Новости

Владимир Якунин: Как будут развиваться железные дороги в России
Если у нашей экономики есть "артерии" и "вены" - то это, без сомнения, линии железных дорог. Без них в стране остановится и замрет все. Однако, как любые сосуды, они тоже нуждаются в поддержке, лечении, профилактике возможных "тромбов". Достаточно ли для этого делается? Наши вопросы адресованы главе РЖД Владимиру Якунину.

Почему отменяют электрички?

Владимир Иванович, похоже, минувший год стал самым тяжелым в вашей жизни?

Владимир Якунин: Бывало и похуже. Но это в житейском плане. А вот с точки зрения работы в железнодорожной отрасли, действительно, это самый неблагоприятный год за 9,5 лет моей работы в компании.

По РЖД так ударили санкции?

Владимир Якунин: Это связано с несколькими обстоятельствами. Во-первых, именно в прошлом году принимались ключевые решения правительства, которые определили вектор развития железнодорожной отрасли на долгосрочную перспективу. Я имею в виду такие судьбоносные вещи, как выпуск инфраструктурных облигаций, принятие решений о модернизации БАМа и Транссиба, о начале проектирования высокоскоростного движения. Чтобы это стало возможным, потребовались колоссальные усилия, у нас такого концентрированного количества задач столь глобального значения в предыдущие периоды еще не было.

А во-вторых, это связано с тем, что Дмитрий Анатольевич Медведев назвал продолжением кризиса 2008 года. Хотя я считаю, это не просто продолжение кризиса, а вторая его волна, которая накрыла и глобальную экономику, и нашу в том числе. Но важно, что с 2008 года мы работаем не в стандартной управленческой ситуации, а в режиме антикризисных мероприятий. Все это в совокупности и сделало ушедший год самым сложным с точки зрения условий, в которых приходилось работать.

А какие задачи вы ставите на год 2015-й?

Владимир Якунин: Первая и основная решалась еще в прошлом году. Это формирование новой системы корпоративного управления компанией. Мы приняли целый ряд решений в соответствии с принципами Кодекса корпоративного управления. Задача непростая с учетом того, что в РЖД работает больше миллиона человек, компания протяженна по всей территории России через 9 часовых поясов. Дальше - вопросы, связанные с созданием системы управления удовлетворенностью клиентов. То есть во главу угла мы ставим не статистические показатели, а такую трудно измеряемую субстанцию, как удовлетворенность клиентуры. Специальный департамент для этого создаем.

И третья задача - реализовать сбалансированный бюджет эксплуатационных и инвестиционных расходов, то есть программу сдерживания издержек. До сих пор это удавалось - несмотря на то, что в 2013 году инфляция составляла 6,5%, а в 2014-м превысила 11%, мы смогли не только сдержать, но даже снизить себестоимость.

И, конечно, остаются производственные задачи, связанные с обеспечением перевозками экономики и граждан страны - реализация масштабных государственных проектов модернизации БАМа и Транссиба, проектирование высокоскоростного сообщения до Казани. Плюс запуск пассажирского движения на Малом кольце Московской железной дороги, скоростного поезда "Стриж" на линии Москва - Нижний Новгород и др.

Но это все проекты большие, амбициозные. А накануне Нового года в центре внимания вдруг оказался вопрос вроде бы мелкий, но касающийся миллионов. Я имею в виду ситуацию с электричками. Вот минтранс огорошил: в 20 регионах возможно их сокращение или вообще отмена. Ведь очевидно, что это чревато социальными взрывами.

Владимир Якунин: Ответственность за это лежит, прежде всего, на властях этих регионов. Я бы здесь во главу угла ставил не тезис о том, что любые объективные решения у нас почему-то неминуемо должны вести к социальным взрывам. А говорил бы о возможности реализации тех или иных услуг, носящих социальный характер, по схеме: услуга - оплата. С этой точки зрения считаю важным подчеркнуть, что на сегодня у нас лишь 10 регионов полностью компенсируют убыточность пригородных перевозок. Зато 22 региона компенсируют меньше 50 процентов. Возникает интересная ситуация: кто-то развивает тезис о неизбежности роста социальной напряженности, но при этом никто не говорит, что она возникнет из-за того, что услуга предоставляется, но не оплачивается. Никого не удивляет, когда штрафуют безбилетника, никто не возмущается, что хватают за руку покупателя, который пытается какой-то товар из магазина вынести неоплаченным. А почему отношение к транспортной услуге такое, что перевозчик обязан услугу предоставить, но покупатель этой услуги - а это и гражданин, и субъект Федерации, который регулирует наши тарифы, - не обязан ее оплатить?

