Новости

18.03.2015 00:12
Рубрика: Общество

12 минут одиночества

50 лет назад Алексей Леонов впервые в мире вышел в открытый космос
Полвека назад космонавт Алексей Леонов первым в истории шагнул в открытый космос. Находился там всего 12 минут 9 секунд. Но эти минуты потрясли мир. Леонов покинул корабль через 1 час 35 минут после старта корабля "Восход-2". "Внимание! Человек вышел в космическое пространство! " - эти ликующие слова командира Павла Беляева передали все радиостанции мира. "Телекартинка" парящего на фоне Земли советского космонавта транслировалось по всем телеканалам.

В открытом космосе Леонов удалялся от корабля на расстояние до 5,35 метра, чего потом с фалом не делал никто. Это был триумф отечественной космонавтики. Однако мало кто знал, что в полете у экипажа "Восхода-2" было несколько нештатных ситуаций. Если не сказать больше: на грани жизни.

- Есть вещи, которые мы проиграли на Земле, вплоть до различных аварийных ситуаций, - рассказывал Леонов корреспонденту "РГ". - Но на некоторые вопросы, связанные, в частности, с гигантскими перепадами давления, заранее ответить нельзя - не те условия. Поэтому и возникли неприятности. В космическом вакууме скафандр раздулся, не выдержали ни ребра жесткости, ни плотная ткань. Наступил момент, когда у меня руки вышли из перчаток, а ноги - из сапог. Такое невозможно предусмотреть и проверить на Земле.

Словом, ситуация критическая: космонавт не мог обратно втиснуться в люк шлюза. Советоваться с Землей? Некогда. Пришлось на ходу менять методику возвращения. В шлюз - не ногами, как планировалось, а головой. Но в шлюзе надо было развернуться, чтобы войти в корабль все-таки ногами. Внутренний диаметр шлюза - 1 м, ширина скафандра в плечах - 68 см. Пришлось попотеть: пульс подскочил до 190.

Но, может, самое страшное, когда Леонов вернулся в корабль. Пожалуй, впервые все подробности есть в книге "Мировая пилотируемая космонавтика". "Начало расти парциальное давление кислорода (в кабине), которое дошло до 460 мм и продолжало расти. Это при норме 160 мм!.. Вначале мы в оцепенении сидели, - вспоминал Алексей Леонов. - Малейшая искра - и все превратилось бы в молекулярное состояние, и мы это понимали. Семь часов в таком состоянии, а потом заснули... видимо, от стресса. Потом мы разобрались, что я шлангом от скафандра задел за тумблер наддува..."

" Алексей Архипович, что сегодня было бы для вас самым трудным при выходе в открытый космос? - поинтересовалась я как-то у Леонова. "Самое сложное я уже преодолел, - ответил он. - После этого все очень просто. Сейчас можно работать в скафандре 12 часов. "Теплосъем" уберегает человека от теплового удара. Чего у меня не было".

На вопрос, о чем больше всего мечтал, но так и не удалось осуществить, Алексей Леонов отвечал -- лунная программа. Все зависело не от техники, а от волевого решения руководства. "Был бы Сергей Павлович Королев, то мы бы облетели Луну раньше Бормана. Но увы...