Новости

20.01.2015 20:00
Рубрика: Экономика

Что русскому сосиска, то немцу - то же

Николай Федоров: Почему немцы просятся к нашему столу
Отдельным странам ЕС больно констатировать потерю нашего агропродовольственного рынка, и сейчас такие серьезные игроки, как, например, Германия и Нидерланды, просят Россию ослабить продовольственное эмбарго, рассказал в интервью "РГ" глава минсельхоза России Николай Федоров.

Наш разговор проходил в эпицентре событий, в Берлине, "на полях" 80-й Международной сельскохозяйственной выставки "Зеленая неделя-2015". Этот ежегодный отраслевой смотр-форум считается крупнейшим и самым авторитетным. На нем подписываются многомиллионные инвестиционные соглашения, проводятся двусторонние встречи. Российский министр встретился с руководителями аграрных ведомств Германии, Нидерландов, Австрии, Чили, Монголии, Молдовы. Никто не хочет никаких санкций и продолжения сложной политической ситуации вокруг России, отметил Николай Федоров. И зарубежные партнеры предлагают механизмы улучшения двусторонних отношений.

Николай Васильевич, так Европа "просится к нам на стол"?

Николай Федоров: У меня не было даже пятиминутного перерыва, коллеги просили о встречах, и переговоры по их инициативе состоялись.

В частности, мы несколько раз встречались и общались с господином Кристианом Шмидтом - министром продовольствия, сельского хозяйства и защиты прав потребителей Германии. Во время встречи я наблюдал, что германской стороне неудобно и даже болезненно констатировать потерю российского рынка. С августа прошлого года, когда мы ввели эмбарго на импорт продовольствия из ряда стран в ответ на санкции США и Евросоюза, а также в целях защиты наших крестьян и укрепления собственной продовольственной безопасности, только Германия потеряла примерно 550 миллионов долларов США.

В этих условиях в достойной и корректной форме, насколько позволяют политические и дипломатические отношения, Германия просит Россию не то чтобы о сепаратном отношении, но хочет добиться прогресса в отношениях с нашей страной в сфере сельского хозяйства. Но вы же понимаете, что какие-то окончательные решения - не в компетенции министров сельского хозяйства и зависят не только от России и Германии. Мы приняли к сведению официальную просьбу Германии рассмотреть возможность поставок товаров, которые не попали под эмбарго, на российский рынок. Речь идет о некоторых видах мясной и молочной продукции. Причем германская сторона просит, чтобы наши специалисты проинспектировали соответствующие предприятия. Мы также заверили своих коллег в том, что ценим отношения России и Германии.

Если говорить о показателях двусторонней торговли сельхозпродукцией между Россией и Евросоюзом, то товарооборот в 2014 году по сравнению с 2013-м снизился на 20 процентов и составил всего около 14 миллиардов долларов США. Импорт продовольствия снизился на 23 процента, до 11,6 миллиарда долларов. Не растут показатели российского продовольственного экспорта - в денежном выражении он составил 2,3 миллиарда долларов, это уровень предыдущего года. Поэтому будем далее выстраивать наше сотрудничество с учетом законодательства, действующего в России и в Таможенном союзе. Будем готовить необходимые документы. И при достижении определенного прогресса в отношениях России и Запада, вероятно, Германия хочет оказаться в числе первых стран для возобновления торговых взаимоотношений.


Николай Федоров: Мы сделаем все, чтобы поддержать наших сельхозпроизводителей. Фото:Михеев Сергей / РГ

О настрое агробизнеса в ЕС

Какие еще страны могут надеяться на благосклонность России?

Николай Федоров: Я хотел бы обратить внимание на то, что политику санкций начинала не Россия, а запрет на поставки продовольствия из ряда стран стал вынужденной ответной мерой на действия западных партнеров. И чтобы исправить ситуацию, вывести сотрудничество на прежние рельсы, надо проявить активность, прежде всего тем, кто все это начинал. При этом мы открыты для сотрудничества. Как писал Достоевский, одной из главных черт русского человека является всемирная отзывчивость. Россия сильна и великодушна, одно обуславливает другое. Но в данной ситуации мяч не на нашей стороне.

