Новости

Руководитель Брянской области рассказал о поддержке промышленности и вскрытых коррупционных схемах
Александр Богомаз был назначен на должность и.о. губернатора Брянской области после увольнения Николая Денина. Поскольку предшественник потерял властный пост в связи с утратой доверия президента, по этому факту можно судить о состоянии региональной экономики - и не только. В беседе с корреспондентом "РГ" новый глава Брянщины рассказал, как идет в регионе борьба с коррупцией и что предпринимает облправительство для развития производства.

Александр Васильевич, не вызвала ли разочарования губернаторская нагрузка?

Александр Богомаз: В первые дни было особенно тяжело. Наверное, с неделю пребывал в состоянии административного головокружения. Заходишь в кабинет, смотришь на горы бумаг, и берет оторопь: откуда и зачем столько? Но месяца через два, когда понял, что могу влиять на процессы, настроение изменилось. Очень помогло то, что встретил понимание в столице. Встречи с заместителем председателя Правительства России Дмитрием Козаком, министром промышленности и торговли Денисом Мантуровым принесли практический результат. Наши промышленные предприятия, инфраструктура не останутся без внимания федеральной власти. Большую поддержку я получил от председателя Правительства Дмитрия Анатольевича Медведева во время его визита в Брянскую область. Он нацелил внимание на расширение производства, создание новых рабочих мест. Естественно, это привлечет дополнительные доходы для бюджета области, за счет которого осуществляются платежи бюджетникам и решается масса других социальных задач.

Ранее инвесторы жаловались на то, что брянские власти волокитили. Были и обвинения посерьезнее…

Александр Богомаз: Лишь один из примеров: инвесторы, по их словам, разговаривали с бывшим заместителем губернатора. Вроде все решили, но три недели прошло, а он никакого ответа не дает. Я понимаю, что тормозил умышленно... Но испытываешь радость, когда понимаешь, что можешь сдвинуть все эти запруды или разрушить коррупционные схемы.

Мы вплотную занялись порядком чернобыльских выплат. В этой сфере орудовали мошенники, которые грабили государство. Бороться с ними непросто, но многое уже удалось сделать. С земельными участками тоже вскрыли схему, из-за которой только в прошедшем году казна потеряла около 800 миллионов рублей. Власти Брянска до сих пор утверждали, что участки под строительство многоэтажных домов нужно не продавать, а сдавать в аренду. Ссылались на будущие поколения - мол, ничего не останется детям, если все "разбазарить". Однако хитрость заключается в том, что землю как раз сбывали, причем за бесценок. Годовая аренда участка стоит около трех миллионов рублей. Но дома сейчас возводят быстро - за год или два, а после сдачи объекта арендатор имеет право выкупить участок по кадастровой стоимости - за 200-300 тысяч рублей. А если бы город сразу продавал землю, он получал бы от строителя 60 миллионов, а не в десять раз меньше.

Поговаривают о возможной продаже горводоканала. Это правда?

Александр Богомаз: Некоторые уже ходят вокруг этого муниципального предприятия и облизываются. Да, водоканал убыточный, но надо разобраться в причинах. Он собирает каждый месяц около 50 миллионов рублей, то есть эти деньги платит население - 428 тысяч жителей города. Но получается, что остальные не платят - коммунальные предприятия, заводы, фабрики, торговые центры. Мы сегодня просто не собираем деньги, которые должны собирать. Построен огромный торговый центр, но за подсоединение к сетям он не заплатил тех денег, которые должен был отдать. Сейчас у предприятия новый руководитель. Думаю, он должен разобраться с положением дел.

Кстати, у нас есть прекрасные примеры хорошей организации работы в ЖКХ. В Красногорском районе сумели объединить предприятия этой сферы. Баня сама по себе не может быть прибыльной, но она нужна людям. И содержится она теперь за счет прибыльных подразделений ЖКХ. В райцентре теперь одно предприятие и мусор вывозит, и дороги чистит, и крыши ремонтирует. А можно отдать эту сферу частнику и кричать потом - дайте из бюджета денег. Но он не резиновый.

Брянские власти за многие годы не дали жителям города земли для частного строительства. Что-то изменится?

Александр Богомаз: Сейчас мы отдаем многодетным семьям около 200 гектаров в пригороде. Это та земля, которую ранее хотели незаконно передать одной из структур. Конечно, нужно думать и том, чтобы участки могли получить не только многодетные. Для этого нужно выкупать земли, паи в областную собственность, ведь сейчас у власти ничего, по сути, нет.

Найден ли наконец инвестор для брянского аэропорта? За десяток лет к нему приглядывались, видимо, уже сотни бизнесменов, но никто так и не решился превратить этот объект в современное предприятие.

