Новости

27.01.2015 20:15
Рубрика: Культура

Хакер - черная шляпа

Режиссер Майкл Манн: Весь мир окутан паутиной связей
Когда Майкл Манн снял "Схватку" с Аль Пачино и Робертом Де Ниро, он уже утвердил свой авторитет в кино. Его "Вор", "Последний из могикан", "Охотник на людей" принесли солидную кассу и награды.

Но только "Схватка", которую числят среди лучших национальных картин, внесла режиссера в круг самых элитных режиссеров. Последовавшие за нею "Али", "Соучастник", "Полиция Майами" укрепили его репутацию мыслящего, скрупулезного и интеллектуального мастера, умеющего соединить самые острые проблемы с захватывающим зрелищем."Кибер", выходящий на экраны России, - триллер о проблемах кибер-преступности. "Нью-Йорк Таймс" назвала картину ярчайшим событием сезона.

Майкл, вы заслужили репутацию режиссера, безошибочно находящего болевые точки общества. Что подтолкнуло вас снять картину о хакерах?

Майкл Манн: Не думаю, что был какой-то разовый толчок, скорее - нарастающее давление. Сначала я почувствовал смутную тревогу, что мы обманываемся, полагая, что придя домой и запершись на замок, мы отгораживаемся от мира и можем чувствовать себя в безопасности. Ничего подобного! Мир окутан паутиной связей, и, едва включив компьютер, ты в ней вязнешь. Тебя могут видеть, твою почту могут читать, круг твоих друзей становится немедленно известен. В общем, Оруэлл со своим Большим Братом может отдыхать. Но и этого мало: в тихих кабинетах идет настоящая война: взломы секретных данных, руководство смертельными дронами, передача важнейших сведений. И в центре этой драмы - теневые фигуры хакеров.

Признайтесь: это вы организовали хакерскую атаку на сайт студии Sony, чтобы свалить все на Северную Корею и организовать себе рекламу?

Майкл Манн (смеется): Это за пределами моих способностей. Хотя эта атака пришлась вовремя: когда три года назад я приступил к работе над проектом, мало кто понимал, зачем я занимаюсь такой надуманной проблемой, когда вокруг полно настоящих. А сегодня хоть бы кто обозвал меня провидцем! Нет, все полагают, что проблема лежала на поверхности, я ее лишь подобрал.

Обидно?

Майкл Манн: Наоборот - греет чувство, что я увидел опасность первым.

Вы изучали предмет, чтобы картина не прорастала клюквой, или положились на творческую интуицию?

Майкл Манн: В таких случаях интуиция не заменит знаний. Я большой поклонник техники: мне интересно, как она работает. Почему крутится колесо марсохода, что такое спрятано под капотом "Феррари", отчего эта машина обгоняет другие... В детстве меня крайне занимала швейная машинка, и так далее. Вот и теперь: приступив к картине, я первым делом заинтересовался, что такое электрический ток - как он возникает, как течет, можно ли остановить его течение, не разрывая цепь, а установкой какой-нибудь заслонки? Вопросы на уровне семилетнего, но такое у меня любопытство - мальчишеское. От тока перешел к схемам, потом к чипам, потом и к интернету. Выяснил, что хакеры, совершающие преступные действия, зовутся "черными шляпами", те, кто работают на правительства - "белыми", а колеблющиеся между добром и злом - "серыми".

Три года назад я мало понимал, зачем я занимаюсь такой надуманной проблемой.. А сегодня хоть бы кто обозвал меня провидцем!

Так и закрутилось.

А приключения? Фильм нашпигован погонями, выстрелами и прочими совсем не лабораторными атрибутами.

Майкл Манн: Ошибаетесь - очень даже лабораторными. Во всех моих картинах - и "Кибер" не исключение - физические действия подчинены главной идее. Да, герой убегает, в него стреляют, у него завязывается роман, - но это лишь только потому, что он решил поменять "цвет" своего хакерства, уйдя из преступного мира и подрядившись работать против вчерашних подельников.

К счастью для зрителей, эта обусловленность не бросается в глаза: они наслаждаются динамикой сюжета, художественной яркостью сцен и мощью азиатских красот. Я потрясена была сценой из вашей "Схватки", где герои-антиподы бродят в абсолютной тьме по Голливудским холмам, а внизу полыхает электричеством Лос-Анжелес. В "Кибере" тоже есть сцены, от которых захватывает дух.