Урожай зерна - 105 млн тонн. Рекордный урожай овощей. Прибавка в производстве мяса. Своей еды хватит

Могу сказать, что в прогрессе в отношениях с Россией также заинтересованы Нидерланды. В рамках "Зеленой недели" я встретился с министром сельского хозяйства этой страны, госпожой Шарон Дейксма. Потери сельхозпроизводителей Нидерландов после введения эмбарго составили примерно 300 миллионов долларов. Поэтому для этой страны, как и для Германии, крайне важен наш рынок.

И интерес есть не только у чиновников, но и у бизнеса, причем как у голландского и немецкого, так и у российского. Об этом представители агробизнеса также сообщили мне в личных встречах. Должен отметить, что руководители предприятий ориентируются в ситуации даже лучше политиков, поскольку работают в реальных экономических условиях. Бизнес, например, куда лучше министров знает о том, что в России утверждена новая редакция государственной программы развития сельского хозяйства, предусматривающая дополнительную поддержку отрасли в размере почти 600 миллиардов рублей, или 8 миллиардов евро. Такие немалые средства выделяются с учетом заметно возросшей роли сельского хозяйства в развитии российской экономики. И деньги можно будет получить, в том числе, на инфраструктурную поддержку новых инвестиционных проектов по скотоводству, овощеводству и семеноводству. И бизнес живо интересуется этой темой. А те, у кого есть возможность, это используют. Например, в рамках "Зеленой недели" между правительством Ростовской области и крупной итальянской компанией достигнута договоренность о реализации проекта по производству консервированной плодоовощной продукции, а также соков. Проект оценивается в 80 миллионов евро.

В целом, судя по разговору с моими коллегами, могу констатировать, что Россия очень важна для Евросоюза. Все встречи были конструктивными, настрой у коллег очень дружелюбный, и, знаете, нет ни малейших признаков, свидетельствующих об ухудшении реальных деловых отношений. Наоборот, чувствуется огромное сожаление, что сейчас мы не можем работать столь масштабно, как в предыдущие годы. Беспокоит наших коллег в Европе и тот факт, что, даже если политические отношения наладятся, возвращаться на российский рынок будет крайне сложно. Например, нишу германского бизнеса уже заняли сельхозпроизводители России и других стран. Если германской продукции недопоставлено за пять месяцев на 550 миллионов долларов, то около 300 миллионов заработали наши аграрии и 250 миллионов - альтернативные страны-поставщики. Как говорят на Западе, time is money. Время - деньги.

О ситуации на внутреннем продовольственном рынке

Есть ли какие-то первые позитивные результаты работы наших производителей после введения эмбарго на импортное продовольствие? Озвучивалось мнение, что это на руку нашим аграриям.

Николай Федоров: Не все столь однозначно. Мы живем и работаем в условиях глобального рынка, изолироваться нельзя. К тому же торговые ограничения вызывают беспокойство потребителей. Но в нынешней ситуации у наших сельхозпроизводителей действительно появились новые возможности. Есть и результаты.

По итогам 2014 года мы впервые в новейшей истории России остановили негативный тренд в развитии молочного скотоводства. Впервые производство молока идет с плюсом - 0,3 процента. Напомню, что этому предшествовало принятое правительством в апреле прошлого года решение о дополнительной поддержке молочников. Субсидирование инвесткредитов продлили с 8 до 15 лет, причем из федерального бюджета субсидии выделяются в размере 100 процентов, а не 80, как это было ранее. И сейчас в новой редакции госпрограммы появилась отдельная подпрограмма по развитию молочного скотоводства. Это только один из положительных примеров.

