Новости

10.03.2015 00:40
Рубрика: Экономика

Разрешения не спросим

Возможен ли параллельный импорт лекарств и медизделий
Сообщение о том, что лекарства и медицинские изделия могут стать первыми товарами, разрешенными для параллельного импорта в нашу страну, вызвало серьезную дискуссию. Такого рода поставки - без прямого разрешения правообладателя - применяются в мировом бизнесе не так уж часто, а во многих странах приравниваются к контрафакту. Прибегают к ним, как правило, небогатые страны и в экстренных ситуациях. Но в Федеральной антимонопольной службе, которая выступила с этой инициативой, считают, что они позволили бы повысить доступность современных дорогостоящих лекарств и медизделий для наших потребителей. На совещании у первого вице-премьера Игоря Шувалова ее представители привели в пример стенты для сосудов сердца компании Abbott. В 2013 году их закупили у официальных поставщиков по 62-110 тыс. руб. за изделие, тогда как другие импортеры предложили те же стенты по 40 тыс. руб. за штуку. Мнения экспертов, как всегда, разделились.

- Патентообладатель может установить разную цену на свою продукцию в разных странах, - пояснила "РГБ" директор Института экономики здравоохранения НИУ "Высшая школа экономики" Лариса Попович. - Чтобы закупить эту продукцию в той стране, где она дешевле, надо ввести в законодательство принцип международного исчерпания эксклюзивных прав. У нас в законодательстве есть лишь локальный принцип исчерпания прав, то есть мы можем закупать продукцию в любой стране Евразийского экономического союза (ЕАЭС). Но вряд ли Белоруссия или Казахстан закупают дорогие препараты и медизделия больше своих потребностей. А где еще мы можем закупать - в Индии и Китае? Но есть ли там гарантии качества? Мне кажется, этот принцип может сработать лишь при поставках запчастей к сложной технике - там, где нет массового спроса.

- Как известно, уже принято постановление правительства об ограничении участия зарубежных компаний в торгах по госзакупкам медицинских изделий, если в них участвует два и более производителя из стран ЕАЭС, - подчеркнул президент Общероссийской общественной организации инвалидов - больных рассеянным склерозом профессор Ян Власов. - Ожидается аналогичное постановление и в отношении лекарств. В этом векторе абсолютно логичным с точки зрения государства было бы и решение о параллельном импорте, поскольку это позволит снизить цены. Однако у нас, пациентских организаций, оно вызывает определенную настороженность. При отсутствии в России механизма контроля зарубежных производственных площадок у нас нет уверенности, что третьи страны будут поставлять медизделия и лекарства надлежащего качества.

- Идея легализовать параллельный импорт возникает не впервые, - напомнил исполнительный директор Ассоциации международных фармацевтических производителей (AIPM) Владимир Шипков. - Несколько лет назад общественные обсуждения по этому вопросу уже проводились, и эксперты пришли к выводу, что реализация этой инициативы принесет больше рисков для российского здравоохранения, чем пользы. Обеспокоенность прежде всего вызывают вопросы обеспечения качества и безопасности такой продукции, а также риск возрастания поставок контрафактной и фальсифицированной продукции недобросовестными поставщиками. На наш взгляд, любые предложения, ограничивающие права на интеллектуальную собственность, неизбежно приведут к существенному снижению инвестиционной привлекательности российской фармотрасли, сокращению доступности наиболее современных, эффективных, качественных и безопасных лекарств.

Свое заявление о неприемлемости параллельного импорта сделала и Ассоциация международных производителей медицинских изделий (IMEDA). В нем подчеркивается, что в этих условиях производитель не сможет гарантировать в полной мере качество изделий, возможность контроля над условиями их поставки, хранения и монтажа. Это будет вызывать простои жизненно важного медицинского оборудования и дополнительные затраты на его обслуживание.

Оппоненты подчеркивают, что подобное решение будет противоречить условиям договора о создании ЕАЭС. Оно также может снизить заинтересованность зарубежных компаний в локализации производства в России. И хотя ФАС предложила ввести для локальных производителей исключения - их продукция не будет ввозиться по параллельному импорту, - это также вызывает возражения, поскольку создает неравные условия для импортной и локальной продукции и противоречит Парижской конвенции по охране промышленной собственности.

При отсутствии механизма контроля зарубежных производственных площадок нет уверенности, что третьи страны будут поставлять лекарства надлежащего качества

Вот такой набор аргументов "против" высказывают участники дискуссии. Аргумент "за", собственно говоря, один - на те же средства, на которые сегодня государство закупает дорогостоящие лекарства и медизделия, можно будет купить гораздо больше и того, и другого, а значит - помочь большему кругу тех, кто в них нуждается.

- На наш взгляд, проблемы, названные оппонентами, решаемы, - ответил "РГБ" заместитель руководителя ФАС Андрей Кашеваров. - Лекарства можно закупать только у официальных дилеров и только в тех странах, где высок уровень производства по стандартам GMP и надлежащие системы контроля качества. То же самое и в отношении медизделий. У тех крупных компаний, которые локализовали производство в России, конечно, есть защита от параллельного импорта. Я бы даже сказал, что эта мера вкупе с локализацией стимулировала бы иностранные инвестиции в нашу индустрию.


Автор: Инфографика "РГ" / Михаил Шипов / Татьяна Батенева