Майкл Манн: Как раз потому, что они не самоценны, а работают как зеркало состояния героев. Вот вы упомянули "Схватку" - там ведь герои Де Ниро и Пачино живут в душевной темноте: один завяз в криминале, второй из-за преданности работе теряет семью, каждый хотел бы выбраться к свету, а - не выходит. В "Кибере" тоже есть сцены, где происходящее вокруг раскаявшегося хакера Николаса Хэтэуэя отражает его внутреннее состояние. Чтобы передать его растерянность от перемен жизни, мне нужен был какой-то образ безумного движения, безумной игры красок. Чтобы, как у итальянских футуристов, било по глазам. В Гонконге мы нашли район Ковлун, где вечернее движение полностью соответствовало моим потребностям: наркотическая игра неона, жуткое автомобильное движение и нескончаемые толпы. Потом, ближе к финалу, когда Ник обнаруживает, что он и охотник, и жертва, и вокруг все кажется инопланетно чужим - это чувство нужно было выразить каким-то совсем ирреальным окружением. Я случайно увидел фотографии с карнавала Ниепи на острове Бали: фигуры демонов сталкиваются друг с другом, сплетаются в диких единоборствах - и понял: вот что мне нужно! Я поставил сцену этого карнавала, через который с риском для жизни пробивается герой, на центральной площади Джакарты. А когда мы уже отрепетировали сцену, я увидел на дальней стороне площади мужскую фигуру, разрывающую цепи. "Господи, - подумал я, - это же готовая метафора того, что произошло с героем!"

И скомандовали: "Мотор"?

Майкл Манн: Конечно, нет - нельзя покупаться на такие поверхностные символы.

Расскажите немного об актерах.

Майкл Манн: На плечи Криса Хэмсворта, играющего Ника, лег главный груз. Крис совсем недавно засверкал в Голливуде, в особенности - в роли супергероя Тора из марвеловской франшизы. Я могу уверенно предречь этому парню большое будущее: он талантлив, органичен и красив.

Вы знаете, что журнал People назвал его самым сексуальным мужчиной года?

Майкл Манн: Так как это лежит вне моих личных и профессиональных интересов, позволю себе не комментировать. Кроме Криса, хотел бы обратить внимание читателей на работу одной из лучших англоязычных актрис Вайолы Дэвис, которая играет агента ФБР Кэрол Баррет: она сумела создать привлекательный образ представителя службы, которая обычно не вызывает у публики симпатий. И я рад, что удалось поработать с прелестной китайской актрисой Тан Вэй, которая громко заявила о себе в картине Энга Ли "Вожделение". У меня она сыграла сестру китайского агента спецслужб, которая, неожиданно для себя, оказалась вовлеченной в интригу.

Над чем вы работаете сейчас?

Майкл Манн: Над картиной об основателе компании "Феррари" - легендарном Энцо, начинавшем, как и большинство великих, в гараже.

Прямая речь

Крис Хемсворт, актер, сыгравший главного героя Ника Хэтэуэя:

Майкл Манн - один из самых моих любимых режиссеров, я рос на его фильмах. И моей давней мечтой было сыграть у него.

Раньше я мало интересовался компьютерами, а уж хакерами тем более. Но Манн очень дотошный режиссер, так что мне пришлось погрузиться в мир компьютеров, программ, взломов на целых три месяца. Я научился писать некоторые программы и даже познакомился с людьми, которые обеспечивают информационную безопасность структур правительства США. И знаете, что я вынес из всего этого? Наивно полагать, что все наши данные находятся в целости и сохранности. Здесь можно дать один совет: держите все свои секреты в голове, а не в компьютере.

Поначалу съемки были похожи на хаос, но потом мне даже начал нравиться процесс. Мы работали по шесть дней в неделю, делали много дублей, много репетировали. Я никогда так раньше не работал. Но Манн не может снимать по-другому, он - перфекционист.

Подготовила Наталья Соколова

Культура Кино и ТВ Мировое кино Звездные интервью "РГ" Гид-парк РГ-Видео РГ-Фото