10-15 процентов - в таких пределах должна колебаться продовольственная инфляция в 2015 году

Уже не касаясь темы эмбарго, я бы хотел отметить, что в целом 2014 год был весьма результативным для отрасли. Валовый сбор зерновых и зернобобовых культур превысил 105 миллионов тонн после доработки. Намолочено более 2,5 миллиона тонн сои и почти 1,5 миллиона тонн рапса. Это максимальные результаты за всю историю выращивания этих культур в нашей стране. Получен рекордный урожай овощей - 15,4 миллиона тонн, плодов и ягод - без малого 3 миллиона тонн. В производстве скота и птицы в сравнении с прошлым годом ожидается прибавка - 4 процента. Основной прирост обеспечит увеличение объемов производства свиней - на 6 процентов и птицы - на 6,1 процента. Более чем на 1 миллион тонн увеличился объем молока, поступившего на переработку. Главная задача 2015 года - не сбавлять набранные темпы.

О ценах на продукты

Результаты действительно впечатляющие. Однако, несмотря на все эти сборы, привесы и надои, а также на то, что на прилавках стало больше отечественной продукции, которая в меньшей степени зависит от курса валют, цены выросли значительно. Многие предсказывают существенный рост продовольственной инфляции и в 2015 году.

Николай Федоров: Отвечу по порядку. Что касается роста потребительских цен в прошлом году, то действительно, впервые за последние годы он является двузначным: по данным Росстата, - 15,7 процента. При этом в который раз обращаю внимание на то, что наше ведомство отвечает не за торговлю и розничные цены, а за производство сельхозпродукции. Минсельхоз проводит ежедневный мониторинг ценовой ситуации в отношении отпускных цен производителей. По итогам мониторинга проводятся ежедневные селекторные совещания в режиме видеоконференций с регионами. Так вот я могу обосновать, почему выросли цены производителей. Сыграло свою роль удорожание кредитов, вызванное корректировкой денежно-кредитной политики России. Сказалась девальвация национальной валюты - в структуре затрат на производство животноводческой продукции имеются импортозависимые позиции, в частности, ветеринарные препараты, в том числе вакцины, племенная продукция, витамины и премиксы. Также не могли не отразиться на конечной цене продукции повышение стоимости зерна и кормов, минеральных удобрений, ГСМ, коммунальных платежей.

Вместе с тем доля основного сырья в розничной цене пищевой продукции варьируется от 24 до 60 процентов, где 24 процента приходится на хлеб, а 60 - на говядину. То есть обращаю внимание на то, что конечная цена товара для потребителя в значительной степени зависит от оптового и розничного звеньев. На прошлой неделе я направил письмо руководителю Федеральной антимонопольной службы Игорю Юрьевичу Артемьеву с просьбой провести проверки на рынке сахара. По этому товару мы даже превосходим показатели Доктрины продовольственной безопасности. С учетом причин, которые я назвал выше, отпускные цены сельхозпроизводителей на сахар выросли на 10 процентов. В то же время в звене "опт-розница", которое не имеет никакого отношения к производственным затратам, сахар подорожал на 40 процентов. Это ненормально. И за этим нужно следить и правоохранительным органам, и региональным комиссиям, отвечающим за уровень цен.

К сожалению, экономические стрессы - благоприятная среда для разведения спекулянтов, которые умело играют на настроениях людей и в итоге получают сверхдоходы. Мы со своей стороны делаем все, чтобы цены сельхозпроизводителей были адекватны ситуации в экономике. Не люблю делать прогнозы, это опасно, но скажу, что с учетом мер государственной поддержки АПК, направленных на снижение рисков сельхозтоваропроизводителей, продовольственная инфляция в 2015 году может колебаться в пределах 10-15 процентов. Мне бы хотелось, чтобы эти параметры учитывали все игроки, в том числе те, кто работает на оптовом и розничном рынках.

О кредитах для аграриев

А предусмотрено ли в этих мерах повышение доступности кредитов? Наши аграрии и раньше работали в неравных условиях со своими европейскими коллегами, те берут кредиты под 3-4 процента в год, наши - под 13-14. А сейчас, с учетом повышения ключевой ставки ЦБ, ситуация, очевидно, еще больше усложнится.

Николай Федоров: Не стоит забывать о том, что российские сельхозпроизводители все-таки оформляли кредиты на льготных условиях. В рамках госпрограммы развития сельского хозяйства из федерального бюджета им компенсировалась уплата процентов по кредитам, взятым в коммерческих банках. Размер субсидий до сих пор был привязан к ставке рефинансирования Центрального банка.

