Новости

11.03.2015 23:32
Рубрика: В мире

Приедет ли президент Южной Кореи в Москву 9 мая

Текст: Олег Кирьянов (Сеул)
В последние недели практически каждый день в южнокорейских СМИ появляются похожие по смыслу обширные заметки, редакторские колонки, аналитические статьи, старающиеся ответить на один и тот же вопрос: "Стоит ли президенту Южной Кореи Пак Кын Хе ехать на празднования 70-летия Дня Победы в Москву?" Влиятельные эксперты, политики, дипломаты, журналисты приводят самые разные доводы как в пользу поездки лидера, так и против этих планов.
Приглашение за приглашением

Насколько известно, Кремль разослал приглашения приехать на торжественные мероприятия, которые пройдут в Москве 9 мая, главам государств и правительств почти 70 государств. Среди прочих официальные приглашения получили и лидеры двух Корей - Ким Чен Ын и Пак Кын Хе. Что касается Пак, то ей уже неоднократно дали понять, что в Москве ее ждут. Это подчеркнул глава МИД РФ Сергей Лавров в ходе встречи с южнокорейским коллегой 8 февраля в Мюнхене, об этом также заявлял и посол РФ в Сеуле Александр Тимонин.

В ходе прошедших недавно научных конференций российские эксперты также отмечали желательность поездки южнокорейского лидера на День Победы в Россию. В итоге Сеулу однозначно дали понять на всех уровнях, что приезд ее лидера на День Победы желателен и будет высоко оценен российским руководством.

Ким будет?

Как только начались разговоры про приближение Дня Победы, так сразу же возникла интрига по поводу возможного участия лидера Северной Кореи Ким Чен Ына. До этого главы КНДР (Ким Ир Сен и Ким Чен Ир) за редким исключением избегали многосторонних мероприятий.

Многие зарубежные СМИ со ссылкой на различные источники уже поспешили сообщить, что КНДР подтвердила участие Ким Чен Ына. Однако, насколько можно судить, Пхеньян оставил себе еще пространство для маневра. Если откинуть сообщения со ссылкой на "высокопоставленные, влиятельные, хорошо осведомленные" и прочие, но в то же время анонимные источники, то пока Москва сказала лишь, что КНДР "приняла приглашение и рассматривает его в позитивном ключе". Если судить по официальным заявлениям, более точным будет сделать вывод о том, что вероятность приезда Кима высока, но 100 процентов пока никто не дает.

Межкорейское сближение, объединение или "принципиальный подход"?

Все эти рассуждения и гадания в стиле "поедет-не поедет" Ким Чен Ын в РФ в мае, пожалуй, гораздо чаще слышны в Сеуле, чем в Москве. Если Ким поедет в Москву, то это станет хорошим шансом для организации в России и межкорейского саммита - хоть полноценного, хоть "случайного", когда главы Юга и Севера "совершенно случайно" где-либо встретятся в ходе торжеств и побеседуют хотя бы 10-15 минут друг с другом.

Есть и другой аспект. Недавно исполнилось два года с момента нахождения Пак Кын Хе у власти. По совокупности самых разных причин её рейтинг сильно упал. Среди многочисленных упрёков имеются и обвинения в отсутствии прогресса на северокорейском направлении. Межкорейский саммит - пусть даже самый короткий и формальный - это всегда прорыв с точки зрения отношений двух Корей, а потому Пак, поехав в Москву, получает шанс "набрать очки" внутри страны. Это важно как для неё лично, так и для правящей партии, которая обязана думать о следующих президентских выборах.

Напомним также и то, что в основу своей внешнеполитической доктрины Пак Кын Хе поставила "Евроазиатскую инициативу" по созданию единого логистического, транспортного и культурного коридора, связывающего РК, КНДР, Россию и Европу. А потому шанс побывать в Москве да еще и встретиться с Кимом как раз позволит отмести упреки экспертов в том, что "доктрина пока продолжает оставаться лишь на бумаге и не имеет реального наполнения".

С другой стороны, есть и факторы, которые удерживают Пак от встречи с Ким Чен Ыном. Эти причины известны: ядерные амбиции КНДР, провокационное (с точки зрения Сеула) поведение Пхеньяна, нежелание идти на переговоры на тех условиях, которые предлагает Юг и многое другое. Кроме того, сама Пак, говоря о готовности встретиться с Кимом, всегда подчеркивала, что "встреча только ради встречи не нужна". Другой лозунг Пак - "принципиальный подход", то есть отказ от односторонних уступок Сеула Пхеньяну, пока последний не докажет свою готовность идти по пути денуклеаризации и открытости.

