Новости

26.02.2015 00:20
Рубрика: В мире

Радикалы рвутся к власти

Отдельные партии в Киргизии привлекают к работе членов экстремистского подполья
Экспорт чуждой идеологии подрывает в Киргизии мир и веротерпимость. Как с этим справиться? На этот вопрос отвечали участники круглого стола "Религиозная ситуация в Киргизии и угрозы экстремизма", проведенного редакцией Центрально-Азиатского представительства "РГ".

Кадыр Маликов, директор независимого аналитического центра "Религия, право и политика":

- Недавно на международной конференции в Иране я встречался с учеными, теологами и другими экспертами в области религии. По их убеждению, так называемое "Исламское государство" готово направить на дестабилизацию Центральной Азии более 70 миллионов долларов. Основная цель - раскачать религиозную ситуацию в Ферганской долине.

На мой взгляд, наиболее эффективно противостоять терроризму в регионе могут три страны - Таджикистан, Казахстан и Киргизия, потому что они участвуют в Организации договора о коллективной безопасности (ОДКБ). В то же время возможности Туркмении и Узбекистана, которые в ОДКБ не входят, слабее.

Что касается Киргизии, то несколько месяцев назад в республике приняли концепцию государственной политики в религиозной сфере на 2014-2020 годы. Аналогов документу нет ни в одном государстве СНГ, так что Киргизия стала первой страной, у которой есть такой нормативный акт. В концепции прописана норма, что в случае угрозы национальной безопасности государство берет на себя право контролировать деятельность духовных лидеров. Это, конечно, вовсе не значит, что в каждой мечети теперь будет сидеть чиновник и фиксировать, что говорит имам. Но если, допустим, священнослужитель произносит речь с призывом к джихаду, верующие могут сообщить об этом в муфтият и госкомиссию по делам религий, и госорганы обязаны принять меры.

Однако несмотря на то что концепция утверждена, план ее реализации пока не разработан, да и на воплощение его в жизнь в республике не хватает средств. Что не менее важно - отсутствие кадров, которые бы профессионально разбирались в вопросах религии. Но самая большая опасность исходит от безграмотности верующих. Надо отметить и то, что и внутри самих мечетей происходит разделение прихожан на джааматы (группы для совместного изучения ислама, работы, совершения религиозных обрядов, взаимопомощи). У каждой из этих групп есть свой духовный лидер, который нередко никому не подчиняется. Джааматы, вместе с тем, часто не ладят между собой. Не исключено, что именно на таких людей могут сделать ставку те, кто заинтересован в дестабилизации Киргизии.

Рахат Сулайманов, официальный представитель Госкомитета нацбезопасности (ГКНБ) КР:

- В настоящее время известно, что члены радикальных организаций, таких, например, как "ИГ" ("Исламское государство" - авт.), стали проникать на юг Киргизии и в Андижанскую область Узбекистана. В начале года ГКНБ задержала большую группу лиц, которые подозреваются в причастности к террористической деятельности. Все они прибыли разными путями из Сирии. Их целью являлась вербовка наших граждан в ряды "ИГ", однако основной задачей был подрыв здания Службы нацбезопасности Узбекистана по Андижанской области, а также проведение ряда терактов. Среди боевиков был один смертник.

К этой группе должны были присоединиться специалисты-взрывники. Они пытались въехать в страну по поддельным паспортам, но их задержали на границе. Кроме того, сейчас в СИЗО ГКНБ КР уже сидят 36 человек, против которых выдвинуто обвинение в причастности к террористической деятельности. Они прошли спецподготовку в зоне боевых действий в Сирии, после чего прибыли в Киргизию и начали активную работу. Под видом сборов пожертвований они практически силой забирали у предпринимателей большие денежные суммы. Если же те отказывались, угрожали расправиться с их семьями. Часть добытых таким образом средств преступники отправляли в Сирию, а на оставшиеся проводили вербовку. Тревожно, что их поддерживали некоторые священнослужители. В одной из мечетей города Кара-Суу, к примеру, имам почти в открытую призывал прихожан отправляться на войну в Сирию. Причем, как выяснилось, делал это на протяжении нескольких лет.

