Новости

В минпромторге уже обсуждают процедуры по введению в регионах адресной продовольственной помощи для семей с низким достатком
У меня в руках первая в России продуктовая карточка. За ней я приехала в Кировскую область, где по инициативе областного правительства выпустили три тысячи таких карт для многодетных семей.

Нет, это не отголосок прошедших времен тотального дефицита. Это современная безналичная адресная соцпомощь.

Речь идет о некоей сумме денег на банковской карте, которая выдается социально незащищенным слоям населения для покупки продуктов питания местного производства. В итоге довольны все - и производитель, и потребитель, и торговля. Пока кировский опыт - единственный в стране.

Но в минпромторге уже обсуждают процедуры по введению в регионах адресной продовольственной помощи.

Об этом "Российской газете" рассказал заместитель министра промышленности и торговли Виктор Евтухов. "Такие субсидии, ограниченные по сроку применения и ассортименту, не только помогают гражданам, временно испытывающим затруднения, они еще и серьезно "раскручивают" региональную экономику", - говорит заместитель министра.

И пояснил: "Создаются новые рабочие места, где могут трудоустроиться те самые граждане, временно испытывающие затруднения. В конечном счете получается не просто "раздача рыбы, но и раздача удочек".

В чем суть кировского эксперимента? Каждый месяц на обычную расчетную банковскую карту из регионального бюджета на имя одного из родителей перечисляют 1000 рублей. В течение месяца эту сумму надо потратить на продукты любых из 44 местных производителей. Если потратить меньше, например 780 рублей, то в следующем месяце компенсация вернется в размере потраченного (780 рублей).

Ассортимент продуктов насчитывает более 3000 наименований, их можно приобрести в 69 магазинах, принадлежащих четырем региональным торговым сетям. Спиртное из продовольственной "корзинки" исключено.

Если деньги потрачены на "чужие" продукты или в магазинах, не участвующих в проекте, то компенсация по этим расходам не придет и держателям карт, чтобы в дальнейшем вновь участвовать в проекте, нужно самостоятельно пополнить счет. За снятие наличных установлена высокая комиссия. В редких случаях кто-то "перехватывает" с карты "микрозайм" в тысячу рублей до получки, "меняет" продукты на деньги. Но и в этом случае от продуктовых карт люди не отказываются и чтобы пользоваться ими дальше, самостоятельно возместили 2,7 миллиона рублей. Следит за покупками автоматика торговых сетей и банка.

Региональный банк, который участвует в проекте, выпускает и обслуживает "продуктовые карты" за счет собственных средств. За это не платят ни многодетные семьи, ни областной бюджет. Расходы банка уже составили 2 миллиона рублей.

По словам главы территориальной антимонопольной службы Артема Молчанова, эксперимент не ущемляет принципы рынка и конкуренции.

"Речь идет не о распределении социально значимых продуктов (полкило гречки, полкило масла, килограмм сахара), а о безналичной денежной поддержке и об увеличении потребления продуктов местных производителей", - говорит Молчанов. При этом дискриминации товаров нет, у владельцев карт есть выбор - либо купить свое подешевле и побольше, либо привозное - поменьше и подороже.


Подобная практика, напомнил "РГ" министр промышленности и торговли Денис Мантуров, в США называется food stamps (талоны на питание) и используется в качестве адресной помощи нуждающимся. Так называемые продуктовые талоны можно обменять только на определенный ассортимент - свежие продукты, мясо, рыбу, молоко. Этим пользуются 40 миллионов человек.

Однако в схеме США нет банковского элемента, говорит глава департамента развития предпринимательства и торговли областного правительства Павел Ануфриев. Вятская система, говорят специалисты, намного удобнее, так как владелец карты более свободен в выборе продуктов и времени их приобретения.

Признаться, чем больше я слушала чиновников, тем больше начинала сомневаться. И сумма помощи мне казалась какой-то "несерьезной", и выгоду я видела здесь больше для производителей и торговли, к которым возвращались 14 миллионов рублей, выделяемых в год из бюджета многодетным семьям. С этими сомнениями я и отправилась в гости к участникам эксперимента.

В семье Чесноковых четверо детей: годовалая Анечка и три сына-школьника. Карточкой они пользуются с самого начала эксперимента. Денег хватает на 12 пачек сливочного масла по 77 рублей 30 копеек. И на вятское мороженое, которого ждут дети, говорит мама, Алена Чеснокова.

Другая многодетная семья из семи человек тысячу рублей предпочитает тратить на макароны и яйца. Ими обеспечены весь месяц. Кто-то в бесплатную "корзинку" набирает всего понемногу - хлеб, творог, майонез, мясной фарш, колбасу, из сладкого джемы, печенье, сушки.

- Не мало одной тысячи рублей на пятерых? - спрашиваю многодетную маму Светлану Ожигову.

- Что вы, это большое подспорье, - отвечает она, поясняя, что при семейном доходе на всех в 35 тысяч рублей в месяц дополнительная тысяча от правительства области очень выручает.

