Новости

17.03.2015 20:30
Рубрика: Общество
Проект: День Победы

Почему не в Лондоне?

Где бывший вице-премьер предлагает отметить День Победы
Альфред Кох, когда-то вице-премьер правительства, а ныне свободный писатель, издатель и журналист, только что понял, где надо праздновать победу над фашистской Германией.

Москва как столица родины победителей вызывает у него сомнения. "Почему не в Лондоне? Почему не в Вашингтоне?" - спрашивает он в "Фейсбуке". И спешит доказать, что "решающий вклад" России в победу - это всего лишь наша субъективная уверенность.

Мы больше всех потеряли? Ну это свои - "неэффективные" - командиры виноваты и т.д. Все его аргументы, ведущие к "объективности", приводить не хочется. Это как с давно уличенным мошенником на ярмарке торговаться. За его позицией известная теория "столкновения одинаково преступных режимов", между которыми развернулась выгодная проигравшим и побежденным война.

И в результате Кох твердо решает, что "Москва реально не может претендовать на роль "столицы Победы" и предлагает праздновать победу над фашизмом... в Берлине. "В конечном итоге немецкий народ был тоже освобожден от Гитлера", хоть свобода эта пришла и против его воли.

В своеобразной компании с ним оказался журнал Maxim, опубликовавший снимок лучших женщин-снайперов Третьей ударной армии, который недавно украшал обложку "Российской газеты - Неделя". Журнал умудрился фото победителей поставить в один ряд с убийцей Джона Леннона и с фото маленького Гитлера. А после всего этого - снайперы Третьей ударной армии. Старший сержант Степанова, старший сержант Белоусова, старший сержант Виноградова, младший лейтенант Жибовская... Двенадцать девушек в медалях и орденах журнал отрекомендовал так: "одни из самых отважных и эффективных убийц в Красной армии". Ну и еще журнал добавил снимок - следы от ногтей, оставленные умирающими в газовых камерах на бетонной стене Освенцима...

"То есть для этих поганцев это общий смысловой ряд, - возмущается писатель Захар Прилепин и добавляет: - Когда меня спрашивают, за что я не люблю условных хипстеров, где я их нахожу, таких плохих, когда вокруг одни только хорошие, и чего ж в них плохого - я иногда ленюсь отвечать; а вот сейчас не поленюсь. Не люблю за это. За то, что эта милая, коктейлями вскормленная и столичными кафе воспитанная мразь, невыносимо себя уважающая, источающая ароматы и милую снисходительность, валит рисковавших и умиравших за их ничтожную жизнь людей - в данном случае женщин! - в общий чан с демонами. И сладко так улыбается: а что, мол? А ничего...".

И в пассаже Коха читается сладость этакой улыбки: "А что, мол? Ну Берлин - столица Победы..."

Много чести, конечно, и отставному российскому политику, и зацикленным на величине вторичных половых признаков знаменитостей сочинителям журнала "Максим" спорить с ними. Это как свинью учить смотреть на звезды. Лучше просто смотреть на звезды.

От идиотизма есть одна прививка - горький опыт. На два часа бы авторов этих пассажей прямо в пекло той войны - ситуативной или стратегической, пусть разбираются на вдохе и выдохе.

Нравственный модус отношения ко всем уценивателям значения страданий и побед в нашей культуре очень четко задал Марлен Хуциев в своей "Заставе Ильича". За легкое, свободное, насмешливое глумление над тяготами недавнего еще тогда голодного военного времени модный хлыщ получает от главного героя пощечину.

Эти люди настаивают на пощечине.

Вглядимся в фотографии 1945-го. В разрушенный Рейхстаг. В поверженные знамена гитлеровских частей на Красной площади. В лица солдат, их держащих. В сияние звезд на гимнастерках девушек-снайперов. Это особенно нужно нам сейчас, когда мировые политики делают историю подвигов наших отцов и дедов предметом выгод, торга и спекуляций. Поэтому нам, как витамины заболевшему, необходимо возвращаться в опыт той войны во всей его эмоционально-психологической полноте. Потому что чувства помогают восстановить этику, а она сейчас страдает прежде всего.

В этой неожиданной путанице с географией побед, в международных политических спекуляциях, в идиотском, "недогоняющем" до сути и смыслов великого явления глумлении теряется прежде всего нравственность.

Война очищает воздух, парадоксально писал Достоевский.

Причем и спустя 70 лет та война, которую мы никогда не забудем и Победу в которой никому не отдадим, продолжает это делать.

Общество История 70 лет Победе
Добавьте RG.RU 
в избранные источники