Окрик из Вашингтона

Во все эти размышления вмешался один фактор, который южнокорейцам сложно игнорировать, хотя, с другой стороны, есть определённые вопросы по поводу того, насколько Сеулу следует учитывать "настоятельные рекомендации" третьих стран.

Недавно, отвечая на вопрос южнокорейского журналиста по поводу отношения Вашингтона к возможной поездке Пак Кын Хе в Москву, заместитель советника президента США по национальной безопасности Бен Родс заявил следующее: "Главы суверенных держав, наверное, сами должны решать, ехать им или нет. Но что касается наших союзников в мире, я думаю, что мы уже ясно дали понять, что крайне важно для всего мира выступить с единых позиций в отношении принципов суверенитета и территориальной целостности и подхода о недопустимости подавления крупными державами малых и перекраивания политических карт". Родс одновременно заявил, что у Барака Обамы "нет планов" по приезду в Москву на 9 мая.

Хотя прямо как бы не было сказано ничего, но в Южной Корее это восприняли как однозначное "вето" Соединённых Штатов на поездку Пак в Россию. Для РК, как известно, США - главный военно-политический союзник, который, ко всему прочему, держит на территории страны свой военный контингент и базы. По всем предыдущим спорным случаям в последние годы - Косово, Ливия, Сирия и другие - Южная Корея неукоснительно придерживалась строго проамериканской позиции.

"И хочется, и колется"

Все эти факторы "за" и "против" сейчас тщательно взвешиваются южнокорейским руководством. В настоящий момент Сеул не сказал ни "да", ни "нет" в отношении поездки в Москву. Сейчас официальный Сеул заявляет, что "время еще есть", а итоговое решение будет принято, "исходя из текущей ситуации, графика загруженности президента Пак Кын Хе и общей внешнеполитической ситуации".

Впрочем, окрик из США в Южной Корее явно был услышан. Недавно министр (теперь уже бывший) объединения Южной Кореи Рю Гиль Чэ прямо сказал, что им надо "учитывать подход окружающих держав". В переводе на понятный язык это означает "учитывать позицию США по этому вопросу", так как в качестве "соседних держав" в Сеуле как правило называют "большую четверку": Китай, Японию, Россию и США. У первых двух Корея точно не будет спрашивать разрешения, третья сама выступает в качестве приглашающей стороны, так что по этому вопросу список "окружающих держав" для Сеула сузился до одной - Соединенных Штатов.

Насколько можно судить по появляющимся в СМИ, на различных конференциях и прочих мероприятиях заявлениям южнокорейских экспертов, утечкам (как намеренным, так и, возможно, случайным) из близких к руководству страны кругов, общему настрою публики, фактор "окрика из Вашингтона" стал, пожалуй, самым главным доводом в пользу того, что Пак Кын Хе не должна ехать в Москву.

В качестве других причин для "нет" также называются отсутствие чётких гарантий приезда Ким Чен Ына в Москву и, если все же он приедет, согласия Севера на межкорейский саммит, нецелесообразность саммита вообще либо нежелательность встречи за пределами Корейского полуострова. Есть и те в Корее, кто считает, что их страна исторически не имеет прямого отношения к тем мероприятиям, которые пройдут в Москве в мае.

Впрочем, следует отметить, что в Корее слышны голоса и тех, кто говорит о желательности поездки Пак в Москву. Так считает часть экспертов, политиков. Недавно в ходе слушаний в парламенте корейские депутаты указали министру объединения, а также главе МИД на целесообразность визита, если Сеул все же намерен пытаться достичь прогресса в плане отношений с КНДР и реализации определенных внешнеполитических инициатив президента Пак.

Кроме того, высказанный представителем Вашингтона де-факто запрет на поездку Пак Кын Хе в Москву разозлил часть корейцев. Многие прекрасно понимают всю ситуацию и определённую зависимость Сеула от США во внешней политике и безопасности, но не любят, когда Соединённые Штаты слишком прямолинейно начинают говорить, как именно Корее следует себя вести.

