Новости

27.01.2015 23:19
Рубрика: Общество

Ненавижу, значит, существую

Зачем украинские писатели влюбляются в русофобию
Украинский поэт и прозаик (а когда-то член КПСС с 27 лет) Оксана Забужко в журнальном эссе пишет, что в детстве очень любила книгу о Винни-Пухе в украинском переводе Леонида Солонько. Но ее страшно огорчил мультфильм Федора Хитрука. "Прекрасно помню (до сих пор горько!) ту глубинную личную обиду, которой стало для меня появление популярного мультфильма, где мерзкая коричневая клякса-медведь хрипло-приблатненным голосом Евгения Леонова вопил во все горло (неудивительно, что охрип!) что-то очень похожее на тогдашние пионерские речевки и вообще держался с той брутальной, просто-таки комиссарской развязностью (особенно в гостях у явного "пионервожатого" Кролика!)..."

А вот впечатляющий пассаж о российской столице в романе "Московиада" писателя из Ивано-Франковска Юрия Андруховича, когда-то студента Московского литинститута: "Это город тысячи и одного застенка. Высокий форпост Востока перед завоеванием Запада. Последний город Азии, от пьяных кошмаров которого панически убегали обескровленные и германизированные монархи. Город сифилиса и хулиганов... Город концлагерей... Он умеет только пожирать, этот город заблеванных дворов и перекошенных деревянных заборов в засыпанных тополиным пухом переулках с деспотическими названиями: Садово-Челобитьевский, Кутузово-Тарханный, Ново-Палачевский, Дубиново-Зашибеевский... Это город потерь. Хорошо бы его сровнять с землей... за исключением, может быть, нескольких церквей и монастырей, ... а на его месте создать зеленый заповедник для кислорода, света и рекреаций. Только в таком случае может идти речь про какое-то будущее всех нас на этой планете..." Эту литературную риторику мы обсуждаем с известным поэтом Олесей Николаевой.

Олеся Николаева: Печально наблюдать, как ныне пытаются формулировать "украинскую идею" - исключительно через отрицание идеи русской. Однако за лозунгом "Украина не Россия", за мифологической бутафорией, на скорую руку сработанной новыми идеологами, пока что зияет зеро. Ужасна эта гримаса ненависти ("москалей - на ножи!"), потому что ненависть - чувство деструктивное, она разрушает не только предмет, на который нацелена, но и самого носителя. Ненависть опасна не только своим нигилизмом, но и пассионарностью, это чувство заразительное и агрессивное. Оно лишено трезвости и поэтому видит окружающий мир через искаженную оптику, проецируя на него свои внутренние проблемы и комплексы. Вот и Винни-Пух нечистому оку может привидеться "советским", "пролетарским", как это померещилось Оксане Забужко. Это было бы карикатурой, забавным казусом, если бы не вставало в контекст целого ряда произведений украинских писателей, где попросту предлагается Москву "сровнять с землей". И это становится уже опасным и угрожающим симптомом болезни, вирусом, который может поразить мозг части населения Украины.

Иногда украинским писателям и публицистам даже завидуешь. В их глазах Украина всегда права, ну раз она была унижена советской властью и русской колониальностью. Но в этом следовании "национальному мифу" об украинской безупречности, невинности и "лучшести" есть какая-то ловушка...

Олеся Николаева: Вся трагедия нынешней ситуации на Украине в том, что мы - единый народ, как бы этого кому-то очень не хотелось. Единая вера, единое историческое и культурное пространство, схожая ментальность, родственные и семейные связи. Если начать из России изгонять русскую культуру, она обвалится точно так же. Если угодно, крах сегодняшней Украины - это страшное предупреждение самой России. Противоречия здесь раздуваются искусственно. России в данном случае инкриминируется былая советская власть. Вопреки очевидности, ведь это было отнюдь не русское национальное порождение, ни в коем случае не национальная и не националистическая идеология, а как раз напротив... Я очень хорошо помню физиономии советской власти - на окраинах они были особенно характерны и специфичны - в Латвии, в Эстонии, на Украине, уроженцы и выходцы из которой изобиловали в политбюро, ЦК, обкомах и райкомах... Когда накануне советских праздников в Москве выставлялись в ряд портреты членов Политбюро, это было особенно заметно. Как раз на Украине советская власть была как нигде стилистически советская, советская без примесей и осадка, сдобренная простецким говорком, с теми неправильными ударениями, которые потом перекочевывали в столицу... Мы вместе пережили наш общий советский исторический период, и было бы по меньшей мере некорректным возлагать за него коллективную ответственность на какой-то один народ. А если перефразировать Александра Зиновьева, сказавшего когда-то: "Метили в советскую власть, а попали в Россию", то можно прийти к выводу, что сейчас на Украине специально меняют мишень. Метят как раз в Россию, а всех пытаются убедить, что целятся в советскую власть.

