Новости

15.01.2015 22:14
Рубрика: Власть

Смертникам на заметку

Для родственников террористов предлагают ввести конфискацию
Лишать родственников террористов имущества, социальных выплат и банковских счетов предложили депутаты чеченского парламента, которые подготовили и внесли в Госдуму соответствующий законопроект.

При этом обязать расплачиваться за грехи погибших или осужденных террористов их близких предлагается только в случае, если те были в курсе зверских планов своих братьев, мужей или сыновей и содействовали им.

Кроме материальной ответственности предусматривается возможность уголовного преследования родных боевиков и значительное повышение сроков заключения по террористическим статьям. Но главная новация документа все-таки в том, что в Уголовный кодекс вводятся два новых наказания. Во-первых, это конфискация имущества как отдельный его вид. Во-вторых, арест банковского счета с изъятием денежных средств - тоже как особая кара для родственников обвиняемых в террористических преступлениях. В действующей редакции Уголовного кодекса таких видов наказания нет.

Конфискация у родственников террористов предусмотрена в том случае, если имущество получено ими за счет средств лица, совершившего преступление, или в результате их содействия в какой-либо форме террористу. При этом факт содействия должен быть обязательно доказан в суде. Конфискацию и арест чеченские парламентарии предусмотрели и для тех, кого осудят за "публичные призывы к осуществлению террористической деятельности или публичное оправдание терроризма" (ст. 205.2 УК).

В примечании к действующей статье 205.1 содействие террористической деятельности законопроект предлагает уточнить понятие "пособник". В новой формулировке - это тот (не обязательно родственник), кто умышленно содействует совершению преступления советами, указаниями, информацией, предоставлением средств и орудий совершения преступлений, обещает укрыть преступника, следы или предметы совершения преступления, или даже продать полученное в результате преступления имущество.

Законопроектом кроме того повышаются в целом и все сроки по террористическим статьям - в среднем на 5-10 лет. Скажем, если сейчас по статье 205 УК "террористический акт" дают от 8 до 15 лет, то предлагается от 15 до 25. По 206-й статье захват заложника ныне за решетку нельзя отправить более чем на 10 лет, тогда как предлагается "десяточку" сделать минимальным наказанием, а верхнюю планку поднять до 15 лет лишения свободы. За призывы к терроризму новое наказание составит от трех до пяти лет лишения свободы.

Чеченские парламентарии одобрили внесенный законопроект в конце прошлого года. Через несколько недель после страшного теракта в Грозном 4 декабря в результате нападения боевиков на столицу Чечни погибли 14 сотрудников правоохранительных органов и один мирный житель. 11 террористов были убиты. После теракта глава Чечни Рамзан Кадыров впервые заявил об ответственности родственников боевиков за их злодеяния. "Пришел конец времени, когда говорили, что родители не отвечают за поступки сыновей или дочерей", - сказал чеченский лидер.

На сайте республиканского парламента по поводу разработанного законопроекта поясняется, что применяться новые нормы станут не огульно, а исключительно на основании четких доказательств связи конкретного боевика со своими родственниками и установления фактов их помощи ему. Спикер чеченского парламента Дукуваха Абдурахманов указал, что люди нередко решают стать террористами-смертниками за большие деньги, которые впоследствии получают их родственники.

Кстати, "чеченский" законопроект гораздо мягче аналогичных норм, применяемых по отношению к родственникам террористов в Израиле.

Однако стоит отметить, что с 2013 года возможность изъятия имущества у близких, осужденных за террористические преступления, уже существует. Закон "О противодействии терроризму" позволяет по иску прокурора возмещать ущерб, нанесенный терактом, не только за счет средств террориста, но и за счет средств его родственников и близких.

Как вам это

Татьяна Москалькова, депутат Госдумы, бывший первый заместитель начальника Правового департамента МВД:

- Конфискация имущества, полученного преступным путем или использовавшегося для совершения преступлений, - мера справедливая. Однако предложение чеченских депутатов распространить данный вид наказания не только на самого преступника, но и на его близких может быть поддержано только в том случае, если будет определен четкий порядок установления причастности третьих лиц и их имущества к совершению преступлений. Чтобы все эти нормы работали, важно создать необходимые условия для сбора доказательной базы. Следует расширить возможности соответствующих органов в процессе оперативно-разыскных мероприятий при расследовании преступлений террористического характера. Ведь в таких делах надо действовать быстро - выявлять пособников и финансовые потоки по горячим следам.

Франц Клинцевич, депутат Госдумы, глава Российского Союза ветеранов Афганистана:

- Проработав не один год в Чеченской Республике и не понаслышке зная о местной специфике, могу сказать, что там не утаишь от родителей и от других близких родственников задуманное. Будь то благое дело или преступление. Вместе с тем, в Уголовном кодексе РФ уже есть статьи о "недоносительстве" и об участии в преступном деянии. Словом, здесь следует тысячу раз подумать, прежде чем принимать решение. Тем более что предлагаемые меры, если они обретут силу закона, начнут действовать на территории всей Российской Федерации.

