Новости

29.01.2015 23:55
Рубрика: Культура

Золотая лихорадка

Мария Ревякина о кухне Национального театрального фестиваля
Шестого февраля состоится показ первого в этом году конкурсного спектакля фестиваля "Золотая маска" - оперы Большого театра "Дон Карлос".

Москвичи и гости столицы впадут в очередную "золотую лихорадку", перебегая от программы "Этнический театр" к программе "Детский Weekend", от шедевров европейского театра к новинкам регионов, от шумных хитов питерской сцены к новациям сцены московской.

Фантастическую "Королеву индейцев" Пермского театра оперы и балета в постановке Петера Селарса и Теордора Курентзиса фестивальная публика уже посмотрела.

В этом году "Золотая маска" станет десятым фестивалем ее директора Марии Ревякиной, с этого мы и начали наш с ней разговор.

Маски мирового театра

- С вашим приходом в дирекцию фестиваля появилось множество новых проектов. Вот один из них - международная программа, которая называлась раньше "Легендарные спектакли ХХ века", а теперь сменила свое громкое имя на функциональный "Контекст". В связи со сложностями валютного курса и международной политики она может оказаться под угрозой. Что вообще будет с международными проектами "Золотой маски"?

Мария Ревякина: Все наши зарубежные проекты всегда финансировались на паритетной основе. Мы никогда не брали на себя полностью финансирование приезда зарубежных коллег. Как правило, у нас два, максимум три спектакля, которые мы привозим. В этом году есть спектакли внеконкурсных программ из Словакии, Норвегии и Германии. Но, к счастью для нас, все эти страны частично вкладываются в проект. Мы берем на себя только их проживание здесь. Поэтому на нас ложится меньшая нагрузка. Но, конечно, это проблема.

- То есть вы надеетесь, что международная программа не пострадает?

Мария Ревякина: Я не знаю. Ведь это не только связано с курсом евро и доллара, но и с политической ситуацией. На прошлую "Маску" никто не отказался приехать, хотя многие уже в Россию не приезжали. В этом году пока никто не отказался. В программе "Контекст" будет выдающийся немецкий режиссер Хайнер Геббельс и его спектакль "Когда гора сменила свой наряд", сделанный в сотрудничестве со Словенским девичьим хором.

Но вот по Театру Наций, где я тоже являюсь директором, эта ситуация ударила сильно. У нас есть два очень крупных проекта: один - с Люком Бонди, художественным руководителем театра "Одеон", который ставит "Иванова", второй - "Сказки Пушкина" в постановке Роберта Уилсона. Все это очень большие затраты и очень большие постановочные команды. Вот мы обсуждаем это с Евгением Мироновым и с ужасом видим, как наш бюджет превращается в гигантские цифры. Но мы должны сделать все, чтобы эти проекты состоялись, несмотря ни на что. И очень надеемся на поддержку наших партнеров и спонсоров.

Опасный контекст

- На Культурном форуме в Петербурге вы с Валерием Фокиным возглавляли большой "круглый стол". Были ли там идеи, позиции, которые вам показались особенно значимыми?

Мария Ревякина: Наши разговоры вращались вокруг того, чем должен сегодня привлекать театр. Некоторые режиссеры говорили о том, что нужно зрителя радовать сказкой, что театр - это место отпущения грехов. Но мне были интересны выступления Евгения Марчелли и Марата Гацалова, Михаила Бычкова и экстравагантного Андрея Жолдака, для которых важно донести до зрителя опыт сегодняшнего человека, всю меру его падений и взлетов, ценна сама возможность показать, как человек прекрасен в преодолении вызовов современного мира.

Мне очень понравилось выступление Лены Крейдлиной из театра "Гешер" (Израиль). Она говорила о том, что их страна давно живет в условиях санкций, но они сохраняют все, что можно сохранить в международных культурных проектах.

"Золотая маска", кстати, последние два года проводила в Израиле свои фестивали, несмотря на военные действия. Это всегда были переполненные залы, потому что интерес к российскому театру там огромен. В этом году, когда играли "фоменки", началась бомбежка, и все зрители быстро и совершенно привычно встали вдоль стен (говорят, что самое страшное, когда крыша падает и всех накрывает), а потом все вновь вернулись на свои места.

Когда несколько лет назад были неприятные события в Таллине с переносом памятника советскому солдату, мы страшно волновались: в течение 10 лет "Золотая маска" проводила там фестивали лучших российских спектаклей и как раз готовилась к очередному десанту. Мне позвонила их министр культуры и сказала: "Мария, ни о чем не беспокойтесь. Мы вас ждем. У нас все билеты проданы, приезжайте".

- Чем вы особенно гордитесь?

