Новости

В Санкт-Петербургском университете стартовал уникальный проект "Российские геномы"
Вырастет ли цена на платное обучение в университете? Зачем ученые взялись за мониторинг прессы? Какую роль в жизни СПбГУ играют "звездные" деканы Михаил Пиотровский и Валерий Гергиев? Об этом в редакции "РГ" рассказал ректор Санкт-Петербургского государственного университета, председатель Ассоциации ведущих университетов России Николай Кропачев.

Николай Михайлович, правительство только что приняло антикризисный план. Бюджет будет уменьшен по крайней мере на 10 процентов. На стоимости обучения это не отразится?

Николай Кропачев: Пока никаких изменений цен не произошло. Стоимость платного обучения определяется расходами, которые несет университет, в том числе и на зарплату преподавателей. Они не могут быть меньше сумм, которые государство дает университету для обучения бюджетных студентов. Если эти суммы растут, то и стоимость платного обучения будет увеличиваться. Кстати, предыдущий мировой экономический кризис нас практически не затронул, отчасти потому, что мы сумели оптимизировать наши расходы. Меня тогда называли тираном, потому что я наводил порядок: закрыл рестораны, которые нелегально располагались на территории университета, сауны, рынок, конфетную и мебельную фабрики, гостиницы, мастерскую по изготовлению надгробных камней. Мы практически вдвое сократили расходы на электричество и выиграли на этом. В итоге за последние пять лет нам удалось вернуть в бюджет государства более 2,5 млрд рублей. Это не только деньги, но и земельные участки, здания, книги, оборудование и другое.

Среди выпускников университета восемь нобелевских лауреатов. Когда будет девятый?

Николай Кропачев: Скоро. Думаю, это будет ученый, который занимается биомедициной. Сегодня в СПбГУ работает около десятка исследователей, которые, по моему мнению, ведут исследования, достойные Нобелевской премии. Вот, к примеру, профессор Рауль Гайнетдинов, который ведет проект по трансляционной биомедицине. Мы проводим междисциплинарные исследования, в которых задействованы биологи, медики, психологи, генетики, а результаты их работы и научные открытия сразу "транслируются", то есть переносятся в практику - медицину, фармакологию. Или обладатель мегагранта правительства России профессор Руслан Валиев. Он специалист в области материаловедения. В университете есть преподаватели - лауреаты Нобелевской премии. Лабораторию проблем экономического роста и трудовых ресурсов возглавляет нобелевский лауреат по экономике Кристофер Антониу Писсаридес.

Наверное, реально выполнить работу, достойную Нобелевской премии, но важно еще, чтобы конкуренция среди ученых была честной. Ведь в истории уже был печальный пример: выпускника и профессора нашего университета химика Дмитрия Ивановича Менделеева среди нобелевских лауреатов нет.

Кстати, ЕГЭ по химии школьники сдают хорошо, с удовольствием поступают на химфаки, а где потом работают?

Николай Кропачев: Все больше химиков, биологов, математиков возвращаются работать в университет. Сегодня среди наших преподавателей свыше 160 иностранных сотрудников из 37 стран мира. Например, к нам вернулся профессор Университета Дьюка, Итальянского института технологий Рауль Гайнетдинов, о котором я уже говорил. В университете работают лауреат премии Филдса, всемирно известный математик Станислав Смирнов, Елена Григоренко - профессор Йельского университета, которая руководит одной из лабораторий и ведет исследования психобиологических показателей развития детей.

Вы хорошо платите?

Николай Кропачев: Сейчас средняя зарплата профессорско-педагогического состава СПбГУ - 64 тысячи рублей в месяц. Рост ожидается и в этом году, У нас не только высокие зарплаты, но еще и лучшие информационные ресурсы, Научный парк с оборудованием больше чем на 5 млрд рублей и квалифицированный инженерный персонал.

В этом году мы начали уникальный проект "Российские геномы". Речь идет о создании базы геномной информации обо всех этнических группах, населяющих Россию. Банк данных будет постоянно пополняться. Перед исследователями стоит задача собрать кровь более 500 человек плюс 160 так называемых триад (ДНК двух родителей и одного ребенка). В проекте будут задействованы ученые из других вузов и исследовательских организаций России. Научным руководителем стал ученый с мировым именем Стефан О Брайен, который уже пятый год руководит Центром геномной биоинформатики им. Ф. Г. Добржанского в нашем университете.

Какую конкретно пользу принесет банк данных геномов?

Николай Кропачев: Проект важен не только для медицины и здравоохранения, но еще и для этнополитологии, генетики, истории, потому что речь идет о создании полной базы информации обо всех этнических группах, населяющих Россию. Историки и этнографы лучше поймут движение разных этнических групп, фармацевты и врачи точнее узнают предрасположенность тех или иных людей к различным лекарствам. Университет уже закупил новое оборудование. Думаю, банк данных геномов появится уже через три года. Еще одно перспективное исследование по генетике - разработка новых генетических тестов, которые позволят диагностировать у человека то или иное заболевание еще до появления его симптомов.

Ваши "звездные" деканы - Пиотровский, Гергиев, Костин, Ковальчук каждый день ходят на работу?

