Новости

11.03.2015 22:10
Рубрика: Экономика

У вас продается славянский шкаф?

В России собираются запретить госзакупки иностранной мебели
При госзакупках мебели отечественные производители смогут рассчитывать на преференцию в 15 процентов по цене по сравнению с иностранными, сообщили "РГ" в минпромторге. Такая мера позволит увеличить загрузку производств наших предприятий мебельной промышленности с 50 до 70 процентов.

Об этом "РГ" рассказал директор департамента химико-технологического и лесопромышленного комплекса минпромторга Владимир Потапкин.

Владимир Александрович, почему преференция устанавливается только в 15 процентов, а не больше?

Владимир Потапкин: Возможны и иные варианты поддержки. Мы прорабатываем вопрос полного запрета на госзакупки иностранной мебели. Самый быстрый способ помочь нашим компаниям - преференция в 15 процентов.

Качество отечественной мебели находится на уровне европейского, но рынку надо адаптироваться. Большинство наших производств модернизированы, но отдельные товарные ниши продолжают заполняться импортом из Италии, Германии, Белоруссии, Китая, Малайзии. Зависимость от него достигает 50 процентов. Для наших мебельщиков развитие импортозамещения - резерв повышения объемов производства.

Покупки мебели в России увеличились в последние несколько лет более чем в два раза. Может ли повышенный спрос на нее подстегнуть развитие всей лесной промышленности?

Владимир Потапкин: Рост спроса на отечественную мебельную продукцию самым положительным образом скажется на всех участниках производственной цепочки - от лесозаготовителей до производителей древесных плит.

ЦИФРА: 63 тысячи новых рабочих мест появится в России после модернизации лесообрабатывающих производств

У наших производителей мебели сейчас довольно выигрышная ситуация на внутреннем рынке. С учетом роста курса доллара она более конкурентоспособна по цене. В то же время увеличение спроса, в том числе на отечественную мебель, будет зависеть от покупательской способности на внутреннем рынке.

А как быть с замещением импортных высококачественных мебельных тканей, фурнитуры, лаков и красок, аналогов которым в России нет?

Владимир Потапкин: Такая работа министерством проводится, подготовлены отраслевые планы импортозамещения, в том числе и по этим товарам. Это позволит нам уже в ближайшей перспективе заместить импортные материалы и комплектующие отечественными аналогами.

Лесопромышленный комплекс страны на 100 процентов частный. Но многие компании рассчитывают в трудный момент на государство. Это правильно?

Владимир Потапкин: Компаний с госучастием в лесопромышленном бизнесе действительно нет. Но задача министерства - вырабатывать такую государственную политику и предлагать такие меры поддержки, которые бы стимулировали развитие частного предпринимательства в разных отраслях промышленности.

Это и субсидирование части затрат по кредитам, взятым на пополнение оборотных средств, и льготное кредитование в рамках нового Фонда развития промышленности. Появился механизм проектного финансирования, его цель - финансовое обеспечение проектов, направленных в первую очередь на импортозамещение.

Какими будут отраслевые меры поддержки?

Владимир Потапкин: Это субсидирование процентных ставок по кредитам на межсезонные запасы древесины, сырья и топлива, на техническое перевооружение и на создание новых высокотехнологичных производств.

Кроме того, есть механизм приоритетных инвестиционных проектов. Каждый из участников программы должен вложить в создание объектов лесной или лесоперерабатывающей инфраструктуры - лесопилок, заводов, подъездных путей - не менее 300 миллионов рублей.

В списке приоритетных сегодня значится 121 инвестиционный проект. Все они направлены на создание новых и модернизацию существующих лесоперерабатывающих производств, предусматривающих комплексное использование сырья. Заявленный объем привлекаемых инвестиций до 2020 года - 380 миллиардов рублей. Объем перерабатываемого древесного сырья - 80 миллионов кубометров, размер выделенной регионам лесосеки - 65,3 миллиона кубометров. При этом создается свыше 63 тысяч новых рабочих мест.

А кто инвесторы?

Владимир Потапкин: Это и отечественный бизнес, и иностранный. На Дальнем Востоке часть лесных проектов реализуется с участием малайзийского и китайского капитала. В Карелии действует совместный российско-финский проект по созданию лесопильного производства. Объем инвестиций - более 600 миллионов рублей, переработка древесины - 120 тысяч кубометров.

В соответствии с российско-китайским межправительственным соглашением в Томской области осуществляется инвестпроект "Создание лесопромышленного парка". За 10 лет в области появится крупный лесопромышленный кластер по глубокой комплексной переработке древесины (намечается строительство и ввод в эксплуатацию 20 крупных лесопромышленных объектов). Объем инвестиций до 2025 года составит 45 миллиардов рублей. Дополнительно будет создано до двух тысяч рабочих мест.