Павел Крашенниников, глава Комитета Госдумы по гражданскому и уголовному законодательству:

- Это не первый раз, когда предлагается включить родственников террористов в число ответственных. В нашем комитете уже год лежит законопроект депутата Романа Худякова от ЛДПР, которым предлагается привлекать к уголовной ответственности родственников, которые общались с террористом в течение года до теракта. Но тот проект получил отрицательные заключения правительства и Верховного суда. Что касается этого законопроекта, то эмоционально его авторы, конечно, правы, но с точки зрения правовых подходов мы будем с ними дискутировать. Дело в том, что действующих норм в Гражданском кодексе вполне достаточно, чтобы возместить ущерб, нанесенный террористами.

Дома террористов сносят по суду

В Израиле снос домов уличенных или предполагаемых террористов давно считают делом привычным. Эта мера наказания, о которой хорошо знают потенциальные террористы, порой удерживает сторонников радикального ислама от нападений.

В Саудовской Аравии террористам и их пособникам (не исключая "моральных исполнителей") безжалостно рубят головы, в других странах Арабского Востока таких преступников казнят через повешение или расстреливают.

Разумеется, родственники террористов в Израиле пытаются оспорить решение о сносе их жилья в суде. В этом случае принимается во внимание множество факторов, и на практике вердикты, разрешающие уничтожение домов, где живут родственники экстремистов, не так уж часты.

Так, например, в последний день прошлого года БАГАЦ (Высший суд справедливости Израиля) вынес вердикт, запрещающий снос дома, который принадлежит семье члена "Исламского джихада" Муатазу Хиджази. Этот 32-летний житель Восточного Иерусалима, признанный террористом, вечером 29 октября прошлого года недалеко от Стены плача подстерег раввина Иегуду Глика, пятидесяти лет, и четырежды выстрелил в него. Тяжелораненого Глика доставили в больницу, где врачам удалось спасти его жизнь. Хиджази же через несколько часов был убит в короткой перестрелке с полицейскими.

Нельзя не обратить внимание на следующий факт: первоначально БАГАЦ на своем заседании, состоявшемся в конце ноября прошлого года, вынес постановление о сносе пяти домов, принадлежавших террористам-убийцам. Дом семьи Хиджази был в этом числе. Четверо других террористов устроили в октябре и ноябре так называемые "автомобильные теракты" и атаковали иерусалимскую синагогу. При этом погибли девять человек и одиннадцать получили ранения.

В судебном постановлении об отмене сноса дома семьи Хиджази отмечается: "...террорист хотя и совершил серьезное преступление, все же никого не лишил жизни". И несмотря на заявление премьера Израиля Биньямина Нетаньяху, сделанное сразу после серии терактов в Иерусалиме, что дома палестинских боевиков, покушавшихся на жизнь мирных граждан, будут разрушены, суд решил иначе. И семья Хиджази сноса своего дома избежала.

27 марта 2002 года в банкетном зале гостиницы "Парк" города Нетания террорист-смертник Абдель Бассет Ауда устроил чудовищный теракт. Погибли 30 израильских граждан еврейского и арабского происхождения, более 40 получили ранения. Именно после этого теракта БАГАЦ, руководствуясь статьей 119 из Постановления об обороне (чрезвычайном положении), принятом еще в 1945 году во времена владычества в Палестине англичан, разрешил снос домов "особо отличившихся" террористов и их пособников. Понятно, что и тюремного заключения такие преступники не смогли избежать. Из-за фактического отсутствия в еврейском государстве смертной казни Ауду, убийцу 30 человек, приговорили к 35 пожизненным тюремным срокам.

В 2004 году с инициативой отменить практику сноса домов исламистских убийц выступила специальная комиссия, сформированная приказом начальника Генштаба армии обороны Израиля. Снос домов был временно прекращен. Однако 6 марта 2008 года произошел теракт в иерусалимской религиозной школе. Боевик Алаа Абу Дейн расстрелял восемь учащихся и одиннадцать ранил. Командование ЦАХАЛа подготовило ордер по сносу дома Дейна, и только вмешательство представителей леворадикальной общественной организации "Бецалеля", заявивших, что "разрушение домов, в которых продолжают жить семьи террористов, есть не что иное, как принесение морали в жертву на алтарь мести", уберегло дом Дейна от сноса..

Однако, после того как 12 июня прошлого года трое хамасовских боевиков хладнокровно расстреляли троих учащихся религиозных школ, БАГАЦ на своем заседании 11 августа разрешил армии снести дома убийц. И 17 августа судебное решение было реализовано, несмотря на протесты международных и израильских правозащитников.

В этой связи израильский обозреватель Арье Шпиро в газете The Jerusalem Posт, пишет: "Некоторые испытывают гордость за "высокие моральные ценности" западного общества, но в действительности это самообман и тщеславие. Мы заботимся о наших врагах, посылая своих молодых парней воевать с этими врагами и тем самым приносим их в жертву нашим "высоким моральным ценностям. Защита своих граждан и самооборона - главный приоритет любого правительства. В конце концов, у любого преступления есть цена, и потенциальные преступники-самоубийцы обязаны помнить, что кому-то обязательно за совершенные ими преступления придется платить".

Захар Гельман, Тель-Авив

Власть Право Уголовное право Законодательная власть Госдума Законодательство о борьбе с терроризмом и экстремизмом