Мне кажется, речь нужно вести о необходимости ментальной перестройки и в обществе, и в руководстве субъектов Федерации. Но, безусловно, мы вместе с министерством транспорта и правительством сделаем все от нас зависящее, чтобы не допустить негативного развития событий.

Еще один "горячий" вопрос - рост цен на билеты. Ваш прогноз: что нас ждет в 2015 году?

Владимир Якунин: Тарифы в регулируемом секторе, а это общие и плацкартные вагоны, у нас регулирует государство. И оно установило, что рост стоимости в 2015 году составит 10%. В пригородных поездах тарифы мы также не устанавливаем, это делают региональные власти. А вот в нерегулируемом секторе - это купейные, мягкие и СВ-вагоны, а также высокоскоростное движение - мы можем сдерживать рост стоимости. Например, в купейных и мягких вагонах рост тарифа не превысит 5%.

Насколько в 2014 году упал объем перевозок на Украину?

Владимир Якунин: На 60%.

Как обеспечивается безопасность бригад?

Владимир Якунин: Мы договорились с "Укрзализницей", что по территории Украины поезда ведутся украинскими локомотивными бригадами, проводники там тоже украинские. Смена происходит на границе.

Долгая дорога в Крым

Приближается очередной курортный сезон. Что нового РЖД предложит пассажирам, собирающимся в Крым?

Владимир Якунин: За формирование схемы перевозки пассажиров в Крым, как железнодорожным транспортом, так и автомобильным, отвечает транспортная дирекция. Мы, со своей стороны, в сотрудничестве с минтрансом пошли на создание единого проездного билета, который продавался в наших кассах. Предложили поезд Москва - Симферополь, но с учетом ограниченных возможностей паромной переправы, к сожалению, во время наплыва частников на автомобилях эту схему пришлось видоизменить, обрывая перевозку на стороне Северо-Кавказской железной дороги, потом паром, а потом уже на Крымской железной дороге опять поездом. Конечно, это создает неудобства. Работаем и с транспортной дирекцией, и с минтрансом, с тем чтобы появились услуги по переноске багажа, чтобы пожилые люди, пассажиры с детьми могли воспользоваться ими для доставки багажа на палубу парома, а потом спустить оттуда. Это то, что мы можем сделать.

Готовы организовать и дополнительные перевозки, но все упирается в организацию деятельности паромной переправы, управление которой сейчас передано в руки крымских властей.

А что касается Сочи, Краснодарского края?

Владимир Якунин: Во время курортного сезона у нас традиционно увеличивается число поездов, этот год не станет исключением. Сейчас работаем над повышением скорости доставки пассажиров. Приступаем и к строительству обхода территории Украины.

Речь об участке в 26 километров?

Владимир Якунин: На самом деле там больше получается. 26 километров - это то, что находится на территории Украины. А альтернативный вариант в силу рельефных и иных обстоятельств будет значительно длиннее. Будем использовать и двухэтажные вагоны, которые позволяют сократить стоимость проезда в купе на 30%.

Когда исчезнет плацкарта?

Останутся ли до конца года плацкартные вагоны, которые вы давно обещаете заменить?

Владимир Якунин: Я не говорил, что мы прекращаем использование плацкартных вагонов. Я говорил, что в стремлении повысить качество перевозки и комфортность пассажиров мы рассматриваем плацкартные вагоны как не обеспечивающие этот стандарт пассажирских перевозок. И предполагал, что рано или поздно плацкартные вагоны должны кануть в Лету. Не я это придумал. Еще в 70-е годы министерство путей сообщения предполагало прекратить эксплуатацию плацкартных вагонов. Потому что коллективный стриптиз на 70 человек едва ли соответствует нашим представлениям о праве личности на безопасность и интимность. Но тогда против выступило министерство обороны. Я же считаю, что сегодня развитие нашего общества уже таково, что раздеваться-одеваться прилюдно только потому, что плацкарта несколько дешевле, чем купе, не совсем правильно.

А что предлагается взамен?

Владимир Якунин: Либо сидячие, либо купейные вагоны. Если у нас сейчас появились двухэтажные вагоны, в которых стоимость проезда в купе сокращается на 30%, то мы объективно подходим к верхней границе стоимости перевозки в плацкартном вагоне.

Сколько поездов и вокзалов сейчас оснащены Wi-Fi?

Владимир Якунин: 80 вокзалов и 26 фирменных поездов. До конца 2015 года Wi-Fi появится в 70 поездах дальнего следования, прежде всего фирменных, в 2016 году - в 200.

А места для курящих в поездах в этом году появятся?