Сколько всего будет таких парков-кластеров? Что они принесут экономике и нам, потребителям?

Владимир Потапкин: Лесопромышленные кластеры появятся в Архангельской и Вологодской областях, в Карелии, Татарстане, в Дальневосточном и Сибирском федеральных округах. Там будет перерабатываться древесина в продукцию с высокой добавленной стоимостью. Причем на базе собственной биоэнергетики. Новые возможности получит и малый бизнес, сможет предоставлять широкий спектр услуг для лесопромышленников.

Минкомсвязи обратилось в правительство по проблеме роста цен на рынке бумажной продукции. Что в связи с этим говорит минпромторг?

Владимир Потапкин: Проведен ряд совещаний совместно с производителями и потребителями бумажной продукции, минкомсвязи, антимонопольной службой. Вывод - с учетом экономической ситуации рост отпускных цен на целлюлозу и бумагу на 15-20 процентов является объективным, однако их дальнейшее повышение может привести к дестабилизации рынка бумажной продукции.

Сейчас мы прорабатываем варианты по фиксации цен на ряд позиций бумажной продукции. В первую очередь речь идет о бумаге для социально важных видов товаров - учебников, тетрадей, научной литературы. В ближайшее время такие соглашения будут достигнуты.

Какая российская лесная продукция сейчас пользуется особым спросом в мире?

Владимир Потапкин: Традиционно экспортно ориентированными товарами являются целлюлоза, пиломатериалы, фанера, бумага и картон. Наиболее растущим и перспективным для лесопромышленного бизнеса Сибирского и Дальневосточного федеральных округов сейчас нам представляется рынок Азиатско-Тихоокеанского региона. Потенциальная емкость внешнего и внутреннего рынков лесобумажной продукции дает возможность предприятиям Дальневосточного федерального округа увеличить объем производства пиломатериалов до 5-7 миллионов кубометров, фанеры - более 3 миллионов кубометров.

Как сейчас в министерстве оценивают проекты по глубокой переработке древесины на Дальнем Востоке?

Владимир Потапкин: Весьма позитивно. Благодаря введению таможенных пошлин с 2007 года экспорт круглого леса сократился вдвое - с 80 до 40 процентов от общего объема заготовленной древесины. Параллельно за счет реализации приоритетных инвестпроектов созданы новые мощности по продукции глубокой переработки - пиломатериалов, шпона, пеллет.

Качество российской офисной, домашней и школьной мебели сейчас находится на европейском уровне

Но специфика округа такова, что развитие отрасли тормозит слаборазвитая лесная, транспортная и портовая инфраструктура: в регионе нет мощностей по переработке низкосортной древесины, мешает удаленность предприятий от рынков потребления.

В 2014 году государство поддержало лесопромышленные предприятия - просубсидированы затраты на лизинг оборудования, железнодорожные перевозки древесины, даже выплату зарплат и уплату процентов по кредитам. Потрачено на это порядка полутора миллиардов рублей.

А какая ситуация с лесным машиностроением, оно вообще осталось в стране?

Владимир Потапкин: Основными производителями лесной техники остаются несколько заводов. К сожалению, почти вся лесозаготовительная техника ввозится из-за рубежа, но сегодня ее доступность падает. Это может придать импульс развитию российского лесного машиностроения. У министерства на этот счет есть план по импортозамещению лесозаготовительной техники и деревообрабатывающего оборудования.

Доля лесопромышленного комплекса в ВВП может быть удвоена, что снизит зависимость от нефти, говорят в Рослесхозе. Какие это открывает перспективы?

Владимир Потапкин: При интенсивном развитии лесного комплекса этот показатель может быть в разы увеличен. Основной точкой роста может стать ряд деревянного домостроения, развитие которого подтолкнет производство пиломатериалов, клееных конструкций, древесных плит. Это позволило бы довести внутреннее потребление лесопильной продукции до 30 миллионов кубометров в год, нарастить потребление древесных листовых материалов, мебели на экспорт. Разумеется, увеличатся бюджетные поступления, занятость в лесном бизнесе.

Строительство новых целлюлозно-бумажных производств, которые вовлекут в промышленный оборот ту низкосортную древесину, которая в настоящее время не перерабатывается, также на повестке дня. По поручению правительства сейчас идет подготовка "дорожной карты" по развитию лесного сектора экономики до 2030 года. Задача - стимулирование спроса на продукцию, формирование дополнительных драйверов роста.

Подписка на первое полугодие 2017 года
Спроси на своем избирательном участке