Александр Богомаз: Да, инвестор есть, и, думаю, он сделает все возможное для его развития. У нас есть ресурсы, есть талантливые люди, осталось приложить руки, и через десяток лет России станет супердержавой. Уже сейчас видно, как обновляются дороги, как меняется город. Не все хорошо, мучает точечная застройка, но все же есть и добрые перемены. Особенно заметно поднимается село. Где-то производство убито, но где-то оно в высшей степени современное, что особенно радует. Раньше страна производила миллион тонн мяса, сейчас - десять.

Когда встречался с немецким фермером, он не мог поверить, что его брянский коллега обрабатывает три тысячи гектаров земли. Изумлялся: как, откуда? Сельским хозяйством занимался его отец, сам он тоже пролил немало пота на земле, но в итоге семья имеет только 50 гектаров. Спрашивал, где берут деньги на приобретение земли российские фермеры. И не мог поверить, что наши банки дают под залог того, что покупаешь. Такого в мире нигде нет, в Германии, как сказал этот немец, надо две бутылки вручить банку, чтобы тебе взаймы дали одну. Иначе говоря, наше государство создало хорошие условия для работы, теперь дело за теми, кому надоело иждивенчество и нытье.

Вы потребовали провести сокращение числа бюджетников, но при этом заявили, что нельзя избавляться от специалистов. Кто же попадет в число безработных?

Александр Богомаз: Речь идет, прежде всего, о перераспределении сил. Лет 15 лет назад, когда все развалилось, людей жалели и устраивали во всякого рода конторы. Но зачем сейчас по 22 бухгалтера в районных отделах образования? Им заняться нечем, они упражняются в бумаготворчестве. Большую часть пустых бумаг мне каждый день кладут на стол. Зачем они, если три четверти этих "трудов" и яйца выеденного не стоят? В районной больнице больше двух десятков бухгалтеров относятся к администрации, тогда как в советские времена хватало двоих. И считали тогда на обычных костяшках, а не компьютерах. Сегодня производство заработало, на предприятиях не хватает бухгалтеров, даже в банках жалуются на дефицит хороших кадров. Вот туда и должны идти специалисты из бюджетной сферы.

О кадровом голоде говорят и на предприятиях АПК. Чем помогут власти?

Александр Богомаз: Когда встречался с аграриями, они спросили, что мы будем делать для развития села. Попросил ответить, как они сами видят свое будущее. Как сделать, чтобы сохранились все 170 деревень, которые есть в районе? Можно вернуться на 50 лет назад, чтобы работу имели все. Но сейчас один трактор заменяет 50 старых. Мы должны понимать, что через 20 лет все будет иначе. Каждому району сейчас нужна программа развития.

На различных совещаниях вы стараетесь преподавать науку управления. Но ведь не все смогут переучиться, кто-то просто погряз в старых схемах. Насколько велик дефицит управленцев в районах?

Александр Богомаз: Резерв всегда есть, но его надо заметить. И переформатировать. Иногда люди не потому неправильно поступали, что сами плохие, а потому, что попали в скверные обстоятельства. Можно взять и выгнать чиновника за то, что субсидии давал нужным людям, но я же понимаю, что не он делил. Раньше принцип был прост: своим даем, а "враги" не получат ни копейки. Но у меня все свои. Нельзя допускать, чтобы одному для мелиорации дали три тысячи рублей на гектар, а другому - 70 тысяч. Таких хитроумных, кто принимал подобные решения, надо выбрасывать из власти сразу.

На днях руководители сельхозпредприятий спросили у меня, что будет с потерей урожая из-за плохой погоды в 2013 году. Убытки оценивают в полтора миллиарда. Ранее приняли программу помощи, но если ее изучить, диву даешься. В Стародубском районе 18 хозяйств претендовали на возмещение ущерба, но 70 процентов средств - 13 миллионов - получили два предприятия. То есть большинству досталось по 200-300 тысяч. Для чего это делалось? Чтобы завуалировать дикий перекос - и все уже молчат, стараются не замечать несправедливой дележки.

Из-за махинаций с земельными участками только в прошлом году казна потеряла около 800 миллионов рублей

Точно так же 1,5 миллиарда намеревались поделить: одним 1,3, а остальное - на "массовку". Но это же неправильно. Более того, гибели урожая в некоторых хозяйствах вообще не было! Но когда владельцу одного из них глубокой осенью предложили выкопать урожай, тот воспротивился: "Зачем? Я по страховке больше получу денег". Воровали казенные деньги даже не для того, чтобы развить производство, а чтобы негодяям отдать. Один из деятелей вообще написал в актах, что у него якобы кукуруза пропала.