Отдельные страны ЕС просят Россию о сепаратном отношении, несмотря на санкции

Но теперь банки устанавливают проценты по кредитам, исходя из ключевой ставки ЦБ. Причем некоторые из них в одностороннем порядке начали повышать уровень процентных ставок по действующим кредитным договорам. Поэтому, во-первых, минсельхоз обратился в ЦБ с просьбой усилить контроль над банками для исключения необоснованного увеличения процентных ставок. Во-вторых, мы в правительстве инициировали внесение изменений в правила предоставления субсидий, которые предусматривают их увеличение. Это касается как краткосрочного кредитования, так и долгосрочных инвестиционных проектов, кредиты по которым будут выданы с 1 января 2015 года. Потребуются дополнительные деньги, будем отстаивать этот вопрос. Вместе с тем мы уверенно заявляем о дальнейшей реализации госпрограммы по предоставлению субсидий на возмещение части затрат на уплату процентов по привлеченным инвестиционным и краткосрочным кредитам предприятиям и организациям АПК до 2020 года. Программа льготного кредитования будет продолжена, ее отмена не планируется.

О продуктовой помощи малоимущим

В прошлом году много говорилось о программе внутренней продовольственной помощи, предусматривающей поддержку малоимущих граждан путем предоставления продуктов по льготным ценам. А ведь на самом деле это тоже хороший стимул для развития наших сельхозпредприятий, особенно с учетом курса на импортозамещение. Когда эта программа может заработать в России и кто сможет рассчитывать на помощь государства?

Николай Федоров: Программа внутренней продовольственной помощи - очень важный и серьезный проект. Как вы справедливо заметили, это поможет поддержать наших сельхозпроизводителей и помочь малоимущим гражданам. По данным Росстата, их численность составляет около 16 миллионов человек. Например, дефицит потребления молочных продуктов у этой категории граждан, по нашей оценке, составляет 46 процентов, яиц - 37 процентов, рыбы - 28, фруктов и ягод - 61 процент, овощей - 51 процент. В денежном выражении дефицит оценивается в 317 миллиардов рублей. Часть этих денег могут зарабатывать наши сельхозпроизводители.

Не стоит забывать, что есть еще потребности учреждений образования, здравоохранения, социального обслуживания. Общая численность потребителей в социальном питании в этих учреждениях - 32,5 миллиона человек. При полном охвате первой и второй групп граждан потребность в пищевых продуктах составляет порядка 11 миллионов тонн ежегодно стоимостью более 670 миллиардов рублей. Вы представляете, какой потенциал?!

Малоимущим гражданам будут помогать деньгами на еду, продуктовыми наборами и горячими обедами

Не секрет, что ежегодно мы теряем значительную часть выращенного урожая из-за недостатка мощностей по хранению и производству полуфабрикатов различной степени готовности, упаковке и транспортировке продукции. Поэтому на развитие оптово-распределительных центров на 2015-2020 годы предусматривается выделение почти 80 миллиардов рублей в виде возмещения части процентной ставки по краткосрочным кредитам на переработку сырья и на возмещение прямых затрат на создание оптово-распределительных центров, а также товаропроводящей инфраструктуры системы социального питания. Это то, что касается производителей.

Теперь о потребителях, в частности, о малоимущих гражданах. Состав нуждающейся части населения будет определяться региональными властями. И мы только в начале пути создания общефедеральной системы. Но, несмотря на ограниченные ресурсы, уже начали реализовывать пилотные проекты в Мордовии, Якутии, Удмуртии, Брянской, Омской, Саратовской и Ульяновской областях. Это делается при помощи минсельхоза, в рамках экономически значимых региональных программ.

Пока мы понимаем, что поддержка нужна в различных формах. А именно: выделения целевых средств на покупку определенных продуктов, организацию горячего питания, а также предоставление готовых продуктовых наборов. Все это требует принятия новых законов. Но есть соответствующая "дорожная карта" и распоряжение председателя правительства о том, что мы должны подготовить нормативную базу к концу 2015 года. И мы это сделаем.