Мария Ревякина: Нам удалось в 2011 году привезти в Москву польский театр, и, пожалуй, я не помню за эти годы лучшего международного проекта: это были спектакли замечательных режиссеров, это были потрясающие споры и дискуссии о месте и смысле театра для наших культур и стран. Поляки показали нам пример того, как театр может отражать самые трудные и мучительные проблемы общества, преодолевая собственные границы и предрассудки.

В 2013 году нам удалось привезти (уже по выбору поляков) свои спектакли в Варшаву. В 2015 году мы вновь надеемся представить в рамках "Маски" обзор новейших польских спектаклей в Москве, а в 2016-м - российских спектаклей в Польше.

Тайны экспертизы

- "Золотая Маска" в этом году ввела лонг-лист. Зачем?

Мария Ревякина: Каждый год у нас работает два экспертных совета. Обычно по 9-10 человек в драматическом и музыкальном театре. В России 600 театров, умножьте их на пять премьер в год - примерно таково количество выпускаемых ежегодно спектаклей. Театры сами выбирают из своих премьер то, что они считают достойным, и присылают нам диски. Просмотрев их, эксперты говорят, что интересно и куда надо ехать. Потому что отбор может быть сделан, только если критик смотрит спектакль вживую. В прошлом году это было 767 спектаклей на два экспертных совета. В этом году - 636.

В июне прошлого года мы собрали около 60 наших экспертов, которые работали в разные годы в "Маске", мы спорили о принципах отбора, о том, что считать профессионализмом в театре, о критериях и планке фестиваля. В итоге мы единогласно сошлись на том, что нужен лонг-лист как показатель всего самого интересного, что произошло за театральный сезон в России. Поэтому в этом году экспертный совет вначале долго и мучительно голосовал за лонг-лист. Отобрали 180 спектаклей, из них потом составили конкурсную афишу, 55 спектаклей.

Лонг-лист для нас важен, потому что регионы будут теперь иметь внятный критерий. Вот и в проекте "Основ государственной политики в области культуры" наконец появилось положение, по которому работу театров должны характеризовать все-таки качественные критерии.

- Раньше были количественные?

Мария Ревякина: Ну да! Гоните количество спектаклей, чем больше играете, тем лучше. А теперь лонг-лист для местных министерств и комитетов по культуре может стать критерием качественной оценки работы театров.

- Один из острых вопросов, возникающих всегда: эксперты субъективны, каким образом "Маска" может претендовать на статус национальной премии?

Мария Ревякина: У каждого из девяти экспертов свой субъективный взгляд и свои пристрастия. Но по мере того, как они отсматривают срез театрального сезона, становится очевидным, что именно интересней и почему. В итоге они все равно приходят коллегиально, открытым голосованием, к формированию единой афиши. Везде, где есть конкурс, будут обиды. Чем больше театр получал номинаций в предыдущие годы, тем, как ни странно, больше обид. Но "Маска" - это не индульгенция, не пропуск в рай, а просто срез театрального сезона.

- Порой недоброжелатели говорят, что экспертов подкупают.

Мария Ревякина: Это абсурд! Составы экспертных советов ежегодно ротируются в соответствии с Положением о фестивале. Но есть другая проблема, и огромная: сокращаются театроведческий и музыковедческие факультеты, профессия критика начинает терпеть крах. В рамках нашего проекта "Институт театра" мы инициировали появление лаборатории по театральной критике. Анна Гордеева ведет секцию балетных критиков, Петр Поспелов будет вести оперный класс. Если сейчас ситуация в вузах будет улучшаться, театроведческие факультеты не ликвидируют, то мы будем иметь пополнение профессиональных журналистов в экспертных советах. Не мне вам говорить о том, что сокращаются культурные полосы в газетах. В Петербурге на форуме мы провели презентацию первого тома книги "Новая русская музыкальная критика", которую выпустили вместе с издательством НЛО, Ириной Дмитриевной Прохоровой и авторами Павлом Гершензоном и Ольгой Манулкиной. Это целая антология статей 1992-2003 годов. Первый том посвящен опере. На презентации все говорили о том, какое это было время расцвета, были толстые журналы, полосы в газетах, целые программы на радио, был профессиональный разговор об искусстве и театре. Авторы сборника привлекли к созданию книги своих студентов, которые сами отбирали статьи. Это так интересно, и мы хотим как можно скорее выпустить второй том, посвященный балету.

Профессионалы профессионалам

Какой мировой театральный фестиваль вам кажется интересным и почему?

Мария Ревякина: Из крупных фестивалей Эдинбургский, Авиньонский. Правда, конкурсов там нет. В Экс-ан-Провансе, в Лионе фестивали музыкальных театров. Это самые крупные и самые интересные.

- Но конкурсов там нет.