Есть такая "джингоистская" формула "Моя страна, какой бы она ни была". И в переживаемый нами момент истории она, кажется, актуальна. Что вы думаете о писательском патриотизме?

Олеся Николаева: Мне кажется, так естественно - любить свою страну, свою семью. Но когда начинают об этом слишком много говорить, объяснять, акцентировать - это свидетельствует о том, что не все спокойно в Датском королевстве. В нынешней ситуации мне все время приходит аналогия с Первой мировой войной, когда большевики всеми силами пытались превратить мировую войну в гражданскую и выступали именно как предатели своего Отечества. Особенно циничным было то, что они вели свою антироссийскую деятельность на деньги противника. А нашим нынешним пораженцам, приходит ли им в голову, что их в сходной ситуации могут сравнить с большевиками, особенно когда в их заявлениях транслируются призывы к введению против России новых и новых санкций? В то же самое время я читаю блоги украинских диссидентов, подпольщиков, сопротивляющихся как наступлению нацизма, так и американскому диктату на Украине, и эта борьба, грозящая им тюремным заключением, пытками, а то и смертью, исполнена высокого патриотизма и самоотверженности. Некоторых из них я знаю лично - это цвет украинской интеллигенции, писатели, поэты: кто-то из них вынужден был бежать от репрессий (принесли ордер на арест) в Россию, а кто-то, следуя завету Тютчева "молчи, скрывайся и таи", прячется и выходит только в Интернет. Люди, которые выросли в лоне русской культуры, сейчас состоят в группе риска, они просто боятся! С другой стороны, я так понимаю, что и та русофобия, которая транслируется в украинском эфире, родилась из страха быть разоблаченными. В русской литературе есть все - и анамнезы, и диагнозы тех недугов, которые поразили современную Украину, где в официальной идеологии звучат голоса Смердякова и Передонова, а некоторые повадки и словечки напоминают Швондера с Шариковым. И вообще, при всем словесно провозглашаемом антисоветизме, это очень напоминает и стилистику, и поведенческие стандарты, и методы большевиков.

На Украине - военный конфликт. Как должна вести себя интеллигенция в столь трагичных обстоятельствах?

Олеся Николаева: Во времена идейных шатаний и социальных смут интеллигенция прежде всего должна быть хранительницей культуры, держательницей табу, носительницей высоких нравственных идей и эстетических критериев. Не случайно Георгий Федотов сравнил ее с религиозным орденом... Но не секрет, что наша интеллигенция расколота: дружбы рушатся, коллеги конфликтуют, отцы и дети враждуют, даже среди членов Единой Церкви нет согласия. Я лично очень сопереживаю людям, живущим на Украине: они попали в кровавый капкан, из которого не выбраться без трагедий. Но трудно понять ходивших в Москве на митинги бок о бок с теми, кто выступал под бандеровскими флагами и с антироссийскими лозунгами! ХХ век пережил фашизм и большевизм, гонения на евреев, славян, цыган, дворян, священников, верующих... И самым ярым борцом с этими идеологиями была именно интеллигенция. Она находила и обозначала границы, за которыми начинается людоедство и мрак кромешный. Она указывала на табу, наложенные христианской культурой. Но с упразднением этой функции само ее существование становится сомнительным, тогда она как соль, потерявшая вкус. Нечто подобное и произошло, когда, воспользовавшись энергией националистов и революционеров, часть либеральной интеллигенции совершила с ними совместный проход по бульварам. Этот тандем мне напомнил то место в Евангелии, где Пилат и Ирод, бывшие прежде во вражде, вдруг сделались друзьями перед лицом осмеянного и униженного Христа. Такой же осмеянной и оплеванной увиделась мне в их речах и Россия. Стоит, однако, напомнить, что дружба Ирода и Пилата повлекла за собой разрушение Иерусалима. Но хочется надеяться, что как мощная русская культура на излете советской власти проросла сквозь искусственные напластования и явилась в своем неповрежденном и живом образе, так она победит все ухищрения горделивого ума, который замутил эту безумную историю на майдане, разделяя народ и натравливая брата на брата...