Что будет с экспортом зерна

Как с учетом нынешней экономической ситуации в 2015 году будет регулироваться экспорт зерна?

Николай Федоров: Для обеспечения баланса внутреннего рынка зерна и экспорта мы не стали применять такой жесткий инструмент, как эмбарго, а прибегли к мерам тарифного регулирования, что позволит учесть интересы как сельхозтоваропроизводителей, так и зернопотребителей, обеспечить доходность экспортных операций. При этом будет обеспечено и внутреннее потребление в необходимом объеме, который минсельхоз оценивает в 72,8 миллиона тонн, из них 37,4 миллиона тонн пшеницы.

Необходимо обеспечить и приемлемый уровень остатков зерна на конец сельскохозяйственного года, который прогнозируется в объеме около 17 миллионов тонн, что нужно для страхования на случай снижения урожая зерна будущих периодов. На теме "хлеба насущного" нельзя экспериментировать, лучше перестраховаться.

Постановлением правительства с 1 февраля вводится вывозная таможенная пошлина на пшеницу мягкую и меслин в размере 15 процентов таможенной стоимости плюс 7,5 евро, но не менее 35 евро за 1 тонну. Учитывая складывающуюся конъюнктуру цен на зерновом рынке, в декабре прошлого года мы также скорректировали предельные уровни минимальных цен, при достижении которых в 2014 - 2015 годах проводятся государственные закупочные интервенции в отношении зерна урожая 2014 года. Так, предельный уровень минимальных цен за 1 тонну мягкой продовольственной пшеницы 3 класса в европейской части России составил 10 тысяч 100 рублей. Это позволит увеличить объем федерального интервенционного фонда и создаст условия для повышения стабильности на мукомольно-крупяном и хлебопекарном рынках, так как реализация зерна из фонда идет целевым образом перерабатывающим предприятиям. При возможном снижении цен на зерно, связанном с реализуемыми мерами тарифного регулирования, зернопроизводители будут защищены оптимальным уровнем закупочных цен в интервенционный фонд.

Как изменилась госпрограмма развития сельского хозяйства

Правительством России разработан комплекс мер, призванных уменьшить зависимость от импорта продовольствия в 2015-2020 годах, повысить производство и поддержать отечественных производителей. В частности, для этого месяц назад была утверждена новая редакция государственной программы развития сельского хозяйства до 2020 года.

С учетом предложений минсельхоза, на 2015-2020 годы на поддержку аграриев в рамках госпрограммы дополнительно должны направить 568,2 миллиарда рублей. Приоритеты по импортозамещению - наращивание объема производства тепличных овощей, плодов и ягод, свинины и птицы. Преимущество будет отдано новым инвестиционным проектам в регионах с низким обеспечением собственного производства мяса и избыточным производством зерна, а также эпизоотически благополучных в отношении африканской чумы свиней, это Урал, Поволжье, Сибирь и Дальний Восток.

Увеличение финансирования, по расчетам минсельхоза, позволит снизить импортные поставки мяса скота и птицы, а также овощей к 2020 году почти на 70 процентов, молочных продуктов - на 30 процентов, плодово-ягодной продукции - на 20 процентов.

На реализацию новых и действующих мероприятий госпрограммы в 2015 году пока предусмотрено выделение дополнительных 20 миллиардов рублей из федерального бюджета. В целом объем средств в рамках госпрограммы на 2015 год составляет 187,9 миллиарда рублей.

Тем временем

Поставки своих товаров в Россию хочет увеличить Чили. Речь идет о плодоовощной, мясной и рыбной продукции, в том числе лосося. Министр сельского хозяйства Чили Карлос Фурче пригласил российских экспертов для ознакомления с работой рыбодобывающих и рыбоперерабатывающих предприятий. Участвовавший во встрече двух министров глава Россельхознадзора Сергей Данкверт отметил, что динамика поставок продукции из Чили в Россию во втором полугодии 2014 года стала рекордной в истории торговых взаимоотношений и имеет все шансы расти и далее. Общая сумма контрактов, подписанных российскими сельхозпроизводителями и зарубежными коллегами в рамках "Зеленой недели-2015", превышает 102 миллиона евро.