Новости

05.03.2015 17:08
Рубрика: Происшествия

Свидетель назвал странными переговоры экипажа разбившегося Як-42

Текст: Элина Труханова (Ярославль)
Фото: Анна Соловьева (Ярославль)
В Ярославле на суде по делу о крушении самолета с хоккейной командой "Локомотив" свидетель назвал переговоры экипажа "какими-то не такими".

Валерий Котенко, работавший на момент авиакатастрофы бортмехаником в компании "Як-Сервис" и входивший в состав экипажа разбившегося самолета, рассказал, что не попал в роковой рейс только потому, что проходил в стационаре годовую медицинскую комиссию. Он собирался уходить на пенсию, но командир воздушного судна Андрей Соломенцев уговорил его пройти медкомиссию: мол, вдруг повезет, и медики допустят к дальнейшей работе. Поэтому в состав экипажа для полета в Ярославль, а оттуда с хоккейной командой в Минск был включен бортмеханик Сергей Журавлев.

На суде Валерий Котенко признался, что, когда во время следствия ему дали прослушать запись переговоров экипажа перед катастрофой, он был немало удивлен ее содержимым.

- Я много летал и знаю, о чем мы обычно должны говорить. Так, как говорили они, мы не разговаривали никогда. Я даже не могу объяснить, в чем дело, просто какой-то не такой разговор. Посторонние темы какие-то, мат. То есть мы тоже могли иногда ругнуться, но так мы не ругались никогда, - разводит руками свидетель. - Меня следователь спрашивал тогда: может, они вас просто боялись, потому что вы самый старший из них? Не могу сказать. Когда я слушал их, я не мог понять, что с ними вообще, как будто они какие-то... не в себе. Но следователь сказал, что они "все чистые", все проверены. И уже во время разбега самолета обычно механик диктует скорость: 150, 170, 190, "рубеж", дальше следует команда КВС "продолжение взлета" (или "прекращение взлета"), подъем, отрыв… А тут механик говорит: 150, 170, 190, 200… Нет нужных команд. Не понимаю, почему так.

По словам Валерия Котенко, он летал на Як-42 434, разбившемся возле ярославского аэропорта "Туношна", с 1994 года. К самолету претензий не было, он регулярно проходил техобслуживание, и последний раз ему "делали форму" летом 2011 года в Казани.

- Я тогда сам принимал самолет в Казани, осматривал, и мы перегоняли его во "Внуково", - рассказал Котенко. - Никаких вопросов к его техническому состоянию не возникало.

С КВС Соломенцевым бортмеханик Котенко работал несколько лет, а со вторым пилотом Жевеловым начал летать лишь с мая 2011 года, когда ушел на пенсию пилот-инструктор Румянцев. Экипаж в составе Соломенцев - Жевелов - Котенко до катастрофы отлетал всего примерно 50 часов, но, по мнению свидетеля, был слаженным и высокопрофессиональным.

- Вот уже несколько лет я думаю и не могу объяснить себе, из-за чего произошла эта катастрофа, - недоумевает бывший бортмеханик.

Тот факт, что с самолетом все было в порядке (точнее, с его тормозной системой), подтвердил и начальник отдела исследований аварийной и отказавшей техники Государственного центра безопасности полетов Александр Тушенцов.

- Мы проводили исследования всех агрегатов системы торможения Як 42, - рассказал свидетель. - Наши специалисты не установили отказавших агрегатов и не нашли признаков, которые могли бы свидетельствовать о том, что при последнем взлете самолета произошел отказ тормозной системы.

Более того, по мнению Александра Тушенцова, "само развитие аварийной ситуации протекало таким образом, что даже предполагать отказ тормозной системы было бы сомнительно".

Процесс по делу о крушении самолета с хоккейной командой "Локомотив" на борту продлится до конца недели, а в дальнейшем, скорее всего, будет снова объявлен двухнедельный перерыв.

Происшествия Правосудие Суд Филиалы РГ Центральная Россия ЦФО Ярославская область Ярославль Трагедия ХК "Локомотив"