Новости

15.01.2015 21:55
Рубрика: Власть

Не надо разжигать

Министерство труда и социальной защиты намерено в наступившем году принять профессиональный стандарт для местных чиновников, отвечающих за межнациональное и межконфессиональное согласие.

Эти чиновники будут обязаны изучить этнопсихологию, этнополитику, регионо- и религиоведение. Им также надлежит проводить мониторинг конфликтных ситуаций и предотвращать столкновения на национальной почве. Кроме того, госслужащие обязаны будут способствовать культурной адаптации и интеграции мигрантов. "С теоретической точки зрения это нормальный, правильный бюрократический ход, - сказал член Центрального штаба Народного фронта, первый зампред Комитета Госдумы по делам национальностей Михаил Старшинов. - Но не стоит думать, что это произведет какую-то революцию, потому что помимо знаний есть огромное количество других сопутствующих моментов: степень влиятельности чиновника, общая ситуация в субъекте, отношения с силовым блоком, отношения с диаспорами и конфессиями. Если это все не учитывать, то никакие знания не помогут". Старшинов выразил недоумение тем, по каким же критериям до сих пор отбирались чиновники на эту должность: "А что же, до этого ответственными за национальный вопрос назначали несведущих людей? Я думал, что руководители в регионах, когда принимали новые кадры на работу, имели в виду, что такие люди должны обладать соответствующими навыками, опытом и квалификацией".

Разработка профессионального стандарта для чиновников, ответственных за сферу межнациональных отношений, - продолжение политики федерального центра в отношении местных властей, которые, по мнению Москвы, сами должны отвечать за мир и согласие в регионе. С недавних пор эта ответственность закреплена законом. Главам городов, районов и поселений вменено в обязанность защищать равенство прав и свобод граждан разных национальностей во взаимодействии с государственными органами, общественными объединениями и другими организациями. Кроме того, местные власти должны помогать "социальной и культурной адаптации и интеграции мигрантов". Мэры городов, на территории которых произошли межнациональные конфликты, могут быть отправлены в отставку.

Скептическое отношение к этому закону уже высказывалось. Информационная недостаточность, отсутствие внятной и недвусмысленной реакции властей на каждый случай такого рода и привели к тому, что мы сейчас имеем: более 60 процентов населения поддерживают опасные шовинистические лозунги. Но и широкая дискуссия по национальному вопросу сегодня небезопасна. Она может сработать как общественный детонатор. Поэтому зачастую происшествия с участием нацменьшинств официально трактуются как бытовые. Верить такой трактовке значительная часть общества не расположена. Чем усерднее внушается отсутствие в каком-либо конфликте национальной подоплеки, тем крепче массовая уверенность в обратном. Но мгновенная готовность исследовать национальный состав участников уличной потасовки тоже ни к чему хорошему не приводит. Это знают на собственном опыте приезжие с Кавказа или из Центральной Азии. Придите, к примеру, на рынок Юга России и спросите у мигранта, не испытывает ли он притеснений со стороны коренного населения, не боится ли - и вы услышите: "Все хорошо". Не удивительно ли: и местные власти, обычно склонные замалчивать национальный подтекст конфликта, и потенциальные жертвы погромов, казалось бы, не заинтересованные в замалчивании, тут и там ведут себя будто сговорившись: "бытовая ссора", "уличное хулиганство"... Потому что и те, и другие каждый по своим причинам боятся разжигания вражды.

Несколько лет назад в Вольске Саратовской области произошла драка между коренными жителями и приезжими. И на лентах информагентств замелькали слова: "очередная вспышка ксенофобии". Городок на Волге был назван второй Кондопогой. Я поехал туда. И убедился лишь в том, что ничего подобного в городе не наблюдалось. Губернатор области после поездки в Вольск сделал официальное заявление: "Десятого сентября в городе произошла обыкновенная пьяная драка". Это звучало привычно и столь же привычно в это не верилось. Но и в гостинице, на вокзале, в кафе, на рынке, всюду, где бывал, я спрашивал жителей Вольска, что же произошло. Типичный ответ был таков: "Кого-то убили по пьянке". А всенародный поход против "понаехавших"? А разгром их торговых точек? А входящие в город колонны бронетехники? "Бред! Если, не дай бог, что-то такое, весь Вольск только об этом бы и гудел. Разговоров хватило бы на год". Словом, пьяная драка, и только.

А вот какие заголовки в сообщениях некоторых информагентств недавно попались мне на глаза. "Беспредел в центре города. Убили актрису", "Зверски убили актрису". (Я намеренно не называю ее национальности, приведенной в заголовке - и вы поймете, почему.) Что же произошло? Читаем: " В городе умерла от побоев актриса театра драмы, сообщили в пресс-службе Главного управления внутренних дел города. По данным милиции, неизвестные избили женщину в сквере в центре города. Ее обнаружили только рано утром и доставили в госпиталь. Однако врачи не смогли спасти ее, она от полученных травм скончалась". Эту женщину убили за то, что она именно той национальности, которая указана в заголовках? Судя по результатам расследования, нет никаких признаков того, что преступление было совершено на национальной почве. Зачем же тогда этот национальный акцент в заголовках?

Чиновники, отвечающие за межнациональный мир, в таких случаях говорят: "Не надо разжигать". И вот именно в таких случаях они бывают правы.

Власть Позиция Нападения на почве национальной вражды Колонка Валерия Выжутовича