Мария Ревякина: Конкурсов нет на больших фестивалях. Но мне кажется, для России очень важно, что в 1993 году Михаил Александрович Ульянов, Владимир Георгиевич Урин придумали этот фестиваль под девизом "Профессионалы профессионалам": сегодня в жюри сужу я, завтра ты судишь меня. Для такой страны, как наша, очень важно формирование общенационального театрального контекста. В то же время это выявление тенденций, новых имен. После завершения фестиваля мы проводим гастроли спектаклей лауреатов и номинантов в 6-7 разных городах России, и для нас это важнейшая просветительская задача - и для зрителей, и для наших коллег в региональных театрах.

- А эти гастроли по стране кто оплачивает?

Мария Ревякина: Министерство культуры и регион. Мы едем только тогда, когда есть паритетное финансирование. Мы не продаем билеты и не имеем отношения к ценовой политике в регионах - для того, чтобы цены были соответствующие региону и чтобы могли прийти те люди, которые реально хотят. В регионах всегда забитые залы, зрители "висят на люстрах", потом происходят встречи с актерами, мастер-классы. Мы делаем эту программу с 2000 года и считаем ее важнейшей для себя. В следующем году мы везем "Маску" в десять городов страны - "Лучшие спектакли в городах России".

- Есть ли статистика по тому, какие регионы и как вовлеклись? За 10 лет была ли задача отследить динамику роста заинтересованности городов в проектах "Маски"?

Мария Ревякина: Конечно, есть такая статистика: за 14 лет у нас прошло 63 региональных фестиваля в 30 городах России, более 400 показов лучших спектаклей "Маски". Театральные города, такие как Омск, Новосибирск, Екатеринбург, регулярно хотят, чтобы "Маска" приезжала. В Петербурге мы раз в пять лет бываем. Сейчас в Петербурге был разговор, что за последние 5 лет прошла целая театральная эпоха и что надо чаще привозить спектакли, пока они живы. Если нас поддержит петербургское правительство, то мы будем приезжать раз в три года.

Появились на карте такие новые города, как Череповец, где очень активно работает "Северсталь". Это довольно сложный город с рабочим населением, и его руководство старается сделать так, чтобы люди не уезжали, чтобы были заняты чем-то еще, кроме спорта. Я помню наш первый фестиваль в Череповце, как собирали людей, а на второй уже билетов не было. Теперь и вовсе билеты раскупают в день начала продажи. Петрозаводск очень активным стал. Ульяновск, там замечательный министр культуры Татьяна Александра Ившина. В 2014 году мы впервые показали спектакли в Архангельске, Южно-Сахалинске, Липецке и Пскове. Для любого региона очень важно, когда приезжает "Маска".

- А какие новые города попадают в "Маску"?

Мария Ревякина: В конкурсной афише в последние годы появились, например, Лысьва, Рязань, Прокопьевск, Астрахань, Зеленоград, Ханты-Мансийск. Я вижу тут влияние нескольких фестивалей, не только "Маски". Например, фестиваль малых городов, который организует Театр Наций, проводит лабораторию в этих театрах, куда привозят режиссеров, они ставят спектакли, делают вербатимы. И вот мы уже видим, что спектакли из малых городов России стали отбираться экспертами. Это говорит о том, что происходит взаимное "опыление" или, как говорит наш эксперт Олег Лоевский, "заражение воздушно-капельной инфекцией", и наша театральная география постоянно расширяется.

Маска и дети

- Поговорим о "Маске Плюс". Плюс к чему?

Мария Ревякина: Плюс ко всей конкурсной программе. Сейчас это 22 спектакля, помимо конкурса, из самых разных отдаленных городов, это участники и победители многих российских театральных фестивалей. Кураторы "Маски Плюс" собрали программу этнических спектаклей, спектаклей, говорящих о современности и постановок молодых режиссеров. Рядом с "Маской Плюс" стоит и программа "Детский Weekend", которую мы впервые провели в прошлом году и столкнулись с огромным спросом на детские спектакли. В Москве их крайне мало.

- Что еще в этом году будет впервые?

Мария Ревякина: Совершенно новый проект - "Золотая маска" в кино". Совместно с компанией "Coolconnections" в марте и апреле мы организуем прямые трансляции пяти спектаклей Фестиваля в кинотеатрах - в Москве, Санкт-Петербурге, а самое главное - нескольких десятках городов России.

В "Институте театра" постоянно происходит что-то новое. В этом году мы планируем провести образовательный проект с учителями и школьниками, посвященный опере, - надеемся привести новую публику в музыкальный театр, научить понимать и любить оперу. Также в рамках "Института театра" пройдет лаборатория под руководством Дины Хусейн, которая сосредоточится на проблеме взаимодействия современного танца с другими видами искусства. В лаборатории примут участие художники и композиторы, а в качестве педагогов выступят Галина Солодовникова и Дмитрий Курляндский.

Культура Театр Драматический театр Театральный дневник Алены Карась Фестиваль "Золотая маска" Деловой завтрак РГ-Фото
Добавьте RG.RU 
в избранные источники