Новости

24.02.2015 13:16
Рубрика: Экономика

Деньги из картона

Антикризисный бизнес воронежских предпринимателей получил мировое признание
Потеряв бизнес из-за кризиса, двое жителей воронежского райцентра Семилуки создали новый - на отходах.

В 2008-м они остались без работы и начали "собирать бумажки". Но не справки для биржи труда, а самый что ни на есть мусор. Теперь у них прибыльная фирма, контракты с крупнейшими переработчиками вторсырья и - звание лучших эко-предпринимателей 2014 года в России.

Смотри под ноги

"Что ты затеял? Нужно семью кормить, а не бумажки и бутылки подбирать!" - говорили дома.

- Родные не понимали, что это реальный бизнес. Сами посудите - можно потерпеть несколько месяцев, но не три-четыре года. А именно столько прошло, пока мы не начали опять зарабатывать, - вспоминает учредитель фирмы "Картон Черноземье" Петр Бойков. - Хорошо, что были какие-то сбережения, которые мы вкладывали в новое дело. До 2008-го и у меня, и у Игоря (Забоева - директора компании. - "РГ") были другие проекты. Я занимался строительным бизнесом, отделочными работами. Заказы были расписаны на несколько лет вперед. Но кризис расставил все точки над i. Многие клиенты отказались от своих планов, банки перестали выдавать кредиты. Образовалась куча свободного времени. А в Семилуках тогда было столько мусора, что бумагу ветром повсюду носило. И мы решили попробовать на этом сделать деньги. Выгоднее всего, как нам казалось, было сдавать пластиковые бутылки, а бумага и картон тогда стали для нас социальной миссией, что ли. Был внутренний позыв сделать город чище. И Игорь оформил ИП…

Вдвоем они проезжали на машине по контейнерным площадкам, забрасывали в кузов коробки, топтали, чтобы уложить покомпактнее, а затем на арендованном складе прессовали и отвозили переработчику. Аналогичным образом поступали с пустыми баклажками. Через четыре месяца стало ясно, что при таких объемах ни прибыли, ни прямых договоров с заводами не видать. "Лучше быть мелким ООО, чем крупным ИП!" - решили партнеры и стали искать деньги на хороший пресс, машину и закупку сырья. Подали заявку на грант в областной департамент экономического развития.

- Среди трехсот с лишним стартапов только наш проект был связан с экологией. У остальных - кролики, шиномонтажи, парикмахерские, развивающие центры… - продолжает Петр Бойков. - Нам дали 300 тысяч рублей, этого было недостаточно, а кредитовать молодое предприятие никто, конечно, не хотел. Только на словах поддерживали - мол, вы молодцы, такое дело нужное затеяли. Случайно узнали про программу "Молодежный бизнес России" (МБР), там получили еще 150 тысяч. Для нас это были, пожалуй, спасительные деньги, потому что бизнес только-только поднимался.

"Оскар" не считается

С новым оборудованием хлопот прибавилось. Днем собирали мусор, ночью прессовали, отправляли его на заводы, ездили за выручкой - все сами, как обычно и бывает у начинающих предпринимателей. А в 2011-м в отрасли случился локальный кризис - сдавать бумагу стало бессмысленно.

- Заводы стали платить по три рубля за килограмм, и мелкие предприятия, которые "пылесосили" дворы, были вынуждены свернуться - не окупались расходы на сбор и перевозку. Да и многие переработчики макулатуры остановились. Мы подумали: все, приплыли. Но подстегивали кредиты, которые надо было отдавать. На первый план вышла пленка и пластиковые ящики. Благодаря им бизнес и вытащили. При этом бумагу не забрасывали, потихонечку ею занимались, и когда ситуация на рынке улучшилась, мы уже в "бумажной" нише сидели крепко. Все заметили, что мы маленькие, но постоянные и назойливые, - смеется Петр Бойков.

Днем собирали мусор, ночью прессовали, отправляли его на заводы - все делали сами

Фирма набирала обороты, а координатор программ МБР в Воронежской области Ирина Горелова наблюдала за процессом, упорно присылая ребятам приглашения на семинары по ведению бизнеса.

- Нам некогда было туда ходить! - разводит руками учредитель. - А она взяла и позвала на международный конкурс. Мы насторожились: небось, платить заставят? Дело в том, что к нам нередко захаживали журналисты и после интервью выставляли прайс. Мы же были не готовы вот так расставаться с трудовой копейкой! Ирина успокоила, денег не затребовала и даже помогла заполнять анкеты. Участники были из 38 стран, "Лучшим экологическим проектом в мире" назвали наш. Дали в Лондоне приз - выглядит как деревянный трезубец. Финансовая поддержка там не предполагалась. В Европе этот конкурс очень важен для имиджа, который учитывают при выдаче кредитов: компания считается прозрачной и перспективной. Выиграл - все равно что "Оскар" за фильм получил. Мы были счастливы, думали - сейчас нас в России встретят в аэропорту с цветами, воскликнут: "Как же вы такого добились?!" Но здесь наше мировое признание никого не взволновало. И когда мы в 2013-м задумали расширяться, никакие статуэтки для получения займа в банке, естественно, не пригодились.

