Новости

10.02.2015 20:00
Рубрика: Общество

Закономерные случайности

В первой половине 90-х годов прошлого века, когда научно-издательский центр "Ладомир" вместе с Институтом всеобщей истории РАН начал работу над энциклопедией "Древняя Русь в средневековом мире", никто не мог предположить, что она выйдет в свет только на рубеже 2014-2015 годов.

И сразу станет предметом жарких обсуждений в украинской и российской прессе. Его накал ярче всего, пожалуй, отразился в подборке публикаций в киевской газете "День", которая объединила мнение экспертов общим заголовком "Рейдерский захват" истории и украинский ответ". Приведу лишь одну цитату из редакционной преамбулы: "Именно украденную украинскую историю враг сегодня цинично использует для того, чтобы подтвердить свое право на аннексированные им украинские же территории. За неспособность защитить собственную историю мы сейчас платим чрезвычайно большую цену!". В патриотическом восторге некоторые пламенные публицисты доходят до утверждения, что украинцы произошли от древних укров и являются по прямой наследниками древних римлян. Справедливости ради замечу - и в России найдете немало горячих голов, которые полагают, что коль скоро Русь - это существительное, а киевская - прилагательное, то влегкую можно сделать вывод, кто же был главным народом в этом государстве. Горячечный патриотизм не всегда ведет к просветлению разума.

Два десятилетия работы над этой энциклопедией потребовали постоянного обновления статей, которые писали еще в 90-е годы. Энциклопедия "Древняя Русь в средневековом мире" вобрала в себя все достижения современной исторической науки о зарождении Древнерусского государства, его развитии и падении под натиском войск Чингисхана в середине ХIII столетия. Ее авторы, погруженные в конфликты Средневековья, не могли предвидеть тех трагических событий, которые взорвут Украину в начале 2014 года и приведут к гражданской войне между ее жителями. Тем более они не могли представить себе, что их академический труд обретет политическую актуальность во втором десятилетии ХХI века. Это произошло помимо их воли - судьба Киевской Руси оказалась темой для политических спекуляций, по существу, мало связанных с исторической реальностью.

При том, что процессы глобализации истории человечества чаще обсуждают, когда рассматривают события ХХ и ХХI столетий, нельзя не понимать, что "локальная глобализация" имела место на всем многотысячелетнем пути людского рода, будь то Римская империя или государства Чингисхана и чингисидов. Массовое перемещение этносов, которое преобразило Евразию уже в раннее Средневековье, в IV-VII веках нашей эры, не могло не затронуть Древнюю Русь. Миграция народов из недр Сибири, с гор Алтая, из излучины Волги и Дона, древней Булгарии, из бескрайних маньчжурских степей в Восточную и Западную Европу создавали этнические "котлы", в которых рождались новые этносы, со временем формирующие государственные структуры. Не менее важную роль играли норманны, которые, несмотря на свой завоевательный инстинкт, сумели ассимилироваться не только с англосаксами и франками, но и со славянами. Собственно славянский мир в эпоху раннего и высокого Средневековья находился в состоянии этнического брожения, переплетения родов и племен, испытывающих и западное, и восточное влияние. Древняя Русь никогда не была "закрытым" этнополитическим образованием, что впоследствии и предопределило "всемирную отзывчивость" русского мира. Энциклопедия охватывает всю ойкумену восточных славян, в которой обособление русских, украинцев, белорусов будет длительным, растянутым на столетия процессом. При этом внутренние сближения сохранят свою существенную роль даже через тысячелетие, при распаде Советского Союза.

Примечательно, что и при формировании буржуазных государств, равно как и имперских образований в новое время, диалектика национального и универсального окажется важнейшим инструментом, обеспечивающим устойчивость социально-политических систем. Вышедший в начале 2015 года пятый том "Всемирной истории", посвященный "длинному" ХIХ столетию, раскрывает это проблему на уровне современного научного знания и понимания. Одним из сквозных сюжетов этого труда окажется судьба национальных идей и их превращений в эпоху формирования национальных государств. Примечательно, что государственное обособление происходит в период научно-технического прорыва, когда само развитие индустрии подталкивает к новым взаимосвязям, по существу, планетарного масштаба. ХIХ век вовлекает не только в военные противостояния, но и в экономическое взаимодействие страны и континенты, предопределяет начало новых миграционных процессов. Уже опыт ХIХ столетия раскрывает всю историческую бесперспективность изоляционистской политики, которая заканчивается национальными катастрофами.

Вынужден закончить на пессимистической ноте. Два научных труда, которые читаешь как захватывающий исторический роман, вышли в свет ничтожно малыми тиражами, и, уверен, практически нет шансов их увеличить. То есть они будут доступны узкому кругу специалистов и окажутся "страшно далеки от народа", которому сегодня как никогда необходимо подлинное просвещение. Хотя бы для того, чтобы понять "зачем живем, зачем страдаем".

Общество История Колонка Михаила Швыдкого