В настоящее время мы выявляем большое количество схронов с оружием и боеприпасами. Этот и многие другие факты говорят о том, что Ферганская долина привлекает все больше внимания радикально настроенных сил. Ее дестабилизацию они рассматривают как способ нанести удар по всему региону. Тем не менее я не могу назвать сегодняшнюю ситуацию критической, хотя, не буду скрывать, опасения, что она может ухудшиться, есть.

Нураим Сманова, ведущий специалист отдела аналитики Госкомитета по делам религий:

- Для предотвращения развития экстремизма нужна профилактика, и наше ведомство проводит ее вместе со спецслужбами. К работе привлекаем учителей, аксакалов, духовных лидеров. Не последнее место в противодействии экстремизму отводится средствам массовой информации. К сожалению, в республике пока мало журналистов, которые профессионально разбираются в такой деликатной теме, как религия. Но сегодня многие стали понимать, что проблему необходимо решать сообща.

Недавно был открыт специальный центр религиозной журналистики. Более полугода работали вместе с представителями других госорганов, экспертного сообщества и религиозных организаций над стратегически важным документом - концепцией государственной политики в религиозной сфере на 2014-2020 годы. Мы считаем, что в качестве профилактики распространения экстремизма госструктурам необходимо сотрудничать с духовенством.

Акылбек Салиев, директор института стратегического анализа и прогноза Киргизско-Российского славянского университета (КРСУ):

- Хотел бы остановиться на таком понятии, как политизация ислама. Полагаю, что этот процесс происходит не потому, что верующие активно включаются в политику, а потому, что политики используют религию для достижения своих целей. Один из лидеров движения "Хизб-ут Тахрир" рассказывал, как к нему обращались лидеры некоторых партий с просьбой помочь провести агитацию среди сторонников движения за ту или иную политическую организацию. И думаю, что этот процесс более опасен, чем приезжие эмиссары.

Сейчас многие чиновники стали ходить на пятничные молитвы в мечеть, в ряде ведомств даже открыты молельные комнаты. Но насколько такие люди искренны в своих помыслах? Убежден, что большинство используют веру как пиар, как способ заработать политические очки.

Вряд ли сегодня кто-то будет отрицать и то, что религиозные организации Киргизии нередко финансируются из-за рубежа. Вопрос: куда поступают эти деньги и на каких условиях их дают? Мне, например, известны случаи, когда зарубежные лидеры некоторых мусульманских течений обращались в муфтият с предложением финансовой помощи, но взамен просили прочитать несколько проповедей по их канонам.

Денис Брусиловский, старший преподаватель кафедры ЮНЕСКО по изучению мировых религий и культур КРСУ:

- По моему мнению, необходимо давать как можно больше позитивной информации о традиционных конфессиях. Такое понятие, как религиозный и тем более исламский экстремизм, вообще не имеет права на существование. Надо объяснять, что ни Коран, ни Библия никогда не призывали к насилию, но кому-то выгодно извращать факты.

Беда в том, что деструктивные силы часто используют себе во благо неграмотность населения в религиозных вопросах. Еще одна проблема - в республике не хватает грамотных проповедников. Поэтому одна и та же сура Корана истолковывается нередко по-разному. Взять хотя бы такое понятие, как джихад (священная война). В правильной интерпретации это понятие в исламе означает усердие на путях Аллаха. Джихадом именуется борьба со своими духовными или социальными пороками, например, ложью, обманом, развращенностью общества, а также устранение социальной несправедливости. Причем священная война не ставит целью месть, убийства, грабеж или захват и порабощение других народов.

С 1 сентября открыта подписка
На первое полугодие 2017 года
Скидка до
Действует при подписке
на сайте или в редакции
15%