Новости

19.02.2015 23:01
Рубрика: Культура

Русь во мраке

Александр Титель поставил "Хованщину" Модеста Мусоргского
Монументальную драму Модеста Мусоргского "Хованщину", отражающую переломную эпоху Руси конца XVII века, Александр Титель поставил на сцене Музыкального театра К.С. Станиславского  и Вл. И. Немировича-Данченко. Музыкальный руководитель постановки - Александр Лазарев. Художник-постановщик - Владимир Арефьев.

Грандиозные масштабы эпоса - именно в таком формате предпочитает в последние годы высказываться Александр Титель, поставивший "Войну и мир" Сергея Прокофьева, "Бориса Годунова" Мусоргского, наконец, громадное историческое полотно - "Хованщину". О сегодняшней актуальности этого творения Мусоргского, вбирающего в себя все трагические коллизии "русского" - разрыв власти и народа, религиозный раскол, политические интриги, фанатический идеализм, непрерывный поиск "пути", развилка евразийского - нет необходимости напоминать. Актуальность - на поверхности, и не случайно "Хованщина" в последний сезон "валом" идет по европейским сценам - в Вене, Штутгарте, Антверпене, Бирмингеме. Спектакль Тителя почти с надрывом возвращает и соотечественников к этим темам Мусоргского.

То, что театр с особым накалом подошел к своему "историческому" высказыванию, свидетельствует и подготовленный к премьере буклет с нарезкой из документов и реальных биографий прототипов "Хованщины", и приуроченная к выпуску спектакля экспозиция в Атриуме театра с выставленными археологическими находками из времен "хованщины" - фрагментами вооружения, обнаруженными под зданием театра. Очевидно, что атмосфера спектакля при таком антураже должна была стать еще более "аутентичной". Но зрителей встретили не терема и кремлевские башни на сцене, а простой амбарного вида дощатый короб, в котором на три с лишним часа развернулся мрачный эпос русской жизни. Александр Лазарев задал музыкальный тон, выбрав жесткую, полную металлических призвуков, обрывающихся, словно в пропасть звучностей, тяжелых набатов оркестровку Дмитрия Шостаковича, звучавшую в его интерпретации почти на непрекращающемся форте, с тяжелым свинцовым маркато, давящем даже протяжные лирические песни. В какие-то моменты оркестр угасал и тогда выходили "наружу" хоры: прозвучавший шедевром знаменитый "Батя, батя, выйди к нам!", тихие раскольничьи молитвы.

Жесткий оркестровый фон соответствовал мрачному исступленному действию на сцене. Огромные массовки - сотни людей, одетых унифицировано, в алое - стрельцовское или белое - "народное" . У князей - простые кафтаны с мелкими пуговицами, без привычных мехов и драгоценного шитья. Эти массовки участвуют в трапезах за длинным дощатым столом, выходят толпой с иконами, братаются, сцепившись за плечи, вокруг бати Хованского. Но толпы на сцене не "жили", а скорее, иллюстрировали сюжет.

Главный же сюжет развернулся "наверху" - среди князей и бояр, которые плетут заговоры, диктуют доносы, бьются за власть. Сначала Шакловитый (Антон Зараев) яростно диктует Подъячему (Валерий Микицкий), пугая его пытками и дыбой, донесение царям Петру и Ивану на отца и сына Хованских, затем князь Голицын (Нажмиддин Мавлянов) плетет интригу против власти с Хованским (Дмитрий Ульянов) и Досифеем (Денис Макаров) - исступленно, на грани драки. Здесь же младший Хованский (Николай Ерохин) с точно таким же исступлением эротически преследует немку Эмму (Елена Гусева), а раскольница Марфа (Ксения Дудникова) - мстительно увлекает обезумевшего Андрея на самоубийство в скит. Герои Мусоргского существуют в спектакле так, будто от каждого их слова перевернется мир. Они кричат в ариях до хрипоты, стучат кулаками по столу. Марфа гадает страшно, вбивая кулаки в воду и будто выдавливая что-то живое из цинкового ведра. Стрельцы укладывают на алых кафтанах свои головы на казнь, а Хованский-старший задирает юбки персидкам. На сцене меланхолично звучит армянский дудук - вставленный в спектакль номер. Правда, чем он актуальнее привычного Персидского танца, не совсем понятно. Также, увы, как не понятно, о чем в итоге получился спектакль, завершившийся картиной стоячей раскольничьей толпы, погружающейся во мрак, о чем так исступленно, срывая голоса, взрываясь истериками, спорили три часа кряду герои, что именно они хотели донести из своего опыта, кроме картины мрачной Руси. В том числе, и потому, что слов в спектакле практически не разобрать. Титры бегущей строки - на английском, а знатоков либретто наизусть в зале найдется немного. Между тем, Мусоргский не случайно сам каждое слово прописал. Он создавал "Хованщину" как актуальную политическую драму, и, вероятно, надеялся, что опыт этой истории поможет что-то изменить в настоящем.

Культура Театр Драматический театр Филиалы РГ Столица ЦФО Москва Классика с Ириной Муравьевой
Добавьте RG.RU 
в избранные источники