Новости

Это единственный тележурналист, сюжеты и программы которого я смотрю в любое время дня и ночи. От первого до последнего кадра. Потому что он всегда там, где происходит самое главное. И потому что он никогда не врет.

Конечно, в этом нет ничего нового для миллионов телезрителей, которые смотрят на войну в Новороссии его черными от хронического недосыпа глазами. Но наверняка большинство из них удивится, узнав: военкор №1 российского ТВ блестяще владеет не только телевизионным словом. Во всяком случае, я был поражен, случайно увидев однажды его фронтовые эссе, тщательно скрываемые от широкой публики.

За сутки до декларированного прекращения огня я позвонил специальному корреспонденту ВГТРК Евгению Поддубному и предложил испытать себя военным газетчиком: "Нужен репортаж из Донецка о первых часах перемирия". Он согласился. После паузы добавил: "Только я буду в Углегорске…"

А где еще он мог быть в эту воскресную ночь, если не возле огнедышащего дебальцевского котла? Оттуда его репортаж для "Российской газеты".

Игорь Коц, зам. главного редактора "РГ", шеф-редактор журнала "Родина"

Евгений Поддубный, ВГТРК - специально для "Российской газеты"

За полчаса до начала перемирия окрестности Углегорска трясло. Реактивные дивизионы украинских военных пытались избавиться от боекомплекта до режима прекращения огня. Уже было понятно, что главную задачу последних дней силовики не выполнили. Им не удалось пробить дорогу из Дебальцева в Артемовск и сделать реальностью слова президента Украины Петра Порошенко о том, что дебальцевского котла не существует.

Артиллеристы били по ополченцам кассетными боеприпасами. Последние несколько залпов в сторону маленькой деревни Логвиново прозвучали за пять минут до начала перемирия.

…А за 30 минут до режима прекращения огня замолкла артиллерия Донецкой народной республики. Накрытые плотным туманом, мы шли по темному Углегорску в зону боевых действий, когда в час ночи по московскому времени нас накрыла оглушительная тишина. На восточной окраине Углегорска, где стоит военная полиция ДНР, ополченцы приглашают нас в дом. Мой первый вопрос в эту ночь на языке у каждого: будет ли соблюдаться перемирие? Боец с позывным Батюшка вместо скорого ответа предлагает крепкий сладкий чай. Разговор долгий и не сегодня начался. "Мы готовы соблюдать перемирие, но в добрую волю противника здесь никто не верит. - Батюшка отхлебывает из кружки. - Я сам из Стаханова, хорошо помню прошлое перемирие. Украинские военные воспользовались им для того, чтобы в нас стрелять".

У Батюшки длинные волосы. Говорит, готовился стать священником, но не успел - война пришла в дом. Теперь он молится за свое подразделение. Стал негласным капелланом отряда. Наш разговор прерывают залпы, но никто из тех, кто стоит рядом, даже не пробует укрыться. Они не боятся уже ничего.

01.10. Едем к штабу с выключенными фарами. Заместитель командира третьей бригады военных сил ДНР встречает нас у входа.

- Стороны прекратили огонь?

- Мы не стреляем, - говорит он. - А будет ли стрелять противник, посмотрим к утру. Утро уже близко. И надо успеть побывать в деревне Логвиново, самой опасной точке дебальцевского плацдарма. На броне вместе с ополченцами (они едут на смену своим товарищам) двигаемся по предрассветному полю.

То и дело по дороге - уничтоженная бронетехника, танки. По маркировкам - и украинская техника, и ополчения. Все перемешалось на поле боя.

Начинается артиллерийская канонада. И вдруг - звук, который ни с чем не перепутаешь: взрывающихся реактивных снарядов. Пока непонятно, кто стреляет и куда. Ясно только, что где-то там, под Логвиново. По этой деревне уже настрелялись вволю, в ней одно целое строение - гараж. Тормозим, ополченец кричит, чтобы спрыгивали и шли поближе к укрытию. На ходу интересуюсь у него: перемирие же, не должны бы стрелять.

- Противника о перемирии не предупредили! - смеется он.

На асфальте трассы Дебальцево-Артемовск - свежие воронки. Спрашиваю у встречающих, из чего стреляли и когда. Говорят, из минометов все утро.

Первое утро перемирия.

Слышу краем уха донесение разведки по рации: из Дебальцева выдвинулась колонна украинских военных. Ополченцы занимают позицию. Командир отряда с позывным Домовой буднично объясняет: "Колонну мы не пропустим, они не должны выходить из котла с боем. Захотят сдаться - стрелять не будем".

Но, судя по данным разведки - в колонне идут танки, - сдаваться никто не собирается.

В двух километрах от нашей позиции начинается стрелковый бой. По взрывам минометных снарядов можно определить: украинские военные пытаются пробить дорогу для колонны. На перемирие это совсем не похоже.

Несчастное Логвиново! В последние дни вся огневая мощь украинской артиллерии была обрушена на этот клочок земли, где даже окопы рыть сложно: земля промерзла, сантиметров через 30 начинается щебенка. Толком нельзя сделать даже блиндаж. Подступы к деревне усеяны телами. И тех, кто пытался вырваться из окружения, и тех, кто встал у них на пути.

Как им удалось удержаться?

Домовой улыбается: мол, своя земля помогает. Закуривает сигарету и молчит. Потом коротко бросает: "Вы бы, ребята, поближе к укрытию. Сейчас может начаться артподготовка". Но нам пора в обратную дорогу - передавать материал. Нас провожают взрывы артиллерийских и минометных снарядов.

В мире экс-СССР Украина Обстановка на востоке Украины
Добавьте RG.RU 
в избранные источники