Мы поменяем эту лживую практику. Конечно, все сложно, ведь надо лишать дармовых денег тех, кто привык к ним.

Президент при назначении вас исполняющим обязанности губернатора одной из главных задач назвал борьбу с коррупцией. Видно, что она ведется: возбуждены уголовные дела, фигурантами которых стали крупные чиновники и предприниматели. Какие механизмы нужно создать, чтобы завтра все не повторилось?

Александр Богомаз: Я работал в системе районной власти 10 лет назад. Возможно, и тогда некоторые чиновники были небезупречны. Но сегодня разгул воровства! У отдельных чинуш совесть окончательно притупилась. Глава поселения в Злынковском районе сдает по чернобыльской программе государству дом за 3,9 миллиона рублей и продолжает в нем жить, дескать, "я при власти и могу делать что угодно".

Но мы не обречены. После встряски все сразу умнеют, мысли мгновенно освежаются. Недавно один высокопоставленный брянский сиделец сказал: "Чтобы стать мэром, надо сначала поесть макарон в камере". В чем-то он прав. Когда СССР распался, был еще страх, а потом поняли, что бояться нечего. На начальника областного УМВД криминал поднимал руку за то, что он по закону работал! Оказывается, ты не имеешь права воров трогать.

А простой человек, живущий в поселке или городе, все видит. Если чиновник сдал государству дом или построил себе второй особняк, то неизбежно начинаются пересуды. Вроде его дети бизнесом не занимаются, но где же он взял семь миллионов на дворец? Вот в Клинцах один из чиновников не перестает удивлять местный люд: дорогая машина, вызывающего вида особняк, на отдых в Эмиратах по миллиону рублей тратит.

И главное - они это не прячут. Как же после этого люди будут тебе верить? Люди во власти должны быть морально устойчивыми. Коррупция не имеет партийной принадлежности. Думаю, меня услышат, хотя, понятно, не могу все развернуть сразу.

Кадровые назначения, которые вы делаете, отслеживаются с особой ревностью. Талантливых людей много, но их не пускали во власть. Какой отбор используете вы?

Александр Богомаз: Порой сложно найти или заметить достойного человека, который может стать управленцем. После увольнения вице-губернатора ломал голову над тем, кого взять на должность заместителя по сельскому хозяйству. Решил посоветоваться с аграриями. Предложили главу Мглинского района Александра Резунова. Достойный кандидат! Он в 24 года стал председателем колхоза и 16 лет руководил им. Был директором училища, работал в дорожном хозяйстве, три года служил в российском посольстве в Африке, пять лет возглавлял Красногорский район. Причем провел там очень удачную реформу ЖКХ. Капитальный ремонт жилья в некоторых районах стал просто способом обогащения, так как областные власти навязывали компании, которые гребли по 300 процентов прибыли. А в Красногорском районе местные предприятия ремонтируют жилье и еще пополняют бюджет. Нужно замечать и толковых людей, и полезные преобразования.

Основными кормильцами областной казны остаются промышленные предприятия, хотя такой помощи, как сельское хозяйство, они не получали. Однако развитию мешает технологическая отсталость. Что предпринимает власть?

Александр Богомаз: На встрече с министром промышленности Денисом Мантуровым договорились, что область подготовит индустриальную площадку и паспорт инвестиционной привлекательности. На заводах надо провести ревизию, свести все данные в паспорт и потом выйти с предложениями к инвесторам. И они придут. Кризис может повлиять на планы, но не так сильно. С другой стороны, он дает возможность развития.

Сейчас налоговая отдача отраслей экономики очень сильно разнится. Не пора ли сделать корректировки налогового законодательства? Например, увеличить нагрузку на торговлю.

Александр Богомаз: С торговлей будет сложно, так как это бизнес "элиты", но менять отношения нужно. Ведь там налоги зачастую действительно не платятся. Где-то не учитываются площади, где-то работают подставные фирмы. Постепенно надо искать экономическую соразмерность. Льготы будут получать те, кто займется новым производством. Когда завод построят, то с собой его уже не заберут.
Как-то у меня побывали деловые люди из столицы. Хотят начать строительство, согласны отдавать казне до 10 процентов жилья. Спросил, что же они ждут от власти. Оказалось - лояльности, чтобы никто не "щемил", не требовал откатов. И мы за это. Хотя знаю, что отвадить от взяточничества непросто. Я хочу провести встречу с бизнесом и поговорить с инициативными людьми по душам. Пускай выскажут все, что наболело. Такие встречи уже провели с селянами. Люди жаловались, что в одном из районов "отжимали" земли, назвали представителя власти, который этим занимался. Он уже уволен из областного правительства.

Последние новости