Новости

19.03.2015 21:50
Рубрика: Культура

Читать нельзя оцифровать

Директор Ленинки Александр Вислый надеется, что все книги будут храниться в электронном виде уже через пять лет
Российская государственная библиотека, или в простонародье Ленинка. Что делает РГБ, чтобы быть ближе к читателям? Сколько книг оцифровано? Как библиотекам не повторить судьбу ИНИОНа (Института научной информации по общественным наукам)? Об этом "РГ" поговорила с директором РГБ Александром Вислым.

Как вы считаете, что "сгубило" библиотеку ИНИОН?

Александр Вислый: Недостаточное финансирование - в первую очередь, все остальное - вторично. Проблемы противопожарной безопасности в смете относятся к статье текущего ремонта. И мы его делаем за счет тех денег, которые нам дает государство, то есть "общего котла". Каждый директор библиотеки должен решить, какая часть из этих средств пойдет на зарплату сотрудникам, какая на ремонт проводки, какая - на замену светильников... Нет отдельной статьи расходов - обеспечение противопожарной безопасности, отдельной статьи - зарплата работникам библиотеки.

Как можно решить эту проблему?

Александр Вислый: Двумя способами: либо финансирование библиотек будет выведено на тот уровень, при котором можно платить достойную зарплату и одновременно заниматься всеми вопросами обеспечения жизнедеятельности библиотеки, либо будет выделяться отдельное финансирование на вопросы пожарной безопасности - целевые деньги, которые по-другому тратить будет нельзя.

Говорят, что если бы ИНИОН вовремя оцифровал свои фонды, то потери были бы несравнимо меньше. А какой процент фондов РГБ оцифрован?

Александр Вислый: Если считать по количеству изданий, которые оцифрованы, будет небольшая цифра - порядка 1-2%. Но она ни о чем не говорит. Возьмем "Евгения Онегина" Пушкина. В каком количестве экземпляров оно необходимо в электронном виде? Один хороший текст на современном русском языке, еще один текст в той орфографии, в которой писал Пушкин, то есть с ятями и ерами. И еще одно-два издания, где были уникальные иллюстрации. То есть "Евгений Онегин" должен быть оцифрован в 3-4 вариантах. У нас вышло несколько десятков тысяч изданий "Евгения Онегина", но оцифровать-то нужно всего четыре.

То есть проблема несколько преувеличена?

Александр Вислый: Можно сказать и так. На русском языке за все время издания от рукописных книг до современных было издано порядка 15 млн наименований. На все библиотеки России. Из них около 50% - то, что оцифровывать не надо. То есть оцифровать нужно всего 7,5 млн. Если они будут оцифрованы, то они будут удовлетворять 95% читательского спроса. Сейчас оцифровано около 1,5 млн, то есть порядка 20%. Есть еще один критерий оценки. У нас есть некий объем современного знания от начальной школы до магистратуры вуза - это 250 тыс. наименований. В первую очередь, нужно правильно выбрать эти 250 тыс. книг и их оцифровать. Это вопрос пяти-десяти лет.

Насколько закон об авторском праве тормозит процесс оцифровки?

Александр Вислый: С 1 января 2015 года ситуация немного улучшилась. Если научно-образовательная книга была издана 10 лет назад и после этого не переиздавалась, то библиотека может не спрашивать разрешение у автора, а просто брать книгу и оцифровывать. За последние десять лет в математике, физике, химии, геологии, географии мало что принципиально изменилось. То есть можно взять 5 тыс. книг по математике десятилетней давности - когда не надо спрашивать разрешения у авторов, - и отобрать из них достойных. Больше времени займет отбор правильного списка, чем их оцифровка. По моему мнению, через несколько лет все современное знание, за исключением тех областей, где что-то быстро меняется - компьютерная техника, генетика, будет доступно в электронном виде практически каждому.

Есть еще ресурс Национальной электронной библиотеки (НЭБ) - как работает он?

Александр Вислый: НЭБ - это общий ресурс для всех библиотек. Оцифровкой занимается не только РГБ, но и Российская национальная библиотека, и Президентская библиотека им. Ельцина, региональные библиотеки. Задача НЭБа - объединить ресурсы всех библиотек, занимающихся оцифровкой. И дать возможность пользоваться объединенным ресурсом всем гражданам России. Но есть одна проблема. Книга оцифрована, даже если она не переиздана в последние десять лет, то авторское право на нее все равно сохраняется. Ее нельзя просто оцифровать и выставить в Интернет. Возникает вопрос: читатель зашел на сайт НЭБа, зарегистрировался, подписался под всеми условиями использования. Имеет ли он право читать те произведения, которые защищены авторским правом, из любого места, или, чтобы их прочитать, необходимо прийти в помещение какой-то библиотеки и читать там? Авторское сообщество и сообщество издателей утверждает, что читатель может зарегистрироваться из дома, но читать книгу или документ, защищенные авторским правом, он обязан в помещении библиотеки. Я же на стороне читателя: если он подтвердил, что будет использовать эти материалы только в личных целях для собственного образования, то он может читать научно-образовательную литературу из любой точки.

Изменилось ли за последние десять лет количество посетителей Ленинки?

Александр Вислый: Число тех, кто приходит ножками, каждый год немного уменьшается. И это понятная тенденция. По стране у нас открыто более 500 виртуальных читальных залов. Если мы посчитаем тех, кто приходит, и тех, кто работает с электронными ресурсами Ленинки по всей стране, то мы получим, что число посетителей увеличилось в несколько раз. К нам приходит ножками 1 млн, но если сюда прибавить тех, кто пользуется электронными ресурсами, то речь идет уже о 8 млн в год.

Ответ на вопрос, как быть ближе к читателям, у вас есть?

Александр Вислый: Мы будем открывать больше зон, свободных для посещения, куда читатель сможет прийти без читательского билета. Мы постараемся освободить несколько помещений - там будут стоять терминалы, компьютеры. Но там не будут выдавать печатные книги. Второе направление - у нас есть желание переоборудовать несколько читальных залов в залы для индивидуальной работы. Человек за умеренную плату сможет получить 3 кв. метра помещения, где есть компьютер, ксерокс, принтер, в котором можно оставить свои книги, получить ключ от этого помещения и работать в спокойной обстановке в одиночестве, арендуя его на месяц. Открытые территории заработают уже в этом году.

С Ленинкой все понятно, в нее будут ходить всегда, а что делать маленьким районным библиотекам - подскажете рецепт их выживания?

Александр Вислый: Городским, муниципальным библиотекам нужна переориентация на использование электронных ресурсов центральных библиотек. Если библиотека не может обеспечить необходимыми книгами, то она может подключиться к виртуальному ресурсу РГБ. У нас работает 500 виртуальных залов - почти во всех областных центрах они есть, в первую очередь в библиотеках вузов. Стоимость подписки муниципальной библиотеки на виртуальный читальный зал всего 10 тыс. рублей в год. Согласитесь, деньги небольшие, и любая библиотека может их на это потратить.