Новости

01.03.2015 12:20
Рубрика: Власть

Политический рикошет

Эхо выстрелов на Большом москворецком мосту
Константин Костин, глава Фонда развития гражданского общества, размышляет о том, какие цели могли преследовать заказчики убийства Бориса Немцова.

Может ли убийство Бориса Немцова быть использовано для разжигания антироссийских настроений на Западе?

Константин Костин: Судя по тому, что пишут в западных СМИ, мы сталкиваемся с попыткой использовать это чудовищное преступление, чтобы бросить тень на репутацию России, на российское руководство. Практически нет попыток всерьез разобраться в ситуации. Западным обывателям, которые и не знают, кто такой Борис Немцов, рассказывают о том, что в Москве убит популярный оппозиционный политик. Хотя, безусловно, у РПР-ПАРНАС и близких по духу партий крайне узкая электоральная ниша. При таком уровне поддержки сложно претендовать на серьезный успех как на региональных, так и на федеральных выборах. Но, тем не менее, западной публике никто эти детали объяснять не будет. На лицо информационные манипуляции, передергивание карт, подмена смыслов - России формируют имидж страны, в которой убивают популярных (то есть пользующихся высокой электоральной поддержкой) политиков. Делается это, якобы, с молчаливого согласия, а то и по прямому указанию властей, оппозиция и инакомыслящие не могут чувствовать себя в безопасности. Такой карикатурный образ политико-криминального монстра будет скармливаться западным обывателям.

Представители несистемной оппозиции делают заявления, что власти разрешили траурный митинг, чтобы очиститься от подозрений. Смогут ли эти политические силы использовать ситуацию в своих целях?

Константин Костин: Попытки, безусловно, будут. Они уже есть. Это - пример аморальных заявлений, с помощью которых некоторые пытаются заработать себе конъюнктурные очки, использовать произошедшее для очернения власти. С точки зрения нравственных норм, такие заявления, конечно, неприемлемы. Более того, это преступление - вызов всему российскому обществу. И власти, и оппозиции, и гражданам. Потому что совершенно циничное преступление в центре Москвы. Убийство с элементами ритуальности - в нескольких сотнях метров от Кремля. И общество должно перед таким вызовом консолидироваться. Все должны проявлять сдержанность и уважать память Бориса Немцова. И те, кто были друзьями и сторонниками, и те, кто политическими оппонентами.

Если же говорить о долгосрочной политической перспективе, то мне не кажется, что это каким-то образом усилит несистемную оппозицию или вызовет к ней больше симпатий.

Весь наш политический класс - и власть, и общество, и оппозиция - проявляют сдержанность и уважение к памяти Бориса Немцова. Наше общество и демократия показывают свою зрелость

Как считаете, связано ли убийство с намеченным на 1 марта, а после отмененным маршем "Весна"?

Константин Костин: Если рассматривать политический мотив как основной, то да. Мы видели, что марш "Весна" идеологически разваливается, и мобилизация на него происходит крайне вяло. Возможно целью провокации было увеличить число участников, радикализировать их. Однако у следствия есть и другие версии, давайте дождемся результатов расследования.

Могла ли такого рода провокация достичь цели - дестабилизировать ситуацию?

Константин Костин: Такое чудовищное преступление вызывает яркую эмоциональную реакцию. И к митингующим уже готовы присоединяться не только сторонники Бориса Немцова, но и просто граждане, которые желают немедленного восстановления справедливости. Которые возмущены тем, что в центре Москвы можно демонстративно - ритуально - убить человека.

А теперь о том, почему эта провокация не удалась. Потому что весь наш политический класс - и власть, и общество, и оппозиция - проявляют сдержанность и уважение к памяти Бориса Немцова. Наше общество и демократия показывают свою зрелость. Если так будет и впредь, то те, кто в следующий раз будет обдумывать различного рода преступления с целью дестабилизации политической ситуации, поймут, что такие попытки эффекта не дадут.

Идет широкая дискуссия о том, кто был "заказчиком" провокации. Возможен ли, в частности, украинский след?

Константин Костин: На территории Украины достаточно экстремистских организаций, которые могут подобные шаги рассматривать как один из способов политической борьбы. Все мы помним снайперов на "майдане", которые стреляли в "Беркут" и простых киевлян. Те, кто предприняли подобные действия, могли попытаться завезти подобные методы "политической борьбы" и в Россию.

Что касается "заказчиков", то вспомним 90-е годы - убийства, покушения на политиков... Это была характерная черта олигархического способа участия в политике. И вполне возможно, что среди тех, кто это планировал, могли быть те, кто до сих пор считает, что такими методами можно вести политическую деятельность, или преступник просто хотел напомнить этот олигархический стиль.

Еще о "заказчиках" - без западной режиссуры здесь не обошлось?

Константин Костин: Все варианты возможны. Надеюсь, что у следствия получится быстро достичь результатов, назвать круг подозреваемых. Версий сейчас обсуждается много - и личная неприязнь, и коммерческая деятельность, и политические мотивы. Или исламско-экстремистский след  - угрозы же Немцову поступали. Как правильно сказал Горбачев, давайте дождемся результатов - возможно, они нас удивят.

Власть Позиция Дело об убийстве Бориса Немцова