Новости

10.02.2015 00:40
Рубрика: Экономика

Год игры по правилам

Что мешает дальнейшему развитию стандартов GMP в России
Текст: Андрей Мешковский (доцент кафедры промышленной фармации Первого МГМУ им. И.М. Сеченова)
Завершился год, в котором фармацевтическая отрасль работала по новым правилам надлежащей производственной практики (GMP). Каковы его результаты?

К сожалению, меры, необходимые для перехода предприятий отрасли на работу по новым правилам, профильными ведомствами не были приняты своевременно и в должном объеме. Сам документ был доведен до производственников лишь в ноябре 2013 года. К тому же он не включал ряд важных разделов: по управлению рисками для качества продукции, по системам качества и т.д. Другие недостающие материалы были выпущены лишь в феврале 2014 года. Порядок аттестации уполномоченных лиц предприятий был окончательно сформирован лишь в самом конце 2013 года. Тем не менее за прошедший год многое удалось сделать. Все же началась аттестация уполномоченных лиц - это совершенно новая регуляторная функция для отечественной фармпромышленности. Всего было аттестовано около 300 специалистов. Однако с учетом числа производственных площадок остается еще широкое поле для этой деятельности на последующие годы.

Другой важный момент - начата массовая проверка соблюдения правил GMP на предприятиях. Проинспектировано более 70 отечественных производителей. В большинстве случаев по результатам проверок вынесены предписания об исправлении выявленных недостатков. Кроме того, ряд предприятий сообщили об успешном прохождении аудита качества со стороны зарубежных специалистов. В целом можно сказать, что проверенные предприятия соблюдают правила GMP, хотя и не без отдельных недостатков.

Совершенствуются программы повышения квалификации для работников отрасли. Появилась новая дисциплина - промышленная фармация. Вводятся программы последипломной подготовки по валидации, аудиту качества, регуляторным вопросам, для уполномоченных лиц, для специалистов, ответственных за производство и т.п. Установлены контакты с зарубежными вузами, что позволяет направлять российских специалистов для прохождения магистратуры, например, в Университет Дублина (Ирландия). Правда, стоимость такого обучения достаточно высока.

Но немало проблем еще ждут своего решения. Проверками пока охвачено не более одной четверти отечественных предприятий. При таком темпе инспектирование всего российского производственного потенциала займет еще несколько лет.

Сохраняются отдельные недостатки и в отраслевом законодательстве. В конце прошлого года были приняты масштабные поправки в Федеральный закон "Об обращении лекарственных средств" (61-ФЗ). Существенные изменения внесены в процедуры выдачи разрешений на проведение клинических исследований и регистрации новых препаратов, которые еще предстоит проанализировать. Однако поправки мало затронули практику регулирования фармацевтического производства в форме лицензирования и инспектирования площадок на соответствие правилам GMP. Обновленным законом предусмотрен лицензионный контроль в сфере производства лекарственных средств. Однако содержание и механизм осуществления его не раскрыты. Самое главное, не появилась правовая основа для создания инспектората по GMP, отвечающего всем международным требованиям. Такая структура должна иметь собственную систему качества, утвержденные надлежащим образом положение об инспекторате, должностные инструкции для инспекторов, стандартные операционные процедуры по проведению обследований и оформлению их результатов. Проекты некоторых из этих документов разрабатываются и обсуждаются в рамках ЕАЭС, однако утвержденных нормативов пока нет.

Отраслевая регуляторная система индустриальных стран развивается в сторону интегрирования, т.е. стыковки отдельных функций. Отечественные нормативно-правовые акты, включая обновленный 61-ФЗ, не предусматривают увязки процедур регистрации препаратов и инспектирования их производителей. В состав регистрационного досье на препарат зарубежного производства требуется включать документы, подтверждающие соответствие производителей лекарственного препарата и активной субстанции требованиям GMP. Но в отношении препаратов отечественного производства такие требования отсутствуют.

Между тем современная практика регистрации препаратов предусматривает рассмотрение не только и не столько сертификатов по GMP, сколько свежих результатов инспектирования производителей. Это дает возможность сравнивать условия производства, заявленные в досье, с фактическим состоянием площадки.

Пока нет правовой основы для создания инспектората по GMP, отвечающего международным требованиям

При отсутствии подобных требований надлежащее качество регистрируемых препаратов в должной мере не гарантировано. В законе нет термина "сертификат GMP", широко используемого в международной торговле лекарственными средствами. Предусмотрена выдача "заключений" о соответствии производителя правилам надлежащей производственной практики. Формально рассуждая, при этом минпромторг не может выдавать предприятиям сертификаты, требуемые рядом стран при закупке отечественных препаратов.

Нет ясности и по некоторым другим моментам. Например, до сих пор идут дебаты о том, кому поручить функцию инспектирования. Не лучше положение в части механизмов инспекционного контроля фармпроизводств. В 61-ФЗ с поправками полномочия федеральных органов исполнительной власти в этой сфере сформулированы обтекаемо: "организация и (или) проведение инспектирования субъектов обращения лекарственных средств". Это означает, что уполномоченный орган может сам проинспектировать предприятие, но может ограничиться организацией этого процесса, поручив непосредственную проверку площадки кому-то другому.