Сеул попал в непростую ситуацию. Есть фактор необходимости развития отношений с КНДР, обеспокоенности и в некоторой степени ревности по поводу наблюдающегося в последнее время быстрого сближения Москвы и Пхеньяна и развития отношений РФ и КНДР. В Сеуле также в целом понимают значение 70-летнего юбилея Дня Победы для России, а также важность РФ по ряду вопросов региональной и чисто корейской проблематики.

Один корейский эксперт по отношениям с Россией на условиях анонимности рассказал "РГ": "Сейчас наше правительство, скорее всего, ищет солидный повод, чтобы, не обижая Москву, отказаться от поездки в Россию. Сеул не хочет портить отношения ни с США, ни с РФ. Но мы оказались в ситуации, описанной в старой корейской пословице: "При битве китов в первую очередь страдают креветки". После высказываний американцев Южной Корее сложно решиться на поездку. Теоретически США мог бы ослушаться президент Но Му Хен, но не Пак Кын Хе, ее консервативное правительство и ближайшее окружение. Но при этом и с Россией не хочется ссориться, тем более что Москва так демонстрирует свою заинтересованность в принятии Пак. А потому нужен хороший повод, чтобы сказать, мол, мы бы и хотели, но, к сожалению, не получилось".

Уроки истории или кто в корейском доме хозяин

Наблюдая за этими муками Южной Кореи, вызывают сожаление следующие факты.

Во-первых, практически никогда ни эксперты, ни чиновники Юга не вспоминают о реальном смысле и содержании Дня Победы для России. Конечно, с учётом всех конфликтов в Европе в отношении попыток пересмотра итогов Второй мировой Москва заинтересована в придании торжествам международного "звучания". День Победы для России и многих других стран - это не только день торжества и триумфа, но и день памяти и скорби по тем огромным жертвам, которые понёс СССР в годы войны. Но в Корее могут говорить про "попытки России использовать торжества в целях увеличения своего веса на дипломатической арене", о дне гордости России за свои победы в самой крупной войне в истории человечества, о чем угодно, но вот про то, что 9 мая - ещё и день памяти и скорби, в Сеуле не вспоминают или, как иногда создаётся впечатление, не знают про 27 миллионов погибших граждан СССР. Хотя та же Корея прекрасно знает, что такое иметь огромные жертвы в войне, так как Корейская война 1950-53 годов по доле погибших в населении Кореи сопоставима с потерями СССР за годы Великой Отечественной.

Как никто другой, корейцы прекрасно знают и чтут своих предков. Два главных праздника страны - Чхусок и Сольлаль - в ходе которых почти половина населения страны срывается и едет на встречу всего своего клана, в качестве центральной церемонии подразумевают обряд подношений духам усопших предков.

Во-вторых, некоторые корейцы также не совсем корректно говорят, что это была "не их война". В Сеуле до сих пор не прощают Японии факта оккупации Корейского полуострова в 1910-45 годах, но как-то не очень вспоминают, почему Япония в итоге ушла из Кореи. Фактом является то, что на материке Японию разгромила Советская Армия, которая затем в боях освободила северную часть Корейского полуострова, предопределив уход японцев из Кореи. Кроме того, в рядах Советской Армии были и корейские подразделения.

В-третьих, трудно обойти вниманием и тот факт, что сейчас в Южной Корее считают главным препятствием для поездки Пак Кын Хе в Москву негативное отношение к визиту со стороны США. Понятно, что Сеулу трудно не учитывать подход главного союзника. Но когда это почему-то становится важнее даже национальных интересов самой Кореи, подобный подход вызывает определенное недоумение и вопросы. Одно дело, когда это решается на основе своего собственного, независимого понимания национальных интересов Республики Корея, а другое, когда эти интересы оказываются подменены тем, что помнящие СССР иронично называют "резолюциями вашингтонского обкома".

День ветеранов, Победы и памяти, а не день встречи президентов

Так или иначе, как видится, Сеул уже получил и даже, возможно, больше, чаще и интенсивнее, чем многие другие лидеры, приглашения из Москвы присоединиться к торжественным мероприятиям. Дальше повторять смысла нет.

Россия будет рада и благодарна всем иностранным гостям, которые решат присоединиться к светлому для нашей Родины празднику. И не забудет такого отношения. В частности, в России прекрасно помнят, что на предыдущем юбилее - 60-летии Победы - для визита в Россию нашёл время президент Южной Кореи Но Му Хён. Но, в любом случае, на этом празднике главными действующими лицами будут не президенты и главы правительств, а те, кто сломил хребет поработившей всю Европу фашистской Германии, то есть немногочисленные ветераны и те многие миллионы людей, которые отдали свои жизни и здоровье ради победы, и кто незримо будет присутствовать 9 мая.