Понятно, "лишних" денег в бюджете нет. Чтобы реализовать проект "продуктовая карта", пришлось отщипнуть от других расходных статей. К 2016 году власти планируют распространить программу на весь регион. А главным стратегическим партнером сделать систему потребкооперации, насчитывающей более 1200 магазинов в глубинке. Для чего придется автоматизировать торговые процессы и наладить связь с банком.

Какие еще есть варианты

В нынешней ситуации с ростом цен на еду в магазинах, когда продовольственная инфляция на 50 процентов обгоняет общую, в российских регионах возникает все больше предложений, как поддержать отечественного покупателя. В центре внимания малообеспеченные люди.

Спектр продовольственных инициатив региональных властей и правда широкий. В Оренбургской области, например, звучало предложение ввести скидочные социальные карты на еду. В Санкт-Петербурге строить государственные продовольственные магазины, которые предоставляли бы льготы различным категориям граждан.

В Магаданской области предлагают все-таки заморозить цены на социально значимые продукты питания. Но добавляют, что бороться с ростом цен на прилавках надо не только административно и хорошо бы поискать не только новых поставщиков еды, но и производить побольше продовольствия самостоятельно.

Встречаются предложения и поэкзотичней: например, просто накормить страждущих горячими обедами. Кстати, регионы знают и об опыте Кировской области, их представители чуть ли не каждый день приезжают в регион "все увидеть своими глазами".

история в объективе

Фото:РИА Новости www.ria.ru

Слева - настоящая продовольственная карточка. Последняя.

Их ввели в 1941 году. Война. Разруха. Восстановление. Продукты в дефиците. С помощью карточек их распределяли среди населения. Отменили карточки в декабре 1947 года.

Справа - современная "продовольственная карточка". Пластиковая. Их ввели в Кирове, чтобы помочь многодетным семьям пережить кризисные времена. И ничего общего с карточками из 1947-го у них нет. Как нет и дефицита в стране. Просто это новая форма финансовой социальной помощи.

как вам это?

Вячеслав Бобков, гендиректор Всероссийского центра уровня жизни:

- Это современный опыт социальной адресной поддержки и человека, и региональной экономики.

Так, как семья Светланы Ожиговой, где на пятерых приходится 35 тысяч рублей в месяц, живет подавляющее большинство в России. 7 - 8 тысяч рублей на человека - это и есть сегодня средний прожиточный минимум.

Если учесть, что половину расходов в прожиточном минимуме составляет продовольственная корзина, то есть 3,5 тысячи рублей, то одна тысяча рублей (почти треть корзины) весьма ощутимый вид адресной помощи семье.

Но для развития такого рода продовольственной или других эффективных форм адресной поддержки в законодательстве, например, в законе "О государственной соцпомощи в РФ", необходимо прописать понятие минимального гарантированного дохода. Это позволяло бы дифференцировать размер адресной помощи в зависимости от объективного критерия, вводить "плавающую" сумму дотаций для наиболее уязвимых граждан.

Допустим, минимальный гарантированный доход устанавливается не ниже 40 - 50 - 60 процентов от регионального прожиточного минимума. В этом случае финансовая помощь дотягивает до необходимого уровня и охватывает только тех, кто в ней более всего нуждается.

Юрий Крупнов, председатель наблюдательного совета Института демографии, миграции и регионального развития:

- Сегодня по оценкам нашего института в России до 10 миллионов проблемных семей с детьми, которые сводят концы с концами, экономя на еде, а многодетных семей один миллион.

И нужен именно такой комплексный подход к их интересам.

"Продовольственная карта" в этом случае становится особым элементом материнского семейного капитала. Я обеими руками за то, чтобы продвигать этот опыт в регионах. Для этого можно при минпромторге, при минсельхозе, любом другом федеральном заинтересованном ведомстве создать центр компетенций и внедрять систему в регионах. Тем более она легко ложится на социальные электронные карты, которые с успехом приживаются среди населения.

Иосиф Дискин, председатель Комиссии Общественной палаты по вопросам развития гражданского общества, профессор:

- Впервые за 15 лет реальные доходы граждан снижаются, и малообеспеченные семьи с детьми, а это порядка 15 - 17 процентов населения страны, попадают под удар.

И в Кирове, одном из не самых богатых регионов страны, с дырами в бюджете, нашли актуальный образец живой помощи. Это не 90-е годы, когда бедным раздавали тушенку и другую гуманитарную помощь. В стране развивается сельское хозяйство, и его поддержка через продовольственные "расчеты" с малоимущими может стать частью системы общей социальной политики государства. Особенно в кризис. Да и не только.


Можно как угодно совершенствовать вятский опыт. К примеру, нуждающимся, которые обращаются за адресной продовольственной помощью, предлагать для начала работу. Кому-то нужны деньги на питание, а кому-то курсы по переквалификации. В стране сегодня нет безработицы, напротив, много вакансий. И надо разделять тех, кто действительно не в состоянии работать, и тех, кто рассчитывает на благотворительность.