Владимир Якунин: Закон о запрете курения в поездах принимался без особого согласования с нами. Хотя мы считаем, что курение в купе и в вагоне недопустимо. Но при этом если в тамбурах будут специально оборудованные места для тех, кто объективно не может выдержать несколько суток без сигареты, наверное, какой-то смысл в этом есть. Но коль скоро закон принят, он должен исполняться. К сожалению, у нас законы принимаются, но не исполняются.

Как они могут исполняться, когда проводница не может оштрафовать пассажира, ей надо полицию вызывать. Проще 100 рублей с человека взять - и пусть дымит себе на здоровье.

Владимир Якунин: Дело даже не в том, что она возьмет эти 100 рублей. Но ведь ее никто и слушать не будет, потому что курильщики - это же зависимые люди. Потому здесь должен быть комплексный подход. Я не исключаю, что, может быть, целесообразно было бы внести какие-то коррективы в законодательство.

А уж о вагонах для курящих, как я понимаю, вообще речи нет?

Владимир Якунин: Ну уж интерес курильщиков в том, чтобы у нас появились вагоны для курящих, мы уж точно не будем отстаивать - по той простой причине, что они пропахнут дымом и это опасно с точки зрения безопасности перевозок.

Вы упоминали про высокоскоростную магистраль Москва - Казань. Говорят, строить ее будут китайцы.

Владимир Якунин: Мы действительно сотрудничаем с китайскими организациями. Вопрос по строительству ВСМ рассматривается на межправительственной группе. Дальнейшее зависит от результатов тендера, который будет проведен. Да, мы хотели бы сотрудничать с китайцами в этом вопросе, особенно в свете нынешних обстоятельств.

А еще говорят, эту дорогу планируется довести до Пекина.

Владимир Якунин: Идею о том, что в перспективе ее можно сделать трансъевроазиатской с путешествием от Пекина до Лондона, высказал Китай. Но это не такой уж отдаленный фантастический проект. Потому что, скажем, Казахстан уже заявил, что если мы решим продлить эту дорогу до Екатеринбурга, то они готовы начать строительство своего участка по территории Казахстана и потом соединить его с переходом на Китай.

И снова о санкциях

Где вы провели зимние каникулы?

Владимир Якунин: Частично под Москвой, частично - в Санкт-Петербурге. Читал, компенсировал недостаток образования вследствие нехватки времени и получил большое удовольствие от того, что зима была снежная.

Отдыхали всей семьей?

Владимир Якунин: В этом году только с супругой. Мы всегда Новый год встречаем вместе с детьми и внуками. Но в этом году обстоятельства складываются так, что, скорее всего, большой сбор устроим летом.

Вы много ездите по России, общаетесь со множеством людей. Как оцениваете положение в стране после введения санкций?

Владимир Якунин: Конечно, ситуация сложная. Она крайне негативно влияет на международные отношения, приводя к тому, что у людей вырабатывается синдром внешнего врага. Народ-то у нас умный. Это только политики считают, что тому, что они говорят, все верят. На самом деле, люди, даже малообразованные, каким-то удивительным образом очень четко определяют ситуацию. И зачем нужно было создавать условия для развития у огромного населения нашей страны негативного отношения к западным соседям, честно говоря, не знаю. Думаю, это очередная ошибка политиков - как заокеанских, так и некоторых европейских, которые недооценивают значение антропологических фактов, таких как ценностные основы общества, традиции, наличие многонационального, многоконфессионального народа. Мне кажется, сейчас для взвешенных политиков на Западе уже становится очевидным провал той политики, которая проводится по отношению к России. И какие-то изменения должны с неизбежностью возникнуть.

С прагматической же точки зрения санкции, конечно, негативно влияют на развитие внешнеторговых отношений России. Мы прошлый год закончили с падением погрузки на 0,8%. Как сможем войти в баланс нынешнего года, удастся ли удержаться на этих позициях - еще вопрос. Потому что если экономика сжимается, то сжимаются и перевозки. По большому счету ни мы, ни правительство свою работу по такому сценарию не планировали, исходя из того, что ситуация все же должна нормализоваться. Но кому-то очень не хочется, чтобы это произошло.

Вы присутствуете в санкционных списках американцев и австралийцев, что не мешает вам активно передвигаться по миру...

Владимир Якунин: Что значит "не мешает"? В Австралию я и не планировал ехать, в США - тоже.

В Интернете я прочитал, что американский посол вам предложил в Москве встретиться.

Владимир Якунин: Да. Он прислал мне очень теплое, дружеское письмо. Подписался именем, пожелал всяческого благополучия. Спасибо ему за это.