Можно предположить, что огромные преимущества принципа экспертизы, используемого минздравом при регистрации препаратов, не остались незамеченными в минпромторге. Такой подход позволяет регуляторному органу делегировать вниз, на уровень экспертов, всю практическую работу вместе с ответственностью за результаты. Одновременно отпадает необходимость держать в своем штате высококвалифицированных специалистов. В соответствии с законом конкретные механизмы инспектирования должно определить правительство. Однако для их принятия необходимы и общая концепция регулирования фармпроизводства и достаточные знания по отдельным ее компонентам. Но пока в отрасли нет и консенсуса по ряду практических вопросов. Например, кто такие инспекторы по GMP? Это работники федерального органа исполнительной власти, которые на месте могут требовать устранения выявленных недостатков? Или это эксперты, лишенные регуляторных полномочий? Можно ли привлекать к инспектированию "вольных стрелков", аттестованных Росаттестацией, не имеющей должного представления о GMP?

Установлены финансовые основы инспектирования производителей, находящихся на территории России. Размер платы за выдачу заключения о соответствии производителя требованиям правил GMP устанавливается правительством. Значит, в этих целях будут использоваться средства проверяемых предприятий. Коррупционный потенциал такого подхода очевиден.

Недостаточен и предусмотренный законодательством пакет санкций к нарушителям правил GMP. На сегодня это штраф (отнюдь не страшный) или отзыв лицензии на производство. В мировой практике наряду с этим применяются и отстранение от госзакупок, и арест продукции, выпущенной с нарушением правил с последующим ее уничтожением, и добровольная уплата денежной компенсации в рамках досудебных соглашений, и задержка рассмотрения заявок на регистрацию новых препаратов.

Налицо противоречие: контроль зарубежных площадок необходим, но возможности его осуществлять нет, как и правовой базы для финансирования зарубежных инспекций

Нерешенной и весьма острой проблемой является инспекционный контроль зарубежных производителей. А ведь не раз высказывалось мнение о том, что упор в инспектировании следует сделать именно на зарубежных производителях. Сторонники этой идеи полагают, что в России с GMP все хорошо - у всех производителей есть лицензии, и беспокоиться не о чем. А вот иностранные компании нужно взять в ежовые рукавицы. Однако при регистрации препаратов зарубежный производитель обязан подтвердить соблюдение правил GMP, тогда как отечественный от этого избавлен. Однако с 2016 года в регистрационном досье на любой препарат, вне зависимости от места его производства, необходимым будет заключение о соответствии российским правилам GMP.

В перспективе более жесткие требования к зарубежным поставщикам распространятся и на сферу внесения изменений в регистрационные досье. Так, часть 1 статьи 30 с 1 января 2017 года предусматривает представление российским производителем копии производственной лицензии или копии заключения о соответствии требованиям правил GMP. А зарубежный производитель будет обязан представить оба документа. Причем второй из них должен будет выдаваться российским надзорным органом.

Аналогичный подход распространятся и на разрешение клинических исследований. Решение о нем предусматривает наличие лицензии на производство лекарств, если оно осуществляется в РФ. А зарубежный производитель обязан представить заключение о соответствии российским GMP. Сейчас для этого достаточно документа, выданного органом страны производства. Налицо противоречие: контроль зарубежных площадок необходим, но возможности его осуществлять нет, в том числе нет и правовой базы для финансирования зарубежных инспекций. Следствием станет возникновение очереди зарубежных компаний на прохождение российской инспекции. А значит, и риски коррупции, связанные с желанием "купить" в ней первые места.

С учетом высоких требований к специалистам, способным проводить зарубежные инспекции (владение иностранными языками, знаниями правил зарубежных стран и др.), имеющийся в стране кадровый потенциал инспекторов по GMP для этих целей ограничен.

Успех в решении этих вопросов определяется изучением зарубежной практики и участия в программах международного сотрудничества в рамках PIC/S, ВОЗ, FIP. Наши партнеры по ЕАЭС уже подали заявки на вступление в PIC/S. В России вопрос о вступлении официально не снят, но реальных шагов этом направлении не делается.

Комментарии

Александр Петров, председатель совета директоров компании "Юнона":

- Для завода "Медсинтез" приоритетом всегда было качество продукции. Поэтому переход на новые правила GMP не повлиял на основные принципы нашей работы. Кроме того, в рамках партнерства с компанией Bayer "Медсинтез" провел дополнительную модернизацию существующей площадки для выпуска продукции, чтобы отвечать техническим стандартам Bayer. А они полностью соответствуют стандартам GMP и другим нормам европейского регулирования. Это позволило не только вывести технологические мощности завода на европейский уровень, но и быть уверенными в качестве производства как локализованных продуктов, так и продуктов, которые компания выпускает самостоятельно.

Добиться высочайшего уровня качества непросто, это требует времени и стопроцентного вовлечения сотрудников в процесс управления качеством. Я уверен: сейчас все наши сотрудники понимают, что здоровье пациента напрямую зависит от их отношения к производству. Не менее важный момент - профессионализм персонала. Мы проводим его обучение на регулярной основе, вводим новые автоматизированные технологии контроля качества лекарств. Реализация совместного проекта с Bayer усилило кадровый потенциал завода, в том числе и благодаря прохождению стажировок в Германии.

Иван Глушков, заместитель генерального директора компании STADA CIS:

- Эффективное внедрение правил GMP невозможно без взаимодействия государства и производителей. Основные составляющие этого процесса - время, финансирование и опыт. Финансирование и опыт априори находятся в зоне ответственности фармпроизводителей. Но правоприменительная сторона вопроса зависит от уполномоченных государственных органов. Реальные результаты могут быть достигнуты при совместной работе обеих сторон.

Экономика Товары и цены