Опыт Кировской области может дать толчок и к развитию реального диалога власти и общества. Эту модель федеральному центру, безусловно, надо распространять. Но параллельно решать и проблемы межбюджетных отношений, помогая гасить растущие займы регионам, чтобы там могли находить деньги на соцпрограммы.

Уже сегодня аналогичной программой социальной поддержки можно охватить в стране несколько миллионов человек.

Никита Масленников, руководитель направления "Финансы и экономика" Института современного развития:

- К решению проблемы нужно подходить осторожно, без каких-то готовых шаблонов и тотального единообразия. Денежные возможности у регионов разные.

А вот что есть везде, так это стандартный четырехугольник - власть, банки, производители и торговля. Им неизбежно придется договариваться. Не исключено, что и производители, и торговля могут попросить себе преференций, например, в виде налоговых льгот. И вопрос снова упрется в финансовые возможности региональных бюджетов.

Сергей Смирнов, директор института социальной политики и социально-экономических программ НИУ "Высшая школа экономики":

- Опыт с "продовольственными картами" для многодетных семей гармонично вписывается в общий государственный антикризисный план. Однако распределять безналичные "продуктовые" деньги всем поровну, даже если это проще администрировать и контролировать, вряд ли оправданно.

Надо среди малообеспеченных поддерживать только самых нуждающихся. В каждом регионе своя структура населения и специфика. В Туле больше всего бедных пенсионеров, в Ямало-Ненецком АО, кстати, самом молодом и богатом, многодетных семей. Объединив все базы данных регионов в одну, можно выявить самых обездоленных и расширить зону продовольственной адресной поддержки.

Подготовили Татьяна Зыкова, Роман Маркелов

а как у них?

Продуктовым талонам в США скоро "стукнет" 76 лет, однако и сегодня они не потеряли своей актуальности и ежегодно кормят почти 50 миллионов американцев с низким уровнем доходов либо не имеющих их вовсе.

Программа под названием "Food stamps" (англ. - продуктовые талоны), стартовала в далеком 1939 году. В 1943 году ее свернули, однако спустя 18 лет в нее вдохнули второе дыхание. За десятилетия она прошла несколько этапов развития и сегодня реализуется минсельхозом США.

Раньше талоны представляли собой эквивалент денег. Они даже были похожи на банкноты. Но приобрести на талоны номиналом 1, 5 и 10 долларов можно было только продукты питания.

Сегодня талоны ушли в прошлое, а в ходу специальные пластиковые карты, похожие на банковские дебетовые карты. Расплатиться ими можно только в продуктовых магазинах, супермаркетах или на фермерских рынках, и только за безалкогольные напитки, фрукты, овощи, хлеб, молочные продукты, мясо, птицу, рыбу и растения или семена для выращивания продуктов. Покупать виски или сигареты запрещено. Равно как и популярную в США готовую горячую еду в супермаркетах.

Основной критерий при определении права на льготы - уровень доходов. Он не должен превышать 130 процентов от официального порога бедности, то есть около 2500 долларов в месяц на семью из четырех человек. Можно зарабатывать больше, но при этом иметь высокие расходы - например, оплата за жилье - свыше половины месячных расходов.

Размер пособия зависит и от состава семьи. В среднем на одного человека он составил в 2013 году около 133 долларов в месяц.

Почти половина всех получателей - семьи с детьми, 15 процентов - семьи со стариками, 20 процентов - семьи с инвалидами.

Сначала одной из целей было повышение качества питания малоимущих, которые, как считалось, из-за стесненных обстоятельств не могли купить качественные продукты, экономили и недоедали.

Однако, поскольку условия программы никаких ограничений на качество приобретаемых продуктов не накладывают, исследования выявили, что на практике зачастую получается по-другому.

Бедняки не стали покупать более качественные продукты, а питались как и раньше, а сэкономленные за счет талонов деньги шли на другие нужды.

Не обошли программу стороной многочисленные мошеннические схемы. Один из распространенных видов злоупотребления - "обналичка" льготных денег или приобретение на них других товаров. В 2013 году льготникам удалось незаконно использовать около 1,3 процента всех средств, то есть почти миллиард долларов.

В 2011 году министерство сельского хозяйства вышло "на тропу войны" против "обналичников" и ввел значительные штрафы для магазинов, которых уличат в сбыте запрещенных продуктов по льготным карточкам, расширил властям штатов доступ к базам данных на нарушителей. Во времена талонов была распространена торговля ими по заниженной от номинала стоимости. Другой популярный вид злоупотребления - занижение гражданами своих доходов, с тем чтобы получить или сохранить право на льготы.

Подготовил Игорь Дунаевский (Вашингтон)

Подписка на первое полугодие 2017 года
Спроси на своем избирательном участке