Новости

03.02.2015 21:50
Рубрика: Общество

Что сгорело?

Академик Пивоваров: Нужна беда, чтобы о вас вспомнили
Пожар в Институте научной информации по общественным наукам РАН высветил несколько очевидных фактов. Увы, но только беда способна возбудить в СМИ и в обществе интерес к нашей науке. Вот уже несколько дней "погорельцы" находятся в информационном фокусе, даже за простыми сотрудниками гоняются, как за звездами попсы. А директор, академик Юрий Пивоваров, стал звездой эфира. "Обидно, что нужна беда, чтобы о вас вспомнили", - заметил ученый.

Все хотят получить ответ на главный вопрос - кто виноват. В одном из интервью академик Пивоваров указал на виновного: нищенское финансирование академической науки в течение последних 25 лет. Ее бюджет такой же, как у среднего американского университета. Львиная часть этих денег уходит на зарплату. Понятно, что техника, оборудование, инфраструктура институтов безнадежно устарели. Что же говорить о библиотеках по гуманитарным наукам, они получали деньги, говоря образно, в конце очереди, по остаточному принципу. Поэтому, кстати, оцифрована лишь маленькая часть архивов библиотеки. В год по тысяче книг, а всего там хранится около 14,5 миллиона различных документов.

Конечно, построенный в 70-х годах ИНИОН не отвечал современным требованиям пожаробезопасности, конечно, имел нарекания от пожарных. Кстати, сейчас они признали: системы пожаротушения в институте сработали нормально. Но этого сегодня явно недостаточно, чтобы не допустить пожар, не дать ему распространиться. Нужны более современные способы борьбы.

"Чтобы устранить все претензии пожарных, необходимы большие деньги, - говорит академик Пивоваров. - Мы много раз обращались в РАН, а теперь в ФАНО, но нам отвечали, таких денег нет. Это общенациональная проблема. Я бывал во многих хранилищах, там тоже ходят по тонкому льду".

Очевидно, что сейчас ФАНО будет проверять все библиотеки, которые ему переданы согласно реформе РАН. Будут ли они модернизированы? Судя по всему, денег у нашей науки не прибавится. Во всяком случае в ближайшие годы. А значит, все ее проблемы останутся. И ИНИОНу придется возрождаться в условиях жесткого дефицита. Кстати, основные хранилища не пострадали. Они создавались с учетом, что возможна ядерная война. Так что им такой пожар что слону дробинка.

Что же предстоит сделать в первую очередь? По словам Юрия Пивоварова, надо провести инвентаризацию, разделить то, что осталось, по степени поражения и по ценности. И только после такой градации принимать решение о дальнейших действиях. Пока же, по самой приблизительной оценке, пострадало 15 - 20 процентов документов.

Юрий Пивоваров подчеркивает, что ИНИОН не просто институт. По сути это своеобразный конвейер, который работает постоянно. Он не должен останавливаться. Его основная продукция - рефераты, обзоры, переводы всей мировой литературы в области гуманитарных наук. "Небольшой перерыв, и мы выпадем из мирового потока информации, - говорит Юрий Пивоваров. - Этого ни в коем случае нельзя допустить. Поэтому, несмотря на трагедию, институт уже работает, мы готовим информацию пока только в электронном виде". Он отмечает, что сегодня ситуация выглядит не столь трагичной, как это представлялось в первые дни. Судя по самым первым оценкам, многое сохранилось, многое можно восстановить. Восстановлен будет и сам ИНИОН на его нынешнем месте. Такое решение приняло правительство РФ.

В ближайшее время начнет работу экспертный совет, созданный из представителей крупнейших библиотек страны и ученых-гуманитариев. Его цель - спасение пострадавших и восстановление утраченных книг. Юрий Пивоваров убежден, что библиотеку ИНИОНа нельзя "разбазаривать" по разным учреждениям - впоследствии ее будет очень сложно собрать заново. Директор настаивает на том, что ИНИОНу необходимо одно большое помещение.

Комментарий

Евгений Водолазкин, писатель, ведущий научный сотрудник Института русской литературы (Пушкинский Дом) РАН:

-Научная общественность переживала подобную напасть, когда в 1988 году случился пожар в Библиотеке Академии наук. Многое тогда погибло от огня, но не менее страшной бедой оказалась вода. Мало того, что она залила редчайшие книги. Уже через несколько дней пропитанные влагой эти книги начали покрываться плесенью. А с ней бороться очень сложно.

Академик Лихачев назвал пожар культурным Чернобылем. Он подчеркивал: пока существуют библиотеки, у культуры есть шанс восстановиться даже после ядерного взрыва. Если же библиотеки погибнут, то шансов на возрождение уже не будет. Удар по библиотекам - удар в самое сердце культуры и науки. Тогда многие погибшие экземпляры постепенно удалось восполнить аналогичными. Что-то покупали заново, дубликаты некоторых экземпляров получали из других библиотек, в том числе из-за границы, ведь коллеги понимали размеры катастрофы.

Справка "РГ"

Начало ИНИОНу положил Владимир Ленин. В 1918 году он поддержал создание Социалистической академии общественных наук. Во времена СССР институт называли окном в Европу. По идеологическим соображениям доступ к мировой литературе по общественным наукам был ограничен, но его имел ИНИОН. За эти годы здесь собрано около 14,5 миллиона различных документов, включая трофейные, вывезенные после Второй мировой войны. В частности, здесь находятся редкие книги, начиная с XVI века, собрание Московского Роккановского центра, включавшее уникальные материалы из Норвегии и разных стран мира, собрание документов ООН и Лиги Наций.

Общество Наука Пожар в библиотеке ИНИОН РАН
Добавьте RG.RU 
в избранные источники