К сожалению, время неумолимо. И, скорее всего, нынешний юбилей станет последней "круглой датой", когда мы будем иметь шанс увидеть на трибунах живых ветеранов, которые принимали участие в войне. Их и сейчас будет немного, но в 2025 году, в год 80-летия Победы, мы вряд ли вообще сможем увидеть кого-либо из них. Тем из воинов, кому было 20 лет в год окончания войны, в 2025 году будет уже 100 лет. А потому о ком стоит больше думать: о зарубежных лидерах, скрупулёзно взвешивающих и мучающихся вопросом "ехать - не ехать" или о ветеранах?

Пожалуй, даже более ценным и символичным для россиян будет, если вместо "создающего единый фронт против России" Обамы и его союзников из стран Запада приедут хотя бы пару ветеранов из США, Великобритании, Франции и других стран, которые вместе с советскими солдатами сумели разгромить фашизм. То же самое можно сказать и про других возможных гостей. Если кто-то не готов приехать, лучше отведённые на обеспечение какого-то зарубежного президента или премьер-министра средства и силы потратить на то, чтобы привезти в Москву на Красную площадь с максимальными удобствами и комфортом еще одного нашего ветерана.

Север и Юг, Пак и Ким

В этой связи трудно не отметить ещё пару деталей. Если в Южной Корее многие простые корейцы часто уверены, что во Второй мировой победили в первую очередь США, то в КНДР все выглядит иначе. Мы можем по-разному относиться к Северной Корее, спорить об ее нынешнем положении и причинах этого, но там памятники советским воинам-освободителям есть по всей стране и содержатся в прекрасном состоянии.

В некоторых западных СМИ, комментируя приглашение лидера КНДР Ким Чен Ына в Москву на День Победы, высказываются негативные оценки. Но здесь хочется напомнить одну историческую деталь. Дед Ким Чен Ына - первый лидер КНДР Ким Ир Сен - лично с оружием в руках сражался против японских оккупантов, а затем воевал уже в составе Советской Армии в звании капитана. Можно, опять же, по-разному оценивать Ким Чен Ына, но не только с позиции главы государства, а ещё и как прямого потомка бойца Советской Армии. В этом свете он имеет куда больше прав на приезд в Россию 9 мая, чем многие другие.

Отметим также, что по определенной иронии судьбы отец нынешнего президента Южной Кореи Пак Кын Хе также принимал участие во Второй мировой, правда, с другой стороны. Пак Чжон Хи учился в военной академии Японии, а затем до конца Второй мировой был офицером армии Манчжоу-го - созданного в Маньчжурии Японией марионеточного государства. Правда этот факт скорее добавляет доводов в пользу приезда и Пак в Москву. Тут ей с Кимом можно было бы поговорить об их предках и подчеркнуть стремление корейской нации к единству вне зависимости от предыдущих разногласий.

Что же касается обеспокоенности Сеула о том, что даже в случае приезда Ким Чен Ына в Москву он может не согласиться на встречу с Пак Кын Хе, можно предположить следующее. Если хотя бы одна из Корей выразит желание встретиться с лидером другой части Корейского полуострова, то, как видится, авторитета и фактора личного влияния Владимира Путина наверняка хватит на то, чтобы свести Пак Кын Хе и Ким Чен Ына хотя бы на 10-15 минут, если они сами не пожелают продлить свое общение. Эта встреча, даже если ограничится рукопожатием и повторением слов о необходимости мира на Корейском полуострове и скорейшего объединения корейской нации (что всегда признаёт как Юг, так и Север), всё равно будет способствовать снижению напряжённости между Сеулом и Пхеньяном, и, скорее всего, даст толчок развитию межкорейского сотрудничества.

В итоге и Пак Кын Хе придется дать свой ответ, и Ким Чен Ыну, если он также пока не подтвердил приезд наверняка, предстоит решить по поводу того, где он будет 9 мая 2015 года. Россия же, как было отмечено, будет рада всем гостям, кто приедет разделить радость и грусть великого праздника Победы, хотя главными все же будут не иностранные лидеры, а ветераны-победители - как живые до сих пор, так и не дожившие до этих дней.