Новости

27.02.2015 00:10
Рубрика: Культура

Вышла в свет дебютная повесть Тамты Мелашвили "Считалка"

"Считалка". Тамта Мелашвили; пер. с грузинского Александра Эбаноидзе. - М.: Самокат, 2015

Издательство: Самокат

В издательстве "Самокат" вышла новая серия "Недетские книги". Эти произведения настолько отвечают подзаголовку, что продаются запечатанными в целлофан и получили маркировку 16+ и 18+. Книги адресованы подросткам, но и не только. Разве у литературы есть возраст? Самые невинные детские книжки порой содержат вполне "взрослый" подтекст, и мало ли какие дебри им могут открыться (вспомните хотя бы "Незнайку на Луне", учебник по основам рыночных отношений между людьми). Скорее делить произведения стоило бы на достойные и не достойные внимания. Эти книжки - как раз из "достойных". Возрастную маркировку они заслужили, так как повороты сюжетов в них бывают весьма жесткие, да и нецензурная лексика проскальзывает. Но как без нее, когда разговор, к примеру, о войне?

Дебютная повесть "Считалка"  молодой грузинской писательницы Тамты Мелашвили вышла как раз в этой серии. Суть ее - протест против любой войны, будь она в Грузии или где угодно. В Сирии, Афганистане или на Украине. Книга удостоена немецкой литературной премии в категории молодежной книги и Грузинской литературной премии SABA.

Повесть о войне, но без войны. История двух тринадцатилетних подружек - Ниццо и Кетеван, которую все зовут Кнопкой. Девочки с именами святых, наиболее почитаемых в грузинской церкви: св. равноапостольной Нины Каппадокийской и св. великомученицы Кетеваны, царицы кахетинской. Они живут в деревне, оказавшейся в эпицентре затянувшегося военного конфликта. Они все ждут, когда откроется коридор, а он все не открывается. В деревне давно не осталось мужчин - все ушли на фронт. Живут, а точнее выживают, как могут, одни старики, женщины да дети. В книжке не прозвучит ни единого выстрела. Война здесь - фон. Фон для страшной жизни людей, невольно оказавшихся ее заложниками.

Кто-то продолжает жить по совести, кто-то не в силах преодолеть в себе злых искушений. Кто-то за это осуждает, а кто-то не обращает внимания. Такой образ войны - медленно и беспощадно уничтожающей людей и человеческое в людях - едва ли не страшнее и сильнее, чем репортаж с поля боя. Эта война заставляет детей взрослеть за считаные дни. Женщин - сходить с ума от "похоронок". Гражданская война выжигает все - и природу, и души.

Во что в самый страшный и ответственный момент может поверить ребенок? А вот во что: "Я ведь как птичка, я ведь маленькая, я птичка в небе, жаворонок...". А как заклинание, что все будет хорошо, бессчетное количество раз повторять самую простую детскую считалочку: "Сойка-зяблик-перепелка, дятел-жаворонок-пчелка... Энки-бенки-сикли-са, энки-бенки-да, кто замешкался, ушел на-всег-да..."

Сколько бы книг о войне ни писали, сколько бы фильмов ни снимали, самые тревожные те, что открывают войну глазами детей, рассказывают об их судьбах. Учатся ли чему-нибудь люди из поколения в поколение?

Тут вспоминаются строчки из одной известной песни: "Война бывает детская, до первого убитого. Потом не склеишь целого из вдребезги разбитого. Потом не склеишь целого из вдребезги разбитого. Душа, брат, не оправится, исключена гармония..."

Другие книги серии:

"Куклоиды". Евгения Мальчуженко. 16+

"Прощай, Берлин!" Вольфганг Херндорф. 18+

"Oh, boy!" Мари-Од Мюрай. 16+

Культура Литература Книжная жизнь с Анастасией Скорондаевой
Добавьте RG.RU 
в избранные источники