Им нужен был новый пресс за четыре миллиона рублей. Отдать под залог было нечего. Выручил фонд "Наше будущее": удачно защитив бизнес-план, фирма получила беспроцентный кредит на три года, причем график погашения платежей можно было составить самим. С прошлой весны пресс работает в Семилуках - на земле, которую предприниматели полтора года просили у местных властей и еще года три приводили в порядок: засыпали овраг, разбирали свалку. Теперь строят там производственно-складской комплекс. Три кредита на стартап удалось взять в "Сбербанке" - без залога, зато под высокие проценты.

В прошлом году их снова настигло мировое признание. Сначала Петр Бойков и Игорь Забоев победили в номинации "Экология и здоровье" на российском этапе главного международного конкурса предпринимателей - Entrepreneur Of the Year Awards. А потом "Молодежный бизнес России" выдвинул их проект в финал конкурса Youth Business International, который состоится в марте в Дубае.

Вызов принят

А на родине предстоит бороться с очередным кризисом. Подорожало оборудование, выросли транспортные расходы. Сырья пока хватает, но его объемы зависят от покупательской активности: львиную долю картона берут в сетевых магазинах, торгующих продуктами питания. Главная проблема, однако, связана не с санкциями и не с валютными курсами.

- Сложнее всего с персоналом. Большинство заявляет: "На помойке работать не буду!" - это ниже их достоинства, что ли. Сколько ни заплати, хоть 50, хоть 150 тысяч, - поясняет Петр Бойков. - Изначально мы принимали в основном тех, кто вернулся из мест лишения свободы. Это были люди с совершенно пустыми глазами - представьте, что вам в 20 организациях отказали, потому что статья "не та". Если и на помойку не возьмут, то путь один - обратно за решетку. У нас такие сотрудники держались год-два от силы и уходили на другие места - уже будучи адаптированными для общества. Ну, а мы и этому рады.
Несмотря на сложности, компания планирует развиваться. Причем целым кластером: в некоммерческое "Объединение отходопереработчиков Черноземья" вошло 25 предприятий из Воронежской области. Они мечтают перенести склады вторсырья и мощности по его переработке на единый участок (желательно, с недорогой электроэнергией). Внутренней конкуренции, по словам Бойкова, не предвидится:

- У всех членов НП свой профиль - и у пленки, и у бумаги куча разновидностей. Кто-то сырье сортирует и подготавливает, кто-то выпускает полиэтиленовые гранулы, пластиковые плечики для одежды или обувные ложки. Многие работают на автопром - делают литые каркасы для бамперов, всевозможные подкрылки, уплотнители… Фирмы разбросаны по Воронежской области и окрестностям, сотрудничество связано с постоянными переездами. А мы хотим устроить замкнутый цикл. Готовая продукция востребована, конкурентоспособна: "вторичка" вдвое дешевле, чем первичное сырье, переработчик-производитель добавляет 10-15 процентов. Не говорю уж о пользе для природы от того, что мы полимерные материалы не хороним, а пускаем на щетки, метлы, мешки, синтепон и прочие полезные изделия.

Бумагу и картон, похоже, придется пока возить в другие регионы. Ближайшие заводы в Воронеже и Ростове-на-Дону ежегодно останавливаются на профилактику - пару месяцев нужно либо копить тонны сырья у себя (что невыгодно), либо пристраивать куда-то еще. Бойков и Забоев наладили поставки в Киев - там предприятие в шесть раз крупнее. Недавно получили заказ от компании SCA (торговые марки Zewa и Libresse), чей завод находится в Туле, - нашли сбыт для отживших свое книг, журналов и офисной бумаги.

- Основной тормоз - менталитет. Людям лень сортировать бытовой мусор, даже если его компоненты можно сдать за деньги, - добавляет Бойков. - Если где-то скопилось больше ста кило документов, архивов или книг, мы за ними сами приезжаем. Скоро со школой эффективных коммуникаций "Репное" попробуем хотя бы в одном районе Воронежа убедить жителей разделять пищевые и непищевые отходы - это уже большое подспорье будет для тех, кто собирает пленку или картон, потому что "отмывать" вторсырье слишком дорого. Понятно, что культуру поведения надо пропагандировать долго. В Финляндии государство занималось этим с 1950-х годов. Там позорно выбросить батарейки вместе с объедками или ненужный диван не разобрать - поролон туда, доски сюда… И никому не придет в голову совать в автомат для жестянок банку на шнурке, чтобы получать за нее деньги несколько раз.

Экономика Бизнес Малый бизнес Общество Экология Филиалы РГ Центральная Россия ЦФО Воронежская область
Добавьте RG.RU 
в избранные источники