Николай Кропачев: Не так важно, сколько дней в неделю ты "ходишь на работу". Главное - результат и преданность делу. И даже если график наших "звездных" деканов не позволяет им каждый день проводить в СПбГУ, их вклад в развитие университета велик. После того как Андрей Леонидович Костин стал деканом, наша бизнес-школа вошла в рейтинг Financial Times. Мы на 56-м месте в мире, и ни одного российского вуза в этом рейтинге больше нет. По инициативе Андрея Леонидовича мы внесли изменения во многие дополнительные программы, теперь они учитывают требования ведущих работодателей. В итоге вырос интерес к программам и доход - в 10 раз! Сейчас это более 200 млн рублей в год. Кстати, декан Костин за свою работу практически ничего не получает. Как и Валерий Абисалович Гергиев, Михаил Борисович Пиотровский, Михаил Валентинович Ковальчук, Отар Леонтьевич Маргания.

Когда на позиции руководителей стали приходить такие сильные лидеры, от этого выиграли все: объединение ресурсов всегда идет во благо.

Дошли слухи, что Санкт-Петербургский университет будет мониторить и искать ошибки - орфографические и фактологические во всех российских СМИ. Это так?

Николай Кропачев: Да, этот проект по исследованию полноты и достоверности информации в текстах СМИ. Опыт таких исследований у нас есть. Еще в середине 90-х годов качество российского правосудия было таким, что встречались ситуации, когда утром судья принимал одно решение, а вечером в такой же ситуации - другое. Юрфак занялся мониторингом судебных решений и стал их публиковать в нашем университетском журнале. Открытость судебных решений помогла прежде всего не только судьям, но и тем, чью судьбу они решали. Но на человеческую жизнь влияют не только ошибки судов, но и ошибки СМИ. Я говорю не только о грамматических и орфографических ошибках. Зачастую происходит и искажение смысла! Наша задача - сделать доступной информацию о достоверности информации, о решениях, которые приняли власти. Мы расскажем о манипуляциях, построенных на недостатке знаний читателей в области права, экономики, истории, биологии или физики, хотим показать и возможные последствия допущенных ошибок. Поэтому в коллектив, который работает над проектом, входят филологи, юристы, экономисты, программисты, математики, социологи, психологи, международники. Первые результаты рассчитываем получить уже к лету и готовы поделиться ими с читателями "Российской газеты".

Неужели вас так доняла желтая пресса?

Николай Кропачев: Нет. Просто вижу, как читатели жалуются друг другу - тут неправда, там ошибка и что делать? Я понял, что именно в классическом университете есть огромный ресурс для того, чтобы помочь россиянам. В ближайшее время мы хотим организовать встречу ректоров федеральных университетов и обратиться к ним с предложением о создании таких же центров, которые будут анализировать местную региональную прессу. Мы готовы поделиться своим программным обеспечением и методикой.

Пользуясь случаем, обращаюсь к читателям: каждый может направить нам примеры таких материалов и вопросы на электронный адрес smi@spbu.ru.

О санкциях и кризисе

Николай Кропачев: Мировой экономический кризис, конечно, сказывается и на нашей стране, и на Санкт-Петербургском университете. Что же касается санкций, то я не очень понимаю, почему Вы о них говорите? Санкция - это правовое последствие правонарушения, которое применяется в установленном порядке к физическому, юридическому лицу, государству, признанному виновным в совершении этого правонарушения. Процедуры принятия такого решения и применения санкций определены нормами права. Всего этого нет, поэтому называть подобные действия санкциями нельзя. Это не санкции - это произвол. Внедрение западными политиками и СМИ слова "санкции" в американское и европейское информационное пространство не случайно. Люди там живут с твердым убеждением, что если к кому-то применяются санкции, то это лицо уже признано правонарушителем.

Повторюсь, ни о каких санкциях в адрес России речь идти не может. То, что происходит, я оцениваю как произвол и правонарушение.

Блиц для ректора

Может ли студент попасть к ректору на личный прием?

Николай Кропачев: Да, в часы приема. Если надо, чтобы я подготовился к беседе , лучше заранее очертить круг вопросов.

Кто читает электронную почту, которая приходит на адрес ректора СПбГУ?

Николай Кропачев: Тот, кому она адресована. Кроме того, ежедневно просматриваю все вопросы в "Виртуальной приемной". Каждую неделю провожу прием граждан. Может прийти любой желающий.

Сколько стоит обед в студенческой столовой и льготный проездной?

Николай Кропачев: Комплексный обед - 145 рублей, проездной на все виды транспорта - 850 рублей.

За что отчисляете без всяких разговоров?

Николай Кропачев: Все основания для отчисления перечислены в Уставе университета. Например, мы отчисляем за плагиат.

Что делаете, если видите, что студентам на вашей лекции скучно?

Николай Кропачев: Сейчас я лекций уже не читаю, но мне кажется, на моих занятиях не было скучно. Правда, мне не аплодировали, как, например, Анатолию Александровичу Собчаку.

Сейчас есть такие лекторы?

Николай Кропачев: Да. К таким звездам относится мой любимый ученик Михаил Шварц. Курс, которому он читает лекции, - это примерно 100 человек, а на лекции ходят более 200. Приезжают нотариусы, адвокаты и многие другие...

Вы в судьбу верите?

Николай Кропачев: Верю в совпадения и случайности. Мой день рождения совпадает с днем рождения нашего университета. А день рождения СПбГУ и Академии наук - это День российской науки. С которым я всех и поздравляю!

Подписка на первое полугодие 2017 года
Спроси на своем избирательном участке