня просто растоптали..."

Разработанная после публикации в "РГ" законодательная инициатива позволит распространить льготы на гражданских специалистов, находившихся в Афганистане

Придя в себя, Виноградов решил добиться хотя бы возмещения ущерба. Дело это нелегкое и для здорового человека, а Алексею Алексеевичу уже около 80 лет, и он практически не видит. Тем не менее долгое время пенсионер обивал пороги различных инстанций, добивался проверок и везде получал отписки. Только в сентябре 2013 года, после того как по нашей просьбе к делу подключились специалисты аппарата петербургского омбудсмена, начался судебный процесс.

Спустя год, 22 сентября 2014-го, суд Невского района удовлетворил исковые требования Алексея Виноградова к местному ЖКС

N 1: возместить 1,1 миллиона рублей за материальный ущерб и 400 тысяч - за моральный. Хотелось бы сказать, что история движется к концу, но опыт показывает, что дело может затянуться еще надолго. Решение суда стороны получили буквально на днях - на то, чтобы его подготовить, судебным работникам понадобилось почти три месяца.

- Сотрудники ЖКС, безусловно, будут опротестовывать решение в городском суде, - говорит Ольга, дочь Алексея Виноградова. - Они не соглашаются с заключением эксперта и настаивают, что раз антенна была сделана не заводским способом, значит, ничего не стоит. Мы готовы продолжать отстаивать свою правоту, тем более что в аппарате омбудсмена обещают поддерживать нас до победного конца.

"Выхода нет"

Получил свое продолжение и квартирный вопрос петербургского ветерана Великой Отечественной войны и инвалида Евгения Эрмеля. ("РГ" N 6531 от 13 ноября 2014 года). Оказавшись прикованным к инвалидной коляске, дедушка лишился возможности бывать на улице: на кресле-каталке ему никак не спуститься с четвертого этажа. Фронтовик не выбирался из своей однокомнатной квартиры без балкона уже пять лет, а по состоянию здоровья ему просто необходим свежий воздух.

После обращения "РГ" к властям дело, кажется, сдвинулось с мертвой точки. В администрации Красносельского района сообщили: существует специальная соцпрограмма, позволяющая инвалиду обменять имеющуюся квартиру на более приспособленную. А на днях Евгения Яковлевича посетили специалисты Комплексного центра социального обслуживания, чтобы провести обследование бытовых условий проживания инвалида.

Все, на что жаловался ветеран, проверка подтвердила: квартира маленькая, коридор узкий, лифт не вмещает кресло-коляску, лестница не продублирована пандусом. То есть, по сути, помещение Эрмелю никак не подходит. К заключению пенсионеру необходимо будет приложить еще несколько важных бумаг, в том числе медицинские справки и направить пакет документов в районную межведомственную комиссию, которая даст добро на предоставление новой квартиры. Если повезет, это произойдет уже в конце декабря.

- Мы надеемся, что все получится, и радуемся, что власти пошли нам навстречу, - говорит супруга Эрмеля Татьяна Хрусталева. - После того как мы продолжительное время не могли добиться вообще никакой реакции, происходящее вселяет надежду.

Поиск другой жилплощади - дело небыстрое и, как мы уже писали, может занять от месяца до нескольких лет. Тем не менее сам ветеран надеется, что процесс не затянется, и искренне верит - свое 90-летие в 2015 году ему удастся отпраздновать в новой, удобной квартире.

"Зачем ты меня похоронила?"

Название публикации об этой скандальной истории ("РГ" N 6216 от 24 октября 2013 года), в принципе, во многом отражает суть конфликта. Калининградскую писательницу Светлану Викарий побили односельчане, ставшие прототипами ее саги "Вот моя деревня".

Обитателям поселка Калужское Черняховского района не понравилось, что она изобразила их тунеядцами, алкоголиками и сплетниками, а некая Любаня в ее повести и вовсе наложила на себя руки. Участники потасовки были приглашены выяснить отношения на федеральный телеканал, где произошел очередной обмен нелюбезностями. После эфира пятеро оклеветанных, по их мнению, калужан подали на писательницу в суд и отсудили по 10 тысяч рублей каждый.

- Я подготовила встречные иски в суд по защите чести и достоинства, думаю, что это даст новый виток скандалу, - говорит Светлана. - За год пришлось столько выслушать оскорблений в свой адрес... Люди не стеснялись в выражениях, угрожали, что, если не покину деревню, они меня уничтожат. Кроме того, 32 человека написали жалобу в органы опеки, что я плохая мать, приезжала комиссия, разбиралась...

Немолодой женщине с двумя несовершеннолетними сыновьями пришлось перебраться в город. Надежды на неторопливую деревенскую жизнь рухнули, дом в Калужском стоит пустой.

Но и прототипам героев повести, по словам писательницы, пришлось нелегко. Двух односельчанок, которые больше всех кричали и возмущались "грязными писульками", разбил инсульт. Еще одна женщина с мужем попали в автомобильную аварию: погиб их друг, а сами они чудом остались живы, но покалечились.

Впрочем, есть у этой истории и светлая сторона. Благодаря скандалу у Светланы нашлось много старых друзей, которые ее поддержали. В Черняховске, где теперь живет писательница, она создала клуб друзей Канта. Не оставила и творчество, только теперь сюжеты для своих сочинений черпает в далекой истории. Написала, например, пьесу, связанную с жизнью Канта, собирается предложить ее к постановке Калининградскому областному драматическому театру. Что же касается повести о деревне, то Викарий ее частично переделала, изменив название поселка и имена героев. Претензий к новому варианту пока не было.

Общество Соцсфера Филиалы РГ Северо-Запад СЗФО Санкт-Петербург СЗФО Калининградская область
Добавьте RG.RU 
в избранные источники