И, очевидно, вы знаете больше, чем подавляющее большинство граждан в нашей стране. Ваш прогноз: когда снимут санкции?

Владимир Якунин: Заявление насчет моей осведомленности оставляю на ваше усмотрение, но поскольку я все-таки занимаюсь профессиональным изучением политики и госуправления, могу сказать, что эта сфера очень консервативна. И то, что в ней происходит, реализуется весьма постепенно и очень долго изменяется. Сам режим санкций вводился поэтапно в течение полугода. Выходить из этого режима, если даже будет добрая воля, придется значительно дольше. Не берусь сказать, сколько лет, но значительно дольше, а с учетом всех заявлений, включая недавнюю совместную публикацию Обамы и Кэмерона в "Таймс", можно сделать вывод, что никакого стремления к снижению напряженности и снятию санкций у них нет. Они однозначно возлагают ответственность за конфликт на Украине на российскую сторону, "забывая", что сами спровоцировали ситуацию.

Оглядываясь назад, вы не задумывались, все ли Россия в 2014 году делала правильно?

Владимир Якунин: В истории не существует сослагательного наклонения, ее невозможно переделать задним числом. Ее только политики переписывают. Потому все эти разговоры... Да, с точки зрения научного анализа ученые могут позволить себе интеллектуальные упражнения на тему - а что бы было, а как бы было. Но с точки зрения реальной политики это разговоры не несут никакого содержания. Хотя вывод, который можно было бы сделать, наверное, заключается в том, что мы не совсем были готовы к столь агрессивному и беспардонному нагнетанию антироссийской истерии, в том числе и в связи с кризисом на Украине.

Западные СМИ пишут о нарастающем расколе в т.н. российской элите. Якобы есть сторонники жесткой линии и готовые пойти на компромисс с Западом. Вас можно причислить и к ближнему кругу президента, и к высшим кругам российской власти. На какой вы позиции?

Владимир Якунин: Раз вы ссылаетесь на западную прессу, то я тогда на английском языке могу вам сказать: Wishful thinking! То есть, это попытка выдать желаемое за действительное. Кое-кому очень бы хотелось, чтобы действительно произошел раскол и в нашем обществе, и в кругах крупных промышленников и банкиров. Не дождутся! Я всегда выступал именно за развитие сотрудничества на евразийском континенте. И на этих позициях остаюсь.

Как часто в минувшем году вы виделись с президентом?

Владимир Якунин: Президент регулярно встречается с представителями деловых кругов. Это были встречи в рамках РСПП. Кроме того, он периодически заслушивает нас в личных докладах. Плюс различные мероприятия, в которых я участвовал как приглашенный. Это позволяет не только сделать доклад лично главе государства, но и обратить его внимание на наиболее актуальные вопросы, получить совет по вопросам, которые требуют безусловного политического знания, чем мы, конечно, не располагаем. Естественно, услышать это мнение из первых уст главы государства для нас чрезвычайно важно.

А считаете ли вы возможным спорить с президентом или у вас точки зрения во всем совпадают?

Владимир Якунин: Владимир Владимирович всегда склонен выслушивать аргументированную позицию. Я всегда исхожу из следующего и сам исповедую эту логику: на этапе обсуждения возможно изложение любой позиции. Когда решение принято, оно должно реализовываться.

Хорошо помню дискуссию, которая произошла в позапрошлом году относительно целесообразности покупки ОАО "РЖД" построенной "Газпромом" линии Обская-Бованенково. Мы тогда, изучив ситуацию, вместе с Алексеем Миллером доложили об этом Владимиру Владимировичу и заключили, что в том виде, в котором сегодня существует эта рабочая железная дорога, ее невозможно принимать на баланс РЖД, потому что мы работаем в определенных стандартах. А доводить до наших стандартов, которые производителю продукта, намеревавшемуся ее использовать, может, совершенно не нужны, финансово нецелесообразно. Хотя первоначально Владимир Владимирович считал иначе, но в результате той беседы "на троих" было принято решение, что к резону железнодорожников стоит прислушаться. Это как раз доказательство того, что отстаивать свое мнение в разговоре с президентом не только можно, но и нужно. Потому что он рассчитывает, что ему доложат не то, что он хочет услышать, а реальную информацию.

Сколько платят в РЖД?

В минувший четверг только из утюга не доносилась новость о том, что вы возмущены требованием раскрыть свои доходы и даже пригрозили уйти в отставку.

Владимир Якунин: Полная ерунда. Был задан конкретный вопрос, я на него совершенно конкретно ответил. Моя позиция предельно открытая: коль скоро принято решение, а я являюсь наемным работником компании, в которой акционер - государство, я, естественно, это решение буду выполнять.

Президент на недавней пресс-конференции признался, что не знает размеров своей зарплаты. А знаете ли про свою вы?

Владимир Якунин: Моя зарплата установлена контрактом, который я подписываю по согласованию с правительством, и утверждена Советом директоров. Она включает в себя постоянную и бонусную составляющие, как это рекомендовано в лучших традициях корпоративного управления, и соответствует пониманию акционером компании того значения и объема работы, которая выполняется президентом РЖД.

Вы, как и президент, заработанное на карточку переводите?

Владимир Якунин: Да.

А какому банку доверяете?

Владимир Якунин: До сих пор все свои сбережения держал в одном из российских банков. И из-за известных событий серьезно прогорел. Это не добавляет мне позитивного имиджа, потому что я допустил, с одной стороны, недальновидность, а с другой - не проявил настойчивости в управлении своими финансами.

А как сказалось ослабление рубля на зарплатах других сотрудников РЖД?

Владимир Якунин: По указанию президента в этом году заработная плата в РЖД будет индексирована. По темпам ее роста мы уже скатились ниже 60-го места по экономике - именно потому, что всегда выполняли святое для нас правило: рост зарплаты должен следовать вслед за ростом производительности труда. Рост производительности труда по прошлому году у нас составил 10%, а рост зарплаты - 5,5%. В реальном исчислении наши работники получили сокращение реальной заработной платы на 2,2%. Владимиру Владимировичу на докладе это не понравилось, на что он обратил мое внимание, заметив, что это не объективно. В итоге мы внесли предложение, и правительство его поддержало - в этом году будем индексировать заработную плату. Это в равной степени относится ко всем категориям наших работников. К зарплатам рабочих профессий мы относимся даже более внимательно и ответственно, чем к своим собственным.

Ваши сотрудники рассказывали, что было время - вы даже снижали у себя зарплаты и премии...

Владимир Якунин: Зарплату управленческому аппарату РЖД мы снижали в 2008 году, когда радикально упал объем перевозок. Покажите мне любую другую компанию, в которой это было сделано! И держали это в течение 4 лет. Но рабочих это не касалось.

Кстати, в прошлом году Совет директоров в соответствии с директивами правительства рассматривал принципы материального мотивирования менеджмента по коэффициентам участия и зафиксировал, что по сравнению с аналогичными компаниями с госучастием у нас самое низкое вознаграждение.

Критика оппозиции вас задевает?

Владимир Якунин: У нас есть разные оппозиции. Есть компартия, которая меня периодически критикует, но, когда мы готовили бюджет, я пошел в Госдуму и всем фракциям докладывал наши подходы. И все предложения были поддержаны. Это я считаю конструктивной работой с оппозицией.

А наличие различного рода злопыхательских групп, персонажей, которые за всю свою жизнь ничего полезного не сделали ни для общества, ни для государства, но присваивают право некоего чистильщика, вызывает у меня определенную иронию.

А почему вы не подали в суд за клевету?

Владимир Якунин: Много чести. Но по некоторым вещам я действительно чувствую себя задетым, особенно когда оскорбили членов моей семьи и компанию, в которой работаю. По этому поводу мы подали в суд на г-на Немцова, опубликовавшего компрометирующую публикацию в отношении нашей работы по созданию инфраструктуры Олимпийских игр.

Россию не пригласили в Польшу на годовщину освобождения Освенцима, против нашего участия в мероприятиях в Праге выступила еврейская община Чехии. Тем не менее в Прагу вы собираетесь?

Владимир Якунин: Это масштабное мероприятие, которое организуется Европейским еврейским конгрессом. С этой организацией мы поддерживаем отношения по линии Фонда Андрея Первозванного и Центра национальной славы. Считаю крайне важным в преддверии 70-летия Победы в Великой Отечественной войне, во Второй Мировой войне продемонстрировать единство и наличие тех принципов, которые позволили справиться с нацизмом.

Вместе с тем я возмущен недавней совместной публикацией президента Обамы и премьер-министра Кэмерона, в которой они утверждают, что именно США и Великобритания победили нацизм. По-моему, это звучит кощунственно для памяти о 6 млн евреев, которые были уничтожены в концлагерях, и 27 млн потерь советского народа в той войне. А американцы потеряли 400 тыс. человек, британцы примерно столько же. Вот и весь сказ.

Можно по-разному относиться к современной политике и современным лидерам, но недопустимо пренебрежительно относиться к истории